Источник: ?


Церковь Божия, пребывающая в Смирне, Церкви Божией, пребывающей в Филомелии [ 1 ], и всем на всяком месте общинам Святой и Кафолической [ 2 ] Церкви: да умножится [у вас] милость, мир и любовь Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа [ 3 ].

 

Глава I.

(1) Мы написали вам, братия, о мучениках и блаженном Поликарпе, который положил конец гонению, как бы запечатав его своим мученичеством. Ибо почти все, что произошло прежде, было для того, чтобы Господь снова явил нам мученичество, согласное с Евангелием [ 4 ].
(2) Поликарп ожидал [страдания], подобно Господу, до тех пор, пока не был предан, дабы и мы подражали ему, заботясь не только о своем [благе], но и о ближних [ 5 ]. Потому что истинной и твердой любви свойственно желать спасения не себе только, но и всем братиям.

Глава II.

(1) Итак, блаженны и славны все мученичества, совершившиеся по воле Божией. Ибо мы, как благочестивые, должны приписывать власть Богу над всем.
(2) Кто не удивится мужеству [мучеников], их терпению и любви ко Господу? Рассекали бичами их тела так, что даже видны были внутренние вены и артерии; но они терпели. Даже стоящие около них плакали от жалости, а они были столь мужественны, что ни один из них не вскрикнул и не восстенал. Сим показали они всем нам, что славные мученики Христовы во время мучения своего были вне тела, или паче Господь, представ им, беседовал с ними [ 6 ].
(3) Устремляя внимание ко благодати Христовой, они презирали мирские казни, в один час искупляя себя от муки вечной [ 7 ]. Огонь бесчеловечных мучителей был для них прохладен, ибо воочию видя огнь вечный и неугасимый, они желали избегнуть его, взирая очами сердечными на блага, соблюдаемые страдальцам, которых ухо не слыхало, око не видало, и которые на сердце человеку не всходили (1Кор 2.9; ср. Ис 64.3), но которые показуемы им были Господом, так как были они уже не человеки, а ангелы.
(4) Подобным образом и те, которые осуждаемы были на снедение зверям, претерпевали многие тяжкие страдания: их простирали на колючих раковинах [ 8 ] и истязали другими различными мучениями, чтобы продолжительностью истязания довести их, ежели то возможно, до отречения.

Глава III.

(1) Много злоумышлял против них диавол: но, благодарение Богу! всех он не одолел [ 9 ]. Мужественнейший Германик подкрепил их в робости своим терпением. Он славно сразился со зверями, ибо когда проконсул [ 10 ], желая уговорить его, сказал: <Пожалей о своем возрасте>, - то он натравил на себя зверя [ 11 ], желая скорее удалиться от неправедной и беззаконной их жизни.
(2) Тогда вся толпа, удивясь мужеству боголюбивого и благочестивого рода христианского, возопила: <Смерть безбожникам! Разыскать Поликарпа!>.

Глава IV.

(1) Но некий фригиец по имени Квинт, недавно прибывший из Фригии, увидев зверей, убоялся. А это был тот, который возбудил сам себя и некоторых других идти самовольно [на мучение]. Проконсул после многих убеждений склонил его поклясться и принести жертву. Посему, братия, мы не одобряем тех, которые приходят самовольно, ибо Евангелие не так учит [ 12 ].

Глава V.

(1) Чудный же Поликарп, услышав о том, не смутился, а хотел сначала остаться в городе. Но поскольку многие просили его удалиться, то он и удалился в одну деревеньку, отстоящую недалеко от города, и, живя там с немногими, днем и ночью ничего более не делал, как только молился за всех и за все Церкви в мире, как поступал он обыкновенно.
(2) За три дня до того, как его схватили, во время молитвы было ему видение. Виделось ему, что изголовие его горело огнем. Тогда, обратясь к бывшим с ним, он сказал: <Надлежит мне сгореть живому>.

Глава VI.

