(по тексту LXX-ти: гл. XXI) 1-43. Удачи Ахава в войне с сирийцами.

1 - 9 Война с сирийцами, повествование о которой прерывает библейский рассказ о пророке Илии (гл. XVII-XIX) до следующей главы (XXI), по самому характеру этого предмета, относящегося к политической жизни Израиля, а не к религиозно-нравственной, как история пророка Илии, естественно относится к событиям, описанным в другом историческом источнике, а не там, из которого почерпнуто повествование о пророке Илии (гл. XVII-XIX, XXI). Естественно, поэтому, что главным действующим лицом в XX гл. является царь Ахав и обрисован он здесь значительно более привлекательными чертами: как политик и вождь народа, и нечестивый царь мог иметь ценные гражданские, природные качества и добродетели: готовность к самопожертвованию ради государственного блага (7 ст.), умение прислушиваться к здравому голосу народа (ст. 7-8), мужество (ст. 14), великодушие к побежденным врагам (ст. 31-34). Как по содержанию, так и по характеру повествования гл. XX тесно примыкает к гл. XXII, почему LXX и помещают данную главу после истории Навуфея гл. XXI (по LXX: XX). Но в хронологической последовательности истории сирийской войны (гл. 20), надо думать, предшествовала истории Навуфея (гл. XXI), в которой содержится грозное предречение конца дома Ахава (ст. 20 сл.), более подходящее к концу его царствования. Венадад (ст. 1 сл.), современник Ахава, обыкновенно называется Венададом II-м и считается сыном и преемником сирийского царя этого имени - современника царей Асы иудейского и Ваасы израильского (15:18 сл.). По ст. 34 данной главы, отец Венадада, современного Ахаву, воевал с Амврием, отцом Ахава, и взял у него несколько городов. Возможно, что с тех пор Израильское царство стояло в вассальных отношениях к сирийскому царю (как и 32 Царя, сопутствовавших Венададу, ст. 1) как это, по-видимому, предполагается в требовании Венадада ст. 3 и подтверждается известием ассирийских документов (у Schrader'a и Winkler'a) об участии Ахаза (т. е. по обязанностям вассала) в войсках сирийского царя Bir-idri в сражении его с Салманассаром Ассирийским при г. Каркаре в 854 г. Попытка со стороны Ахава разорвать эти вассальные отношения к сирийскому царю и могла вызвать настоящий поход Венадада. И. Флавий (Иуд.Древн. 8:14, 1) так восполняет библейское сообщение об этом (ст. 1): "не будучи по боевым силам равным своему противнику, Ахав не решился вступить с ним в битву, но велел всему населению своей страны искать убежища в наиболее укрепленных городах, а сам засел в Самарии, которая была сильно укреплена прочнейшими стенами и вообще казалась почти недоступной". Неподготовленностью Ахава к войне - в Самарии было лишь 7000 войска (ст. 15) - объясняется растерянность и малодушие Ахава, вообще довольно мужественного, - особенно после повторения требований Венадада в усиленном виде (ст. 5-6). Но укрепленный советами "старейшин земли" (ст. 7 - не старейшин города только, 3Цар 21.8,11), Ахав имеет мужество ответить Венададу на его все возраставшие требования отказом: готовый жертвовать своим личным достоянием, он отказывается выдать принадлежащее его подданным (ст. 9).

