1-12. Построение дворца Соломонова. 13-51. Xрамовые принадлежности и украшения.

1 Большая продолжительность постройки дворца Соломонова - 13 лет в сравнении с храмом - 7 1/2 лет объясняется или большим количеством рабочих при постройке храма, или тем, что строительных работ при дворе было больше; притом для дворца не было запасено заранее материала, как для храма. 13 лет - от окончания постройки храма, след. дворец был окончен спустя 20 лет от начала постройки храма (3Цар 9.10), т. е. на 24-м году царствования Соломона (И. Флав. Иуд.Древн. 8:5, 1). Дворец Соломона был построен не на Мориа, где храм, и не в Офеле (юго-восточном подножии Мориа: 2Пар 27.3; 2Пар 33.14; Неем 3.26; Неем 11.21; И. Флав. Иуд.Война, 6:6, 2; Robinson, Palastina II, 29), а на г. Сионе (в "верхнем городе", по И. Флав. ), долиной Тиропеон отделяемой от храмовой горы; с храмом дворец был искусственно соединен мостом (во втором Иерусалимском храме здесь была галерея, так называемый Ксист) и внутренним ходом (4Цар 11.19). Впоследствии здесь был и дворец Асмонеев.

2 Первым из отдельных дворцов назван "дом леса Ливанского", евр. бет йар га-Лебанои, Vulg.: domus saltus Libani, LXX, слав. -рус. (синодальн., архим. Макария, проф. Гуляева): "из Ливанского дерева" (LXX: οικος δρυμω του Λιβανου). Конечно, этот дворец был не на Ливане (не принадлежавшем Соломону), как полагали некоторые (Михаэлис и др.), или где-либо вообще вне Иерусалима (по таргуму, "летний царский дом" - род дачи); названием своим обязан множеству кедровых деревьев, стоявших аллеями близ него, и множеству кедровых столбов в середине здания. "Соломон во дворце своем построил весьма большое здание перед входом в судилище... имело оно сто тридцать столбов кедровых, и думаю, что поэтому и названо домом древа Ливанского, так как множество сих кедровых столбов уподоблялось ливанской роще" (блаж. Феодорит, вопр. 26). Вероятно, дом леса Ливанского, дом царя и дом дочери фараоновой (ст. 8) были частями одного здания, причем первый был центральным корпусом (100 л. длины, 50 ширины и 30 высоту). По устройству дом леса Ливанского представлял колоннаду или перистиль в 4 ряда колонн (Vulg.: quattuor deambulacrainter columnas cedrinas). По назначению это здание служило, между прочим, своего рода арсеналом (ср. 3Цар 10.17; Ис 22.8).

3 - 4 Крыша здания состояла из кедровых балок, опиравшихся на каменных стенах. Здание было трехэтажное; каждый этаж имел боковые комнаты; евр. целаот (ср. 3Цар 6.5-6; Иез 41.6).

5 Все двери и дверные косяки были четвероугольны. LXX: θυρωματα και αι χωραι τετραγωναι, слав.: вся двери и камары четвероуголны. О величине комнат не говорится. В целом рассматриваемый дворец представлял нередко и теперь встречающийся на востоке архитектурный тип: двор в середине и галерея с колоннадой кругом.

6 - 7 К центральному зданию "дома леса Ливанскаго" примыкало "другое четырехугольное здание в 30 локтей ширины, которое на противоположном конце своем имело чертог, украшенный низкими и толстыми колоннами. Тут находился прекрасный трон, на котором восседал царь во время судебных разбирательств" (И. Флав. Иуд.Древн. 8:5, 2). Вероятно, "притвор (LXX: αιλαμ, слав.: элам, Vulg.: porticus) из столбов" (ст. 6) и "притвор с престолом" составляли одно здание, причем первый был как бы общей приемной, а второй - собственной тронной залой (описание трона Соломона в 3Цар 10.18 сл. По талмудическому преданию, упомянутые в этом описании 12 львов были подвижные и могли поднимать царя со ступени на ступень, когда он хотел взойти на трон; и самое седалище было снабжено механическими фигурами других животных: орел, напр., возлагал на голову воссевшего царя венец, а голубь подавал ему свитки закона; ср. блаж. Феодорита, вопр. 26).

8 Третий дворец состоял также из двух зданий: дома самого Соломона и дома жены его, дочери фараоновой. Дворец этот был изящно отделан, но архитектура его не описывается подробно.