(1) Когда продолжали искать его, он перешел в другую деревеньку. Вдруг явились [ 13 ] искавшие его, но не найдя [его], схватили двух мальчиков-рабов [ 14 ], из которых один принужден был под пыткою признаться.
(2) Да и невозможно было ему скрыться, потому что предателями его были домашние [ 15 ]. Иринарх [ 16 ], получивший [ 17 ] то же имя, что и Ирод, спешил вывести Поликарпа на поприще, дабы тот совершил свой собственный жребий, соделавшись общником Христу, а предатели его понесли казнь самого Иуды.

Глава VII.

(1) Итак, взяв с собою этого мальчика, в пятницу около обеденного часа преследователи и всадники вышли с обыкновенным своим оружием и пошли на него, как будто на разбойника [ 18]. Придя же все вместе в вечернее время, нашли его лежащим в некоей комнатке на верхнем этаже. Он мог удалиться и оттуда в другое место, но не захотел, сказав: <Да будет воля Господня!> [ 19 ].
(2) Итак услышав, что искавшие его пришли, он сошел и разговаривал с ними, так что [пришедшие] дивились, видя лета его и твердость [духа], и [спрашивали], нужно ли было столько стараться, чтобы схватить такого старца? Немедленно в сей же час приказал он предложить им пить и есть досыта и просил их [лишь] дать ему один час помолиться беспрепятственно.
(3) Когда они согласились, то он встал и молился [ 20 ], исполнившись благодатию Божиею, так что в продолжение двух часов не мог умолкнуть. Слышавшие дивились, а многие раскаивались, что пошли против такого божественного старца.

Глава VIII.

(1) Когда же он окончил молитву, воспомянув всех, когда-либо общавшихся с ним, малых и больших, славных и безвестных, и всю Кафолическую по вселенной Церковь, и когда наступило время отправиться; тогда, посадив его на осла, повезли в город; была же великая суббота [ 21 ].
(2) По дороге повстречались ему иринарх Ирод и отец его Никита. Они пересадили его в свою коляску [ 22 ] и, сидя с ним, увещали его и говорили: <Что худого сказать: Владыка Кесарь! [ 23 ] и принести жертву и остальное, и остаться в живых?>. Он сначала не отвечал им, [а потом], поскольку они настаивали, сказал: <Я не намерен делать то, что вы мне советуете>.
(3) Когда же не удалось им уговорить его, то начали ругать его и сбросили с коляски с такою силою) что он, упав, ободрал голень. Но он, не обратив на это внимания, как будто с ним ничего не случилось, бодро и торопливо продолжал путь на поприще, куда его вели и где стоял такой шум, что никого не возможно было расслышать.

Глава IX.

(1) Но когда Поликарп вступал на поприще, раздался с неба глас: <Будь тверд и мужественен, Поликарп!> [ 24 ]. Того, кто говорил [сие], никто не видел, но глас бывшие тут из наших слышали [ 25 ]. Наконец привели его, и тут поднялся большой шум, когда услышали, что Поликарп пойман.
(2) Как скоро привели его, то проконсул спросил: <Ты ли Поликарп?> - и, получив утвердительный ответ, стал убеждать его отречься, говоря: <Уважь свою старость>, - и прочее, что им привычно говорить: <Клянись Фортуной Кесаря [ 26 ], одумайся, скажи: Смерть безбожникам!> Но Поликарп, помрачнев лицом и посмотрев на толпу находившихся на поприще беззаконных язычников, погрозил им рукою и, со вздохом воззрев на небо, сказал: <Смерть безбожникам!>.
(3) А проконсул настаивал и говорил: <Поклянись, и я отпущу тебя; хули Христа>. Но Поликарп отвечал: <Уже восемьдесят шесть лет я служу Ему, и Он ничем не обидел меня: как же могу хулить Царя моего, Спасшего меня?>.

Глава X.

