1
После сего, когда утих гнев царя Артаксеркса,
он вспомнил об Астинь
и о том, что она сделала,
и что было определено о ней.
2
И сказали отроки царя, служившие при нем:
пусть бы поискали царю молодых красивых девиц,
3
и пусть бы назначил царь наблюдателей
во все области своего царства,
которые собрали бы всех молодых девиц, красивых видом,
в престольный город Сузы, в дом жен
под надзор Гегая, царского евнуха, стража жен,
и пусть бы выдавали им притиранья [и прочее, что нужно];
4
и девица, которая понравится глазам царя,
пусть будет царицею вместо Астинь.
И угодно было слово это в глазах царя,
и он так и сделал.
5
Был в Сузах, городе престольном, один Иудеянин, имя его Мардохей,
сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова.
6
Он был переселен из Иерусалима вместе с пленниками,
выведенными с Иехониею, царем Иудейским,
которых переселил Навуходоносор, царь Вавилонский.
7
И был он воспитателем Гадассы, —
она же Есфирь, —
дочери дяди его,
так как не было у нее ни отца, ни матери.
Девица эта была красива станом и пригожа лицем.
И по смерти отца ее и матери ее,
Мардохей взял ее к себе вместо дочери.
8
Когда объявлено было повеление царя и указ его,
и когда собраны были многие девицы
в престольный город Сузы под надзор Гегая,
тогда взята была и Есфирь в царский дом
под надзор Гегая, стража жен.
9
И понравилась эта девица глазам его
и приобрела у него благоволение,
и он поспешил выдать ей притиранья
и все, назначенное на часть ее,
и приставить к ней семь девиц, достойных быть при ней,
из дома царского,
и переместил ее и девиц ее в лучшее отделение женского дома.
10
Не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем,
потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала.
11
И всякий день Мардохей приходил ко двору женского дома,
чтобы наведываться о здоровье Есфири
и о том, что делается с нею.
12
Когда наступало время каждой девице
входить к царю Артаксерксу,
после того, как в течение двенадцати месяцев
выполнено было над нею все, определенное женщинам, —
ибо столько времени продолжались дни притиранья их:
шесть месяцев мирровым маслом
и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими, —
13
тогда девица входила к царю.
Чего бы она ни потребовала, ей давали всё
для выхода из женского дома в дом царя.
14
Вечером она входила и утром возвращалась
в другой дом женский под надзор Шаазгаза,
царского евнуха, стража наложниц;
и уже не входила к царю,
разве только царь пожелал бы ее,
и она призывалась бы по имени.
15
Когда настало время Есфири, дочери Аминадава,
дяди Мардохея, который взял ее к себе вместо дочери, —
идти к царю,
тогда она не просила ничего,
кроме того, о чем сказал ей Гегай,
евнух царский, страж жен.
И приобрела Есфирь расположение к себе
в глазах всех, видевших ее.
16
И взята была Есфирь к царю Артаксерксу, в царский дом его,
в десятом месяце, то есть в месяце Тебефе,
в седьмой год его царствования.
17
И полюбил царь Есфирь более всех жен,
и она приобрела его благоволение и благорасположение
более всех девиц;
и он возложил царский венец на голову ее
и сделал ее царицею на место Астинь.
18
И сделал царь большой пир
для всех князей своих и для служащих при нем, —
пир ради Есфири,
и сделал льготу областям
и роздал дары с царственною щедростью.
19
И когда во второй раз собраны были девицы,
и Мардохей сидел у ворот царских,
20
Есфирь все еще не сказывала о родстве своем и о народе своем,
как приказал ей Мардохей;
а слово Мардохея Есфирь выполняла и теперь
так же, как тогда, когда была у него на воспитании.
21
В это время, как Мардохей сидел у ворот царских,
два царских евнуха, Гавафа и Фарра, оберегавшие порог,
озлобились [за то, что предпочтен был Мардохей],
и замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.
22
Узнав о том,
Мардохей сообщил царице Есфири,
а Есфирь сказала царю от имени Мардохея.
23
Дело было исследовано и найдено верным,
и их обоих повесили на дереве.
И было вписано о благодеянии Мардохея
в книгу дневных записей у царя.