10 - 12 Венадад клятвенно (о формуле клятвы ср. 3Цар 19.2) уничтожит Самарию с чисто восточной хвастливостью (ср. 2Цар 17.13): по разрушении Самарии в грудах ее развалин на каждого солдата его не достанет по горсти мусора разрушенного города. LXX (принятый текст) ошибочно прочитали евр. шеалим (oт ед. ч. шоал, горсть, ср. Ис 40.12), как шуалим (от шуал - лисица, шакал) и передали вторую половину ст. 10 так: ε εκποιη σει ο χους Σαμαρειας ταις αλωπεξι παντι τω λαω τοις πεζοις μου. Но во многих текстах (19, 52, 55, 92, 93, 108, 158, 236, 242, 246 у Гольмеса) стоит правильно: ταις δραξι. Так и блаж. Феодорит (вопр. 62) и Иосиф Флавий неправильно перефразирует образную речь Венадада, видя в ней "угрозу воздвигнуть стену гораздо более высокую, чем та, которая окружает Самарию и над которою он смеется: для того ему (Венададу) стоит лишь приказать каждому из своих солдат бросить одну горсть земли" (Иуд.Древн. 8:14, 2). На хвастливую речь сирийского царя Ахав отвечает (ст. 11) пословицей, имеющей (наподобие латинского изречения: ne triumpum canas ante victoriam) тот смысл, что отправляющийся в сражение ("подпоясывающийся", т. е. мечом или вообще оружием (Суд 18.11,16; 1Цар 17.39; 2Цар 21.16; 4Цар 3.21) не должен торжествовать, как одержавший победу и возвратившийся с поля брани ("распоясывающийся", т. е. снимающий оружие). Этого благоразумного правила впоследствии не соблюл сам Ахав, когда, отправляясь в роковую для него битву с сирийцами, хвастался и грозил пророку Михею (3Цар 22.27). Венадад, опьяненный вином и гордостью, дает приказание осаждать город (неопределенное евр. симу, стройтесь! - LXX заменяют более определенным: οι κοδομη σατε χαρακα; Vulg.: circumdate civitatem, слав.: сотворите вал).

13 - 21 Для ободрения Ахава посылается некоторый пророк, которого раввины произвольно считают Михеем (3Цар 22.8); самый факт посольства пророка к Ахаву свидетельствует, что обличения пророка Илии не оставались бесследными для Ахава: очевидно, по крайней мере, преследований пророков уже не было теперь (о местопребывании пророка Илии во время сирийского нашествия нет известий; его специальной миссией было обличение нечестия и насилия израильского общества и преимущественно Ахава, гражданская же и политическая жизнь Израиля не была предметом его внимания). Пророк обещает Ахаву именем Иеговы и для утверждения его веры в Иегову (13 ст.), а вместе указывает тактику в предстоящем сражении: его решит участие слуг, точнее молодых оруженосцев, областных начальников (ср. 2Цар 18.15); их оказалось лишь 232, невелик был и весь гарнизон города - 7000 (ст. 15; произвольно раввин Ярхи отождествлял эти 7000 солдат с 7000 истинных поклонников Иеговы, не чтивших Ваала (3Цар 19.18)). Благоприятным для успеха израильтян обстоятельством явилось поведение и настроение Венадада: он продолжал пьянствовать (ст. 16, ср. 12) с соратниками своими и вместе с совершенной беспечностью был уверен в победе (ст. 18); LXX, слав. ошибочно передают евр. суккот, палатки, ст. 16 собственным именем Σοκχωθ, слав. Сокхоф - имя города на восточной стороне Иордана (Быт 33.17), в колене Гадовом (Нав 13.27; Суд 10.5 сл. ; 3Цар 7.46. Ср. Onomast. 834); но в данном месте, где говорится об осаде Самарии, конечно, не могло быть речи о Сокхофе за Иорданом. Благодаря внезапному нападению на сирийский стан отборных вооруженных израильских юношей, а за ними гарнизона израильского (ст. 19), после кратковременного боя (ст. 20: поражал каждый противника своего; LXX слав. добавляют здесь: καi εδεευτερωσεν εκαστος τον παρ' αετου, и удвои кийждо противнаго себе), победа осталась за израильтянами, и вышедший теперь Ахав довершил победу (ст. 21).

