1
И тотчас же утром
первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион
вынесли решение
и, связав Иисуса, отвели и передали Пилату.
2
И спросил Его Пилат: Ты Царь Иудейский?
Он же говорит ему в ответ: ты говоришь.
3
И первосвященники обвиняли Его много.
4
Пилат же снова спросил Его: Ты ничего не отвечаешь?
Смотри, как Тебя обвиняют.
5
Но Иисус и на это ничего не ответил,
так что Пилат удивлялся.
6
На Праздник же отпускал он им одного узника,
которого они себе выпрашивали.
7
Был тогда в узах человек, называемый Варавва,
вместе с повстанцами,
которые, во время восстания, совершили убийство.
8
И поднявшись наверх, толпа начала просить Пилата
о том, что он обычно делал для них.
9
Пилат же ответил им: хотите, я отпущу вам Царя Иудейского?
10
Ибо знал он, что первосвященники предали Его из зависти.
11
Но первосвященники возбудили толпу,
чтобы он отпустил им лучше Варавву.
12
Пилат же снова отвечал им:
что же мне делать с Тем, Кого вы называете Царем Иудейским?
13
Они снова закричали: распни Его!
14
Пилат же говорил им: какое же Он сделал зло?
А они еще сильнее закричали: распни Его!
15
И Пилат, желая угодить толпе, отпустил им Варавву,
и предал Иисуса, по бичевании, на распятие.
16
Воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию.
И созывают всю когорту,
17
и одевают Его в пурпур
и, сплетя терновый венец, надевают на Него.
18
И начали приветствовать Его: да здравствует Царь Иудейский!
19
И били Его по голове тростью,
и плевали на Него
и, опускаясь на колени, поклонялись Ему.
20
Когда же надругались над Ним,
сняли с Него пурпур и одели Его в одежды Его.
И выводят Его, чтобы распять Его.
21
И заставляют некоего прохожего,
Симона Киринеянина, идущего с поля,
отца Александра и Руфа,
взять крест Его.
22
И приводят Его на место Голгофу,
что значит в переводе: "Лобное место".
23
И давали Ему вино со смирной;
но Он не принял.
24
И распинают Его и делят между собой одежды Его,
бросая о них жребий, кому что взять.
25
Был же час третий, когда распяли Его.
26
И стояло обозначение вины Его в надписи: Царь Иудейский.
27
И с Ним распинают двух разбойников,
одного справа и другого слева от Него.
28
"и исполнилось Писание, которое говорит:
и к беззаконным причтен",
совпадающий во второй своей части с Лк. 22.37,
отсутствует в древнейших рукописях Мк.>
29
И прохожие хулили Его,
кивая головами своими и говоря:
О, Разрушающий храм и Воздвигающий в три дня!
30
Спаси Себя Самого, сойди с креста.
31
Подобным образом и первосвященники,
издеваясь вместе с книжниками, говорили друг другу:
других спас, Себя Самого не может спасти!
32
Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста,
чтобы мы увидели, и уверовали.
И распятые с Ним поносили Его.
33
И когда настал час шестой,
тьма наступила по всей земле до часа девятого.
34
И в девятом часу возопил Иисус громким голосом:
Элои, Элои! лама савахфани?
что в переводе значит: Боже Мой, Боже Мой!
Зачем оставил Ты Меня?
35
И некоторые из стоявших тут,
услышав, говорили: вот, Илию зовет.
36
А кто-то побежал, наполнил губку уксусом
и, наткнув на трость, давал Ему пить, говоря:
оставьте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.
37
Иисус же, воззвав громким голосом,
испустил последний вздох.
38
И завеса храма разорвалась надвое,
сверху донизу.
39
А сотник, стоявший тут напротив Него,
увидев, что Он, так возгласив, испустил последний вздох,
сказал: воистину Этот Человек был Сын Божий.
40
Смотрели издали и женщины;
между ними и Мария Магдалина,
и Мария, мать Иакова Меньшего
и Иосита, и Саломия,
41
те, которые следовали за Ним
и служили Ему, когда Он был в Галилее,
и другие многие, пришедшие вместе с Ним в Иерусалим.
42
И уже вечером,
так как это была пятница, то есть канун субботы,
43
пришел Иосиф из Аримафеи, видный член совета,
который и сам пребывал в ожидании Царства Божия.
Он осмелился войти к Пилату и попросил тело Иисуса.
44
Пилат удивился, что Он уже мертв;
и призвав сотника, спросил его: давно ли Он умер?
45
И узнав от сотника, даровал тело Иосифу.
46
И купив полотно, он снял Его,
обвил полотном и положил Его в гробницу,
которая была высечена в скале;
и привалил камень ко входу в гробницу.
47
Мария же Магдалина и Мария Иоситова
смотрели, где Он был положен.