Во Имя милосердного милостивого Бога
1О чем говорят между ними вопрос и ответ?
О вести великой, в которой согласия нет.
Но нет же, узнают! И снова: узнают они
Про все до конца, не останется это в тени!
Постелью Мы разве земной не постлали ковер?
Опорой не сделали цепь твердокаменных гор?
Мы создали вас, чтобы жить вам четой и четой,
Для отдыха сон в темноте подарили густой,
Покровом покоя ночную Мы сделали сень,
А временем жизни служить Мы назначили день,
И семь небосводов над вами построили Мы,
Светильник зажгли посреди расходящейся тьмы,
Из дождь выжимающих влаги моря низвели,
Чтоб сад и зерно изошли из пустынной земли.
У дня Разбирательства срок — не для шумной молвы.
Подуют в трубу — и потоком прихлынете вы,
Раскроется небо и станет вратами оно.
И сдвинутся горы и призраком стать им дано.
Геенна — преступным засада, она нелегка,
Вернутся к Суду и в геенне пребудут века.
Не встретят их там ни прохлада, ни влаги глоток,
Там гноем поят и еще поднесут кипяток.
Расчет — по заслугам: они-то не ждали Суда
И знаменья Господа ложью считали всегда.
Мы все записали и в записи тесно словам.
Вкусите! Мы кару прибавим единственно вам.
Но место спасения вечно для праведных есть:
Сады, виноградные лозы, которых не счесть,
Там дев полногрудых плывет за четою чета
И сладостной влагой наполненный кубок — у рта.
Не слышатся там болтовня, обвиненья во лжи.
«От Господа мне воздаяние в этом, — скажи —
Расчет милосердного Бога небес и земли
И сонмов, простертых меж ними вблизи и вдали».
Немыми речами безгрешных не тронется слух
В тот день, когда ангелы встанут рядами, и дух,
И речи единственно скажет, который почтен
Творца позволеньем, и вымолвит истину он.
День Судный — то истина. Кто пожелает вернуть
Создателю душу свою — приготовит и путь.
О каре сказали Мы вам, о недальнем огне,
Когда человеку о каждом напомнится дне
И в ужасе грешник смущенный, лишившийся сил
Воскликнет: «О, если б я прахом безжизненным был!»