22 - 25 Сейчас после победы над сирийцами к Ахаву является снова тот же пророк (22 ст. сн. 13; во втором случав наби, пророк, имеет член) и, предостерегая его от беспечности, убеждает быть готовым к новому нашествию царя сирийского "по прошествии года", евр.: литшуват га-шана, LXX: επιοτρεφοντας ενιυτου, слав.: преходящу лету - вероятно, весною "когда цари выходят на войну", 1Цар 11.11. Между тем у сирийцев идут приготовления к новому походу. Свою неудачу в битве с израильтянами сирийцы приписывают тому обстоятельству, что, по их мнению, Бог израильтян есть Бог гор (LXX добавляют: και ου θεος κοιλαδος, слав.: а не Бог юдолий, а не Бог долин) - один из известных языческой древности dii montium, силы которого простираются только на горы, но не на равнины, где чтители его терпят поражение. "Поелику такими почитали собственных своих богов, то думали, что и истинный Создатель всяческих есть Бог удельный. Но Он и своим и чужим показал силу Свою" (блаж. Феодорит, вопр. 63). Самое представление сирийцев о Боге Израиля, как Боге гор, могло возникнуть из наблюдения горной природы Палестины, а также того явления, что евреи, не имея хорошо организованной конницы и колесниц, избегали сражений в долинах и предпочитали сражаться в горах. Вместе с тем приближенные Венадада посоветовали ему удалить из войска союзных царей, быть может, казавшихся ненадежными или так или иначе навлекшими на себя подозрение в предыдущую кампанию; вместо иноземцев царь, по совету приближенных, набрал новые отряды в пределах своей страны, подчинив их туземным областеначальникам (евр. пеха, может быть, паша, проф. Гуляев, с 272).

26 - 30 Решив, вследствие своего верования, что Бог Израиля есть Бог гор и не имеет силы на равнинах (ст. 23, 25), дать сражение Израилю на равнине, Венадад с началом нового предпринял новую кампанию против израильтян и расположился станом на равнине близ города Афека (ст. 26). Афек - не город колена Ассирова близ Ливана (Нав 13.4; Нав 19.30; Суд 1.31), составлявший крайний предел Израиля на севере (Onomast. 178), а город этого имени в колене Иссахаровом - в величайшей равнине Палестины - Изреель, бывшей издревле ареной великих битв, как сражение с филистимлянами при первосвященнике Илии (1Цар 4.1) и при Сауле (1Цар 24.1,11). Этот Афек помещают недалеко от Сунима, лежащего на юго-западном склоне Малого Ерхона, на месте теперешнего ел-Фуле (Onomast. 179. Robinson, Palast III, s. 477). Некоторые же исследователи, принимая во внимание направление в движении сирийских войск (с северо-востока), видят здесь Афек заиорданский (Onomast. 180), где теперь местечко Фик, в начале вади Фик, спускающейся к озеру Тивериадскому, по дороге к Дамаску (Robinson. Palast. III, 512. Kittel. Die Bucher der Konige, s. 167 168. И. Помяловский, Прав. Палест. Сборн. вып. 37-й, с. 179. Примеч. ). Снова сирийские войска представляли громадную армию пред ничтожными по числу отрядами израильскими: последние, в сравнении с первыми, казались как бы двумя малыми стадами коз (27). Однако пророк Божий ободряет израильского царя, говоря, что именно ради обличения суеверия сирийцев (ст. 23, 25), а еще более для утверждения Израиля в вере в Иегову, Он дарует Израилю победу над огромным полчищем сирийцев (28). Действительно, в 7-й день (ср. Нав 4.15) произошла решительная битва, в которой победа осталась за израильтянами (29): число 100 тысяч или (по греч. кодд. 19, 64, 71, 82, 93, 108, 158 у Гольмеса, в Комлютенской, Альдинской Библиях, славянском тексте) 120 тыс. побитых израильтянами сирийцев означает, вероятно, общее число сирийского войска или является испорченной датой. Остатки сирийской армии вместе со своим царем Венададом скрылись в Афеке, но там рушившаяся (чудом или от подкопа жителей) стена дала смерть многим из войска: 27 тыс. - цифра, вероятно, испорченная. Венадад же от страха спрятался в самой внутренней комнате одного дома (евр.: хедер-бехадер, LXX: εις τον οικον τοη κοιτωνος, εις το, ταμειον; слав.: в дом ложа, в чертог (ст. 30) по И. Флавию (Иуд.Древн. 8:13, 4) - в подземной пещере.