9 - 12 Сказанное здесь о строительном материале относится ко всем названным выше (трем) группам зданий. Дорогой материал состоял из разных сортов камня - газит (ср. 3Цар 5.17 и наше примечание там), по И. Флавию, во множестве был употребляем и белый мрамор. Ст. 12 возвращает нить повествования к рассказу об устройстве храма (прерванному, ст. 1-11).

13 - 14 Отсутствие необходимых дли резных и подобных работ мастеров среди евреев побудило Соломона вызвать мастера из Тира; то был Хирам (по 2Пар 2.12, Хирам-Авия), по отцу финикиянин, по матери - из евреев (по кн. Царств, мать его была из колена Неффалимова, а по 2Пар 2.13, из Данова) [Позднейшее иудейство пыталось представить Хирама чистым евреем. Так, Иосиф Флавий (Иуд.Древн. 8:3; 4) говорит, что "отцом Хирама был Урия, израильтянин родом". Возможно здесь сказалось тщеславное желание приписать замечательные работы в храме человеку чисто еврейского происхождения, а не иноземцу, хотя и по Библии, Хирам или Хирам-Авия лишь наполовину был таким. Ср. W. Nowack. Hebr. Archaologie, Ватик. сп. П., 5-32]. Художественные способности Хирама изображаются подобно дарованиям художника Веселиила (Исх 31.3-5), работавшего по благоукрашению скинии. Из работ, произведенных Хирамом, книга Царств называет только совершенно новые, а не такие, подобные которым имели место уже в скинии Моисеевой. Так, книга Царств не упоминает об устройстве Хирамом нового, медного жертвенника всесожжений (с медными стенками, а внутри он был наполнен дикими камнями и землей), о чем узнаем только из 2Пар 4.1. (Ср. у проф. А. А. Олесницкого, с. 321).

15 - 22 Первое монументальное произведение Хирама: две монументальные медные колонны в притворе или на паперти храма, по имени Иахин (имя правой колонны) и Воаз (левой). Из данного раздела, в снесении с параллельными повествованиями (2Пар 3.15-17; сн. 1Пар 18.8; 2Цар 4.12-13; 4Цар 25.13,16; Иер 3.20-23; Иез 40.48; И. Флав. Иуд.Древн. 8:3, 4), открываются следующие данные о внешнем виде или архитектуре каждой из этих колонн, а также и их религиозно-национальном значении. Обе колонны, как и "медное море" и др. сосуды, сделаны были из меди, некогда взятой Давидом в добычу в войне с сирийцами (1Пар 18.8). Высота каждой колонны равнялась 18 локтям (по 2Пар 3.15-35 локтям, но, вероятно, включительно с постаментом колонны), т. е. 8 метр. 71 сантим. = ок. 11 арш. с лишком: объем или окружность - 12 локтей = 5 метр. 806 миллим, или ок. 8 арш., след. в диаметре ок. 4 локтей (по И. Флавию: соответственно - 3, 82 л. = 1 метр. 84 сантим. ). Толщина стенок каждой колонны - 4 перста, внутри та и другая колонны были пустые. По LXX ст. 15, колонны не были гладкими, но с углублениями величины 4-х пальцев: τεσσαρων δακτυλων τα κοιλωματα, слав. четырех перстов вглубления, т. е. с продольными линиями. Сверху на каждой колонне имелась капитель (евр. котерет, LXX: επιθεμα, слав. возложение, русск: венец) в 5 локтей (по 4Цар 25.17-3 локтя) вышины, так что общая высота колонны была 23 локтя (= 11 метр. 13 сантим. = ок. 17 арш. ). Нижняя часть капителей была выпуклой, чревообразной, верхняя представляла лилиеобразную чашечку. На верхнем и нижнем концах этой части расположены были два ряда, по 100 штук в каждом, гранатовых яблок с сетчатыми цепочками для укрепления. Обе колонны, надо полагать, были именно самостоятельными монументами, стояли независимо от притвора (а не составляли часть самого притвора, служа его подпорами, как полагали Тений, Дистель, Гитцаг, Вопоэ, Пэн, Новакк). По 2Пар 3.15 обе колонны стояли "пред (евр. лифне) домом (храмом)", и самый образ выражения ст. 21 (2Пар 3.17) "поставил" (евр. геким), устойчиво водрузил, - приложимо только к самостоятельной колонне (ср. Лев 26.1; Втор 27.2,4 и др.). Особенно же самостоятельное монументальное значение обеих колонн видно из того, что каждая из них носила нарочитое название: правая - Иахин, левая - Воаз. Названия эти во всяком случае говорят о важном теократическом и национальном значении обеих колонн, но точный смысл их нельзя установить с несомненностью. Хотя оба названия в Ветхом Завете встречаются в качестве собственных имен лиц: первое - как имя нескольких лиц в коленах Симеоновом (Быт 46.10; Исх 6.15; Чис 26.12) и Левиином (1Пар 9.9; 1Пар 24.17), а второе в евр. Библии тождественно с именем известного из истории Руфи праотца Давида Вооза (Руф 2.1 сл.), однако посвящение колонн этим лицам (особенно одному из малоизвестных Иахинов) маловероятно (Таргум к 2Пар 3.17 отождествляет имя левой колонны с именем Вооза). Столь же мало основательно видели в тех названиях имена строителей храма (Гезениус), сыновей Соломона (Эвальд) или же неисторические имена Давида и Соломона (Абарбанель). Напротив, за нарицательное значение обоих названий говорит уже авторитет LXX-ти, которые в 2Пар 3.17 передают евр. Иахин, Боаз нарицательными терминами: κατορθωσις, ισχυς, слав.: исправление, крепость. В этом смысле, соединяя оба названия в одно суждение (предположение некоторых ученых, будто оба названия составляли одну целую надпись, библейским текстом, впрочем, не оправдывается), получим такую мысль: "да стоит (храм) непоколебимо, крепостью" или (если гл. кун взять в ф. Гифил): "да утвердит (Иегова - храм) силою Своею" (ср. 3Цар 8.13; Ис 14.24). Являясь непосредственно пред национальным святилищем Израиля, колонны Иахина и Вооза свидетельствовали о наступлении нового, высшего периода в истории ветхозаветной теократии, святилища и народа Божия. Ввиду основания прочного, неподвижного храма Иеговы в Израиле и утверждения политического могущества и глубокого мира среди него, колонны эти являлись как бы национально-религиозным флагом, храмом культа и теократии среди всех народов древности. Этим уже исключается сближение Иахина и Вооза с разного рода языческими монументами: египетскими сфинксами (у Випоэ), финикийскими статуями Геракла и Сатурна (Моверс, Фатке), наконец, с культами Ваала и Астарты (Гипляни). Ср. у проф. А. А. Олесницкого, Ветхозаветный храм, с. 254-288.