(1) Но поскольку проконсул продолжал настаивать и говорил: <Поклянись фортуной Кесаря!> - отвечал Поликарп: <Ежели ты воображаешь, что я поклянусь Кесаревой, как ты говоришь, Фортуной, и притворяешься не ведающим, кто я, то слушай, я [говорю] открыто: я Христианин! Если же ты хочешь узнать учение христианское, назначь день и послушай>.
(2) Проконсул сказал: <Убеди народ!> [ 27 ]. Поликарп отвечал: <Я тебя только удостаиваю ответа. Ибо нас учили начальникам и властям, поставленным от Бога, воздавать приличную и безвредную для нас честь [ 28 ]; а их я считаю недостойными того, чтобы защищаться пред ними>.

Глава XI.

(1) Проконсул сказал: <У меня звери; им отдам тебя, если не переменишь мыслей>. Поликарп отвечал: <Зови. Ибо у нас хороших мыслей не меняют на худые. Хорошо обращаться от зла к правде>.
(2) Проконсул продолжал: <Если не боишься зверей, то я велю тебя сжечь, ежели не переменишь мыслей>. Поликарп отвечал: <Ты грозишь огнем, который час горит и вскоре гаснет, потому что тебе не известен огнь будущего суда и вечной казни, который уготован нечестивым. Но что медлишь? Делай, что намерен>.

Глава XII.

(1) Говоря это и много подобного, он исполнился смелости и радости; лицо его озарилось благодатью, так что он не только не смутился от того, что ему говорили, но, напротив, проконсул вышел из себя и послал глашатая трижды провозгласить на средине поприща: <Поликарп признал себя Христианином>.
(2) Когда глашатай сказал это, то вся толпа язычников и иудеев, живущих в Смирне, в безудержной ярости начала громко кричать: <Это учитель Асии [ 29 ], отец христиан, он ниспровергает наших богов и многих учит не приносить им жертв и не чтить их [ 30 ]>. Говоря так, они подняли крик и стали просить асиарха [ 31 ] Филиппа выпустить на Поликарпа льва. Филипп отвечал, что это нельзя, потому что бой со зверьми уже кончился.
(3) Тогда вздумалось им закричать в один голос: <Сжечь Поликарпа живым!> - ибо надлежало исполниться тому, что явлено было ему в видении изголовья, которое во время молитвы он видел горящим, и, обратясь к бывшим с ним верным, сказал пророчески: <Надлежит мне сгореть живому>.

Глава XIII.

(1) И вот, это было исполнено очень скоро, скорее даже, нежели сказано. Толпы людей немедленно бросились собирать дрова и хворост из мастерских и терм, в чем с особенною ревностью помогали иудеи, по своему обыкновению.
(2) Когда готов был костер, то Поликарп снял с себя все одежды и, развязав свой пояс, попытался разуться, чего прежде сам не делал; ибо всякий раз каждый верный наперерыв спешил коснуться его тела, потому что ему за доброе житие и прежде мученичества воздаваемо было великое почтение.
(3) Тут же вокруг него были разложены все принадлежности костра. Когда же хотели пригвоздить его, то он сказал: <Оставьте меня так. Ибо тот, кто дает мне [силы] терпеть огонь, подаст и без ваших гвоздей быть на костре неподвижным>.

Глава XIV.

