1
Тогда царь,
исполненный сильного гнева и неизменный в своей ненависти,
призвал Ермона, заведывавшего слонами,
и приказал на следующий день всех слонов, числом пятьсот,
накормить ладаном в возможно больших приемах
и вдоволь напоить цельным вином,
и когда они рассвирепеют от данного им в изобилии питья,
вывести их на Иудеев, обреченных встретить смерть.
2
Дав такое приказание, он отправился на пиршество,
пригласив особенно тех из своих друзей и воинов,
которые враждовали против Иудеев;
а Ермон, начальствующий над слонами,
в точности исполнил его повеление.
3
Назначенные при этом служители
пошли вечером вязать руки несчастным
и другие принимали против них предосторожности,
думая, что через ночь весь народ подвергнется конечной гибели.
4
Иудеи же, казавшиеся язычникам лишенными всякой защиты,
ибо отовсюду стеснены они были тяжкими узами,
призывали всемогущего Господа, властвующего над всякою властью,
своего милосердого Бога и Отца,
призывали все непрестающим воплем со слезами,
умоляя отвратить от них нечестивый умысел
и спасти их от приготовленной им смерти Своим славным явлением.
5
Прилежное моление их взошло на небо.
Ермон, напоив неукротимых слонов,
после обильной дачи им вина и ладана,
утром явился во дворец донести о сем царю.
6
Но Бог послал царю крепкий сон,
этот добрый дар, от века ниспосылаемый Им
и в нощи и во дни всем, кому Он хочет.
7
Божиим устроением погруженный в приятный и глубокий сон,
он забыл о своем беззаконном предприятии,
и совершенно обманулся в своем непременном решении.
8
Иудеи же, избавившись предназначенного часа,
восхваляли святаго Бога своего
и снова умоляли Благопримирительного
показать гордым язычникам силу всемогущей десницы Своей.
9
Когда прошла уже половина десятого часа,
служитель, которому поручены были приглашения,
видя, что приглашенные уже собрались, вошел к царю будить его.
С трудом разбудив его, он объявил, что время пиршества проходит,
и дал отчет в своем поручении.
Поверив его и отправившись пить,
царь приказал пришедшим на пир возлечь прямо против себя.
10
Когда это было исполнено,
он поощрял собравшихся на пиршество
проводить настоящую часть пиршества в полном веселье.
11
Во время продолжительной беседы,
царь, призвав Ермона, строго и грозно спрашивал,
по какой причине Иудеи допущены пережить настоящий день?
12
Тот объявил, что еще ночью исполнил порученное ему,
и друзья царя подтвердили это.
Тогда царь, в жестокости лютый более, нежели Фаларис,
сказал, что они должны быть благодарны сегодняшнему сну:
13
«А ты непременно на завтрашний день так же приготовь слонов
на истребление беззаконных Иудеев».
14
Когда царь сказал это,
все присутствовавшие с удовольствием и радостью
изъявили ему свое одобрение,
и разошлись каждый в свой дом.
Время ночи употреблено было не столько на сон,
сколько на изобретение всяких поруганий над мнимыми преступниками.
15
Рано утром, лишь только запел петух,
Ермон вывел зверей, и стал раздражать их на обширном дворе.
В городе толпы народа собрались на плачевное зрелище,
с нетерпением ожидая рассвета.
16
Иудеи непрестанно, томясь духом,
творили молитву со многими слезами и плачевными песнями,
и, простирая руки к небу, умоляли величайшего Бога
опять послать им скорую помощь.
17
Не распространились еще лучи солнца,
и царь еще принимал своих друзей,
как предстал пред ним Ермон и приглашал на выход,
донося, что все готово, чего желал царь.
18
Выслушав это и изумившись предложению необычного выхода,
он совершенно обо всем забыл, и спрашивал:
что это за дело, которое он с такою поспешностью исполнил?
Было же это действием властвующего над всем Бога,
Который навел на ум его забвение обо всем,
что он сам прежде придумал.
19
Ермон и все друзья объясняли, говоря: царь!
звери и войска приготовлены по твоему настоятельному повелению.
20
Он же исполнился сильного гнева на такие речи, —
ибо промыслом Божиим разрушено было все его умышление, —
и, сверкая глазами, сказал с угрозою:
21
если бы у тебя были родители, или дети,
то они послужили бы изобильною пищею для диких зверей,
вместо невинных Иудеев, которые мне и предкам моим
сохраняли неизменную и совершенную верность.
Если бы не привязанность моя к тебе по воспитанию
и не заслуги твои, то ты вместо них был бы лишен жизни.
22
Так встретил Ермон неожиданную и страшную угрозу,
и изменился во взоре и лице,
а каждый из друзей вышел с неудовольствием,
и всех собравшихся отпустили каждого на свое дело.
23
Когда Иудеи услышали о такой благосклонности царя,
то восхвалили Бога и Царя царей за помощь, полученную от Него.
24
После таких решений, царь опять учредил пиршество,
и приглашал предаться веселью.
Призвав же Ермона, грозно сказал:
сколько раз я должен приказывать тебе, негодный,
об одном и том же?
Вооружи опять слонов на утро для погубления Иудеев.
25
Тогда возлежавшие вместе с ним родственники,
удивляясь непостоянным его мыслям, сказали:
долго ли, царь, ты будешь искушать нас как несмысленных,
в третий раз повелевая истребить их,
и опять, когда дойдет до дела,
отменяешь и уничтожаешь свои повеления?
26
От этого и город от ожидания находится в тревоге,
наполняется толпами народа
и часто подвергается опасности разграбления.
27
После этого царь, совершенно, как Фаларис,
исполнившись безрассудства и почитая за ничто
происходившие в нем душевные перемены в пользу Иудеев,
28
подтвердил нечестивейшею клятвою,
и определил немедленно послать их в ад,
изувеченных ногами и ступнями зверей,
затем предпринять поход на Иудею,
вскоре опустошить ее огнем и мечом,
и недоступный нам, говорил он,
храм их сжечь огнем и сделать его навсегда пустым
для всех, желающих приносить там жертвы.
29
Тогда друзья и родственники,
весьма обрадованные, разошлись с доверием
и расположили в городе в удобнейших местах войска для стражи.
30
А начальствующий над слонами,
приведя зверей, можно сказать, в бешеное состояние
благоуханным питьем вина, приправленного ладаном,
вооружил их страшными орудиями,
и рано утром, когда уже бесчисленные толпы
стремились из города на конское ристалище,
пришел он во дворец и напомнил царю
о том, что предлежало исполнить.
31
Царь же, полный сильного гнева,
с нечестивым замыслом, вышел целым походом со зверями,
желая по жестокости сердца видеть собственными глазами
плачевную и бедственную гибель упомянутых людей.
32
Когда Иудеи увидели пыль,
поднимавшуюся от слонов, выходивших из ворот,
и следовавшего с ними вооруженного войска
и также от множества народа,
и услышали сильно раздавшиеся клики,
то подумали, что настала последняя минута их жизни
и конец их несчастнейшего ожидания.
33
Подняв плач и вопль,
они целовали друг друга, обнимались с родными,
бросаясь на шеи — отцы сыновьям, а матери дочерям,
34
иные же держали при грудях новорожденных младенцев,
сосавших последнее молоко.
35
Зная однако же прежде бывшие им заступления с неба,
они единодушно пали ниц, отняв от грудей младенцев,
36
и громко взывали к Властвующему над всякою властью,
умоляя Его помиловать их и явить помощь им,
стоящим уже при вратах ада.