23 - 26 (сн. 2Пар 4.2-5). Новой принадлежностью храма и вторым грандиозным произведением Хирама было так называемое медное или "литое" море (иам муцак), т. е. названным морем по обширности (по И. Флавию, Иуд.Древн. 8:3, 5 εκαληθη... θαλασσα δια то μεγεθος) бассейн во дворе храма, между жертвенником всесожжения и Святым, ближе к югу, 10 локтей в диаметре, 30 локтей (по LXX и блаж. Феодор., - 33) в окружности и 5 локтей высоты, вмещавший 2 000 (по 2Пар 4.5 - 3000) батов воды. Отношение окружности и диаметра в указанных цифрах (30 и 10 л. ) не представляется математически точным (при диаметре 10 локтей окружность равна 312, 5 или 314, 16 локтей; при окружности 30 локтей диаметр равен 9174/314 локтей) и возбуждало много споров в среде археологов-библеистов. Но понятно, священные писатели не могли затруднять речь свою дробями и указывали лишь целые числа; возможно также, что диаметр и окружность определены в тексте независимо одно от другого, потому что в разных местах сосуда окружность его изменялась. В зависимости от этого обьясняют (напр., Ляйтфут, митр. Филарет) неодинаковое определение вместимости "медного моря" - в 2000 батов (по кн. Царств) или в 3000 батов (по 2 Пар): последняя дата могла обозначать полную вместимость медного моря до самых краев, а первая, - сколько обычно наливалась. Форма бассейна - не цилиндрическая, как полагали некоторые, а имела вид чашечки распустившейся лилии (ст. 26), и, кроме того, имела выпуклую средину - наподобие бокала. По Иосифу Флавию (Иуд.Древн. 8:3, 5) и блаж. Феодориту (вопр. 24), медное море имело вид полушария (ημισφαιριον). Под краями медного моря одним литьем с ним были сделаны два ряда шаров наподобие колокинтов, по 10 шаров на локоть (по 2Пар 4.3, эти барельефы представляли волов). Бассейн держался на 12 колоссальных изображениях медных волов, задняя часть которых была обращена к центру, а головы волов, по три вместе, обращены были во все четыре страны света; высота фигур волов, вероятно, равнялась натуральной высоте этих животных. По значению своему эти изображения могли напоминать волов, некогда перевозивших скинию в пустыне, и вообще были уместны во дворе храма, представляя главный жертвенный материал для близ стоявшего жертвенника всесожжений (А. А. Олесницкий, с. 326), менее всего они имели отношения к языческим предметам культа (мнение И. Флав. Иуд.Древн. 8:7, 5).