(1) Посему они не пригвоздили его, однако же связали. И так он, со сложенными за спиной руками и связанный, подобно овну, отобранному из великого стада, уготованному в жертву, во всесожжение приятное Богу [ 32 ], воззрел на небо и сказал: <Господи, Боже Вседержителю, Отче возлюбленного и благословенного Отрока Твоего, Иисуса Христа, чрез Которого мы получили познание о Тебе! Боже Ангелов и Сил и всякого создания, и всякого рода праведных, живущих пред лицем Твоим!
(2) Благословляю Тебя, что Ты удостоил меня в день сей и час стать причастным числу мучеников Твоих и чаше Христа Твоего для воскресения в жизнь вечную души и тела в нетлении Святого Духа. Да буду принят я в [числе] их днесь пред лицем Твоим в жертву тучную и благоприятную, как Сам Ты, неложный и истинный Боже, предуготовал, предвозвестил и совершил.
(3) За сие и за все Тебя хвалю, Тебя благословляю, Тебя славлю, чрез вечного и пренебесного Первосвященника Иисуса Христа [ 33 ], возлюбленного Твоего Отрока, чрез Которого [да будет] слава Тебе - с Ним [ 34 ] и со Святым Духом - и ныне и в будущие веки. Аминь>.

Глава XV.

(1) Когда он произнес <аминь> и окончил молитву, тогда приставленные [ 35 ] к костру разожгли огонь. Когда же огонь сильно разгорелся, то мы увидели чудо [ 36 ], мы, которым дано было видеть, которые и сохранены для того, чтобы происшедшее пересказать прочим.
(2) Огонь, приняв вид свода, подобно корабельному парусу, надутому ветром, оградил вокруг тело мученика, и оно, находясь посредине, было не как тело сожигаемое, но как испекаемый хлеб [ 37 ] или как золото и серебро, разжигаемое в горниле [ 38 ]. Мы чувствовали такое благоухание, как будто пахло ладаном или другим драгоценным ароматом.

Глава XVI.

(1) Наконец беззаконные, видя, что тело его не может быть истреблено огнем, велели подойти конфектору [ 39 ] и пронзить его кинжалом. Когда он сделал это, (вылетел голубь и) [ 40 ] хлынуло столько крови, что она погасила огонь, и вся толпа с удивлением увидела, какая [великая] разница между неверными и избранными,
(2) из коих был и сей предивный мученик [ 41 ] Поликарп, бывший в наши времена учителем Апостольским и Пророческим [ 42 ], епископом Смирнской кафолической Церкви. Ибо всякое слово, исшедшее из уст его, или уже сбылось, или сбудется.

Глава XVII.

(1) Но когда завистник, клеветник и лукавый противник рода праведных увидел величие мученичества его и безукоризненное от [самого] начала житие его; [когда увидел], что он увенчан венцом нетления и получил непререкаемую награду; то постарался, чтобы и тело [ 43 ] его не было взято нами, хотя многие желали сие сделать и иметь [частицу] его святого тела.
(2) И вот внушил он Никите, отцу Ирода, брату Алки, обратиться к проконсулу [ 44 ], чтобы он не отдавал тела его, дабы мы, как говорил он, оставив Распятого, не начали почитать сего. Это сказано было по внушению и настоянию иудеев, которые уследили, что мы собираемся взять его с костра, и не понимали, что мы никогда не сможем ни оставить Христа, Который пострадал для спасения всех спасаемых в мире, непорочный за грешников, ни почитать кого-либо другого.
(3) Ибо мы поклоняемся Ему как Сыну Божию; а мучеников, как учеников и подражателей Господних, достойно любим за непобедимую приверженность [их] к своему Царю и Учителю. Да даст Бог и нам быть их общниками и соучениками!

Глава XVIII.

(1) Центурион, видя иудейскую склочность, положил тело на виду [у всех] [ 45 ], как это у них принято, и сжег.
(2) И так мы взяли затем кости его, которые драгоценнее дорогих камней и благороднее золота, и положили, где следовало.
(3) Там по возможности Господь даст и нам, собравшимся в веселии и радости, отпраздновать день рождения Его мученика [ 46 ], в память подвизавшихся [за веру] до нас и в наставление и приготовление для будущих [подвижников].

Глава XIX.

