Во Имя милосердного милостивого Бога
1Его нахмурилось чело, в досаде отвернулся он,
Когда приблизился к нему, кто слепотою поражен.
Но как узнать — а вдруг слепец, словами Господа смущен,
К увещеваниям прильнет и вот — очистит сердце он?
Ты обращен лицом к тому, кто век не знается с нуждой,
Хотя ответ не на тебе за то, что вере он чужой.
А кто усерден, боязлив, кому бы надобно помочь,
Увы, такой тебе немил, ты от него уходишь прочь.
Напоминание о том святые свитки донесли,
В их строки свет и чистоту писцы блаженные внесли.
О как неверен человек, убит он будь, да сгинет он!
Рукой творца он из чего? Из малой капли сотворен!
Все соразмерил в теле Бог, не ошибаясь в том ничуть,
Он человеку облегчил его земной короткий путь,
Потом к нему послал Он смерть и погребенье дал ему,
Затем его Он воскресил по усмотренью Своему.
Но нет — к веленьям Божьим глух людей пустой и грешный век
Так посмотри же на еду свою, заблудший человек —
Исторгли воды из небес и ради жизни рассекли
Мы чрево сонное и плоть зерном беременной земли.
Таят и нежат в тишине густозеленые сады
Траву душистую, над ней — благоуханные плоды.
Все это — помни, человек — что быть едой осуждено,
Твоим животным и тебе для пропитания дано.
В тот грозный день, когда вокруг земля от грома задрожит
И брат от брата и детей и от подруги убежит,
Когда ненужной станет мать, отец в забвенье отойдет —
В сердцах поселится беда и хватит каждому забот.
С веселых лиц умчится смех, падет на лица смертный страх,
Они в тоске склонятся ниц, оденут их и пыль, и прах.
Что ж, им всего милее было дитя безверия — разврат.
Их сердце черное забыло, что всем грядет к Суду возврат.