Послание Апостолом Тимофея в Фессалонику (1–5) и принесенные им добрые вести (6), вызывающие у благовестника радость и благодарение к Господу (7–9) и еще больше побуждающие его к свиданию с читателями (10–11), которым испрашивается у Бога совершенное преуспеяние (12–13).

1 - 4 Не будучи более в состоянии выносить разлуки, Ап. Павел послал в Фес. Тимофея, которого он называет здесь «братом» (смотри 2Кор 1.1; Кол 1.1; Флм 1.1), «служителем Божиим» (1Тим 4.6; διακονος του Θεου – по контрасту с δουλος – означает слугу в отношении к его делу) и «сотрудником» в благовествовании. Все эти эпитеты даны ему не для того, чтобы показать на величие утраты, которую понес Ап. П. в лице Тимофея послав его в Ф., сколько для того, чтобы указать Ф. на важность его миссии (2Кор 8.18; Флп 2.20). Суть последней заключалась в том, чтобы утвердить Ф. и поощрить их веру, чтобы никто среди них не был совращен с пути истины посреди тех скорбей, которые пали на них. Об этих скорбях Ап. уже говорил им раньше. Не разумеет ли здесь Ап. и те скорби, которые должны были придти пред наступлением "дня Господня"?

5 - 8 Для Ап. П. было особенно важно знать, как дело обстояло касательно веры Ф–ев, которая, как показывает глагол: "επεφασεν", уже подверглась искушению со стороны ο πειραζων – Сатаны (1Кор 7.5) и Ап. опасался, что могут получиться неблагоприятные от этого результаты (γενηται) – его труд может быть сведен на нет. "В виду только что указанных опасений, вообразите теперь наше облегчение", как бы так писал Ап. "когда Тимофей принес назад – именно в данный момент – добрую весть о вашей вере и любви, и о том любезном воспоминании о нас, которое вы продолжаете хранить, а также и о вашем взаимном с нами горячем желании снова встретиться. Для нас такая весть была поистине "благовестием", и чрез вашу веру мы утешились среди тех тяжелых испытаний и забот, которые мы теперь встречаем в нашей работе. Никакая весть не могла бы помочь нам больше, и нам кажется, что мы точно снова оживаем, именно когда мы слышим, что вы твердо стоите в Господе. У нас нет слов, чтобы выразить нашу благодарность Богу за ту радость, которою вы наполняете наши сердца пред лицом Его – за радость, которая находит непрестанное выражение в наших горячих молитвах о том, чтобы не только мы могли слышать о вас, но и еще раз видеть вас лицом к лицу и дополнить недостатки вашей веры" (Milligan. G. op. cit. 39–40). Скорбьθλιψις – скорбь, страдание, причиняемое людьми; нуждаαναγκη – внешнее принуждение, или обстоятельств или долга (1Кор 7.26; 1Кор 9.16 и др.).

11 - 13 Ап. заканчивает главу молитвой о Ф., замечательную черту которой представляет тот факт, что в ней Бог Отец и Господь И. Христос призываются вместе. "Достоин замечания тот факт, пишет по этому поводу еп. Lightfoot, что это приписывание божественной власти нашему Господу касательно управления делами человеческими встречается в самых ранних посланиях Ап. Павла которые, вероятно, являются и самыми