31 - 34 Ахав не воспользовался одержанной над Венададом второй победою: поддавшись великодушному порыву снисходительности к побежденному врагу, а может быть, тщеславному желанию оправдать лестное мнение сирийцев о гуманности царей израильских (ст. 31), Ахав оказал недостойную победителя и теократического царя слабость в отношении побежденного Венадада, врага Божия (ст. 42). Когда к Ахаву явились посланцы последнего с обычными на Востоке знаками рабской подчиненности пленных победителю - одетые во вретища (евр.: сак, греч.: σακκος) и с веревками на шеях (ср. Nowack. Lehrbuch der hebraischer Archaologie, Bd. I, s. 125), Ахав поспешил заявить дружеские чувства к Венададу (называя его "братом", ст. 32, Ахав признает его равным себе царем, как бы между ними ничего враждебного не было, ср. 3Цар 9.13) и оказал ему царские почести (ст. 33). В ответ на это Венадад обещает Ахаву 1) возвратить отнятые отцом его у Израильского царства при Амврии города (в числе их мог быть, напр., Рамоф Галаадский, 3Цар 22.3; из 22 гл. видно, что сирийский царь не думал возвращать его, конечно, и др. города Ахаву); 2) предоставить купцам израильским право и гарантии пребывания на особых улицах (на Востоке в городах, напр. в Иерусалиме, люди отдельных национальностей, а также определенных профессий селились в особых кварталах, с особыми площадями, базарами (евр. хуцот) и беспошлинной торговлей, разумеется, с условием предоставления таких же прав и сирийцам в израильской столице (ст. 34). (В т. LXX и слав. евр. слово хуцот передано неточно: εξοδους, исход; отчего мысль ст. 34 явилась затемненной). На этих условиях был заключен договор, и Венадад был отпущен.

35 - 43 Легкомысленный поступок Ахава в отношении Венадада, как некогда подобное же отношение Саула к Агагу, царю амаликитян (1Цар 15.9-11), немедленно нашло осуждение со стороны пророчества, именно одного "из сынов пророческих", бене-небиим (И. Флавий отождествляет с пророком Михеем гл. XXII). "Сыны пророческие" (ср. блаж. Феодорит, вопр. 6 на 4 Цар), выступающие особенно при пророках Илии и Елисея (4Цар 2.3,5,7,15; 4Цар 4.1,38; 4Цар 5.22; 4Цар 6.1; 4Цар 9.1; ср. Ам 7.14), но, по предположению, ведущие начало еще от пророка Самуила (1Цар 10.5 сл. 1Цар 19.20-24), составляли общества - как из юношей, так и из людей женатых (4Цар 4.1), для целей религиозного назидания и воспитания (изучения закона, искусства свящ. пения, упражнений для религиозного вдохновения) под руководством какого-либо известного пророка: подчиненные их отношения к нему выражались названием "сыны" (пророк - руководитель - именовался "отцом", 4Цар 2.12). Умножение обществ этих "сынов пророческих" (называемых, также, не вполне точно, впрочем, пророческими школами или орденами) в пору распространения идолослужения в Израильском царстве свидетельствует, что главной задачей этих обществ или союзов пророческих была борьба за целость религии Иеговы от приражения язычества, насаждение в народе истинно теократического духа. Но вместе с тем "сыны пророческие", как и сами пророки, были самыми верными стражами истинного блага своей родной страны; в таком качестве выступает некоторый сын пророческий и здесь, ст. 35-42. Смысл и цель употребленного им символического действия (принятие на себя ран, ст. 35, 37) и символической же речи его к Ахаву (ст. 39-40) аналогичны известному обличению Давида пророком Нафаном (2Цар 12.1 сл.): в обоих случаях пророки употребляют символы и притчи, "чтобы слышащие слова сии, не зная, что произносят приговор сами на себя, судили справедливо" (блаж. Феодорит, вопр. 64). Символическое действие (37) и приточная речь (39-40) раскрываются пророком, ст. 42: Ахав отпустил на свободу Венадада, подпавшего Божиему заклятию ("херем"), не воспользовался победой для того, чтобы навсегда ослабить и обезвредить для Израиля Сирию; этим он решил гибель не свою только (ср. 3Цар 22.35), но и всего Израиля. Этот пророческий приговор сильно смутил Ахава (ст. 43). Судьба эпизодически введенного в рассказ другого сына пророческого (ст. 35-36) и по характеру и по смыслу напоминает судьбу иудейского пророка в Вефиле (3Цар 13.21-24).