Во Имя милосердного милостивого Бога
1О горе тем, кто рад обвесить — им, кто под сводами небес,
Себе отмерив полной мерой, другим сбывают недовес!
Ужель не думают: воскреснут они для Дня — а Он суров —
Когда покорно встанут люди перед Владыкою миров!
Да нет! Письмо про нечестивцев хранит сидджин и только он.
Откуда ведать о «сидджине» тебе, кто им не умудрен?
Написанная это Книга! То слово в памяти держи.
И день Воздаянья грозный — горе всем обвиняющим во лжи,
Кто праздным вымыслом считает неотвратимый день Суда!
В расчет не верит лишь преступник, лишенный веры и стыда.
Как только знамения Наши ему читают, молвит он:
«Да это просто сказки древних, я ими вовсе не смущен!»
Но нет! Богатство им покрыло глубокой ржавчиной сердца.
Но нет! Их в Судный день отделят от их создавшего Творца,
И всяк из этих будет мраком и мукой огненной томим,
«Вот — то, что вы считали ложью», — про эту кару скажут им.
Но свод письмен о справедливых — он в ъиллиюне только скрыт.
А «ъиллиюн» — тебе о чем же такое слово говорит?
Оно — написанная Книга, и приближенные о ней
Чистосердечно повествуют из глубины блаженных дней.
Они на ложах созерцают, в их лицах блеск и чист, и свят,
Их видишь ты. Из-под печатей вином добытым их поят.
На нем из мускуса печати. К сосуду нег недолог путь,
И тот, кто жаждет да желает к сосуду этому прильнуть.
В раю Тасним, источник вечный, струит вина благую смесь,
Живую влагу приближенным, кто не грешил, подносят здесь.
Смеялись грешники над теми, кто принял в сердце Божий стих,
Один подмигивал другому, когда ходили мимо них.
Придя к родне, шутили дерзко они в свои земные дни,
О тех, кто веровал, бросали: «Видать, заблудшие они!»
Но быть хранителями верных они не посланы Творцом,
И в Судный день восстанет правый и посмеется над лжецом,
На райском ложе, созерцая, в деревьев благостной тени.
Награждены ли нечестивцы за то, что делали они?