(1) Такова [история] блаженного Поликарпа. [Хотя] он вместе с Филадельфийскими был двенадцатый мученик в Смирне [ 47 ], но его вспоминают больше всех, так что и язычники повсюду толкуют о нем. Он был не только знаменитый учитель, но и выдающийся мученик, мученичеству которого, совершившемуся по Евангелию Христову, все подражать желают.
(2) Ибо он, терпением победив беззаконного начальника и таким образом восприняв венец нетления и веселясь ныне с Апостолами и всеми праведниками, славит Бога Отца Вседержителя [ 48 ] и благословляет Господа нашего, Спасителя душ и телес наших и Пастыря вселенской кафолической Церкви.

Глава XX.

(1) Вы просили, чтобы мы подробнее описали происшедшее; но мы ныне вкратце сообщаем вам о том чрез брата нашего Маркиона [ 49 ]. Узнав о сем, перешлите наше послание далее к братиям, дабы и они прославили Господа, Который выбирает [избранников ] среди рабов своих
(2) и всех нас может ввести благодатию и даром своим в вечное Свое Царство чрез Единородного Отрока Своего Иисуса Христа, - Ему же слава, честь, держава и величие во веки! [ 50 ]
Приветствуйте всех святых [ 51 ].
Приветствуют вас [находящиеся] с нами, и Эварест со всем домом своим, который и написал [сие].

Глава XXI.

(1) Пострадал же блаженный Поликарп в начале месяца Ксанфика, во второй день, за семь дней до мартовских [ 52 ] календ, в великую субботу, в осьмом [ 53 ] часу. Схвачен он был Иродом, в понтификат Филиппа Траллиана, в проконсульство Стация Квадрата, в царствование же вечное Господа нашего Иисуса Христа.

[Приложение]

(1) Желаем вам, братия, укрепляться и поступать по Евангельскому слову Иисуса Христа, с Которым слава Богу Отцу и Святому Духу за спасение святых избранников! Подобно тому, как совершил мученичество блаженный Поликарп, да обретемся и мы по следам его в Царстве Иисуса Христа.
(2) Сие со списка Иринея, ученика Поликарпа, переписал Гай, знавший Иринея. Я же, Сократ, писал сие в Коринфе со списка Гая. Благодать [да будет] со всеми!
(3) А после того я, Пионий, снова переписал, найдя списки по откровению явившегося мне блаженного Поликарпа, о чем поведаю впоследствии [ 54 ]. Собрал же я эти списки уже почти истлевшими от времени; да соединит и меня с избранниками своими Господь Иисус Христос в Царствии Своем небесном. Ему же слава, со Отцом и Святым Духом во веки веков. Аминь.

[По Московской рукописи]

(1) Сие из сочинений Иринея переписал Гай, знавший Иринея, бывшего учеником святого Поликарпа.
(2) Сей Ириней, пребывавший во время мученичества епископа Поликарпа в Риме, научил многих. Ему принадлежит много весьма прекрасных и православных сочинений, в которых он упоминает [и] о Поликарпе, [говоря], что он был его учеником, и в которых обличил довольно все ереси и передал [нам] церковное и кафолическое правило [таким], как он получил его от святого.
(3) Говорит он и сие: <Встретившись как-то со святым Поликарпом, Маркион (от которого [происходят] называемые маркионитами) сказал: "Признай нас, Поликарп!" - на что тот ответил Маркиону: "Признаю, признаю перворожденного сатаны" [ 55 ] >.
(4) Еще рассказывается в сочинениях Иринея, что в тот [самый] день и час, когда Поликарп мученически скончался в Смирне, Ириней, находясь в Риме, услышал глас, исходивший словно из трубы: <Поликарп мученически скончался!>
(5) Итак, как уже было сказано, из этих сочинений Иринея переписал Гай, а с копии Гая - Исократ в Коринфе. Я же, Пионий, снова списал со списков Исократа, разыскав их по откровению святого Поликарпа и собрав почти истлевшими от времени. Да соединит и меня с избранниками Своими Господь Иисус Христос в пренебесном Своем Царствии, Ему же слава со Отцом и Сыном и Святым Духом во веки веков. Аминь.