Во Имя милосердного милостивого Бога
1Один спросил о неотвратной каре
Для грешных душ в годину из годин,
О бедствии, ниспосланном в Ударе
От Бога, Кто ступеням Господин:
И ангелы, и дух чредою тесной
— Им осиял дорогу горний свет —
Восходят к Богу лестницей небесной
В день шириной в полсотни тысяч лет.
— Терпи и жди, главу склонивши низко.
Для грешных — день возмездия далек,
Но нам он виден вычерченным близко,
Тот роковой неотвратимый срок.
Вот, небо — мощь расплавленная. Сбросит
Земля вершины, те — как шерсть везде.
И друг о друге встречных не расспросит:
Одних другим покажут их в беде.
Сынами грешник хочет откупиться,
И братом, и подругою своей,
И родом, где он может приютиться,
Всех на земле он сам себе милей.
Но нет! Огонь, что мрачно засветился,
Схватив за кожу черепа его,
Зовет к себе того, кто отвратился,
Кто был рабом стяжанья своего.
Изменчивости голос не стихает,
Для колебаний создан человек:
Его коснется зло — и он вздыхает,
Коснись добро — он гордым стал навек.
Но есть и те, кто Господу желанны:
Молитва — душ очищенных приют,
Они в своих молитвах постоянны
И тем, кто просит, щедро подают.
Из них никто не будет в преисподней,
Их охраняет вера в день Суда.
Они страшатся молнии Господней,
Им Божья кара — смертная беда.
Они, о воздержаньи помня, члены
Для жен и для невольниц берегут.
Здесь нет греха и не ищи измены.
Но тот преступен, кто развратен тут.
Безгрешен тот, кто договору верен,
Свидетельствуя, не навлек вины,
И у кого молитвой путь измерен.
В садах блаженных эти почтены.
Но что ж у тех, кто верить не желают,
Что можешь ты им противостоять,
И на тебя толпою устремляют
Взор пристальный? Какими этим стать?
Из них любой не хочет ли спасенья
В саду блаженств, что радостен и тих?
Но нет! Ведь им известно, без сомненья,
То, из чего Мы сотворили их.
Клянусь Творцом закатов и восходов:
Мы можем лучших, чем они, вводить
В блаженный сад. Средь сонмов и народов
Нас никакому не опередить!
Оставь же их в забавы погружаться
До срока им обещанного Дня,
Когда в гробницах им не задержаться!
Поспешно, будто к алтарям огня,
Стремясь для заклинанья и сожженья,
Восстанет каждый, ужасом томим,
Глаза потупив, полон униженья.
То — день, который был обещан им!