Назначение медного моря - служить умывальницей для священников (2Пар 2.6). По преданию, священники пользовались водой моря снизу, при помощи кранов или отверстий - или в пастях волов, или в стенке самого бассейна, между группами волов (А. А. Олесницкий, cтс. 327-328). Нечто подобное медному морю представляет однородный финикийский сосуд "Амафонское море", открытый на Кипре и с 1866 года находящийся в Луврском музее.

27 - 39 Как для омовений священников служило медное море, так для омовения мертвенных частей перед сожжением их на жертвеннике (ср. Лев 1.9; Иез 40.38) служили особые сосуды числом 10, "умывальницы" (кийорот, ст. 38; 2Пар 4.6), поставленные на особых "подставах" (мехонот, ст. 27). Последние описываются в данном разделе 3Цар с величайшей подробностью, вероятно, по новизне и изяществу сооружения этого третьего произведения художества Хирама (после 2 колонн и медного моря). Каждая подстава представляла четырехугольный ящик по 4 локтя в длину и ширину и 3 локтя глубиной или вышиной (27); боковые стенки этих ящиков состояли из пластинок с накладками (евр. шелаббим, Vulg. Juncturae) по углам (28). На стенках - резные изображения львов, волов (может быть, идея всеобщего мира в Царстве Божием и царстве природы, как в Ис 11.6-9) и пальм, а внизу - переплеты венков или фестонов из распустившихся цветов (29). В верхней части ящика-подставы было приспособление для принятия и утверждения умывальницы, выгнутое в середине и названное венцом или капителью, в 1/2 локтя вышиной (35) и 1 1/2 локтя в диаметре (30-31). Для сообщения устойчивости на каждой капители, к верхнему углу ящика, были приделаны плечевидные выступы (евр. кетефот), выходившие из четырех угловых столбиков ящика, описывавшие небольшой выгиб и охватывавшие умывальницу с четырех сторон в качестве подпор. Внизу у каждого ящика подставы были проделаны оси и на них колеса обычного устройства (с спицами, ступицами и под. ), в 1 1/2 локтя в диаметре, причем по высоте своей колеса не должны были заслонять стенок ящика (30, 32-34). Крышка, стенки и подпорки ящиков были покрыты резьбой (36).

Самые умывальницы, стоявшие на тех подставах, описываются кратко: они имели форму тазов с раздавшейся верхней частью, как бы котлообразной (сн. Исх 30.18). Диаметр каждого таза - 4 локтя, а глубина - 1 локоть (38).

Сложным и подвижным устройством умывальниц имелось в виду облегчить наполнение их водою, затем опорожнение их; в первом случае их подкатывали к большему водохранилищу - медному морю; во втором, по пресыщении воды кровью, умывальницы пододвигались к особой кровосточной трубе при жертвеннике. Эти колесницы-умывальницы были настолько тяжелы, что для передвижения их требовались совокупные усилия нескольких человек; они требовали тщательного ухода за собой, потому что, стоя постоянно под открытым небом, они нередко омывались дождем и подвергались порче (А. А. Олесницкий, с. 329, 332, ср. Кейля, Библейская Археология, русск. перев, ч. I, с. 161-162).

40 - 51 Из второстепенных сосудов и других предметов храмовой утвари, сделанных Хирамом, библейский текст (ст. 40, 45, 50) называет: а) медные тазы, кропильницы, лопатки, чаши и б) золотые щипцы, блюда, ножи, лотки, кадильницы. Раввинское предание добавляет сюда приспособление для жертвенных операций в виде каменных столбов на северной стороне от жертвенника для предварительного расположения и сортирования отдельных частей жертвенного мяса.

51 Заключительное замечание о построении и отделке Соломоном храма. Как на постройку храма Соломон употребил сокровища, собранные Давидом, так часть этих сокровищ Соломон поместил в сокровищницы храма, устроенные в известных боковых пристройках храма (6:5 сл.). "Святым писатель назвал посвященное Богу всяческих и военные добычи, принесенные с браней" (блаж. Феодорит, вопр. 25). Ср. 2Цар 8.7-12; 1Пар 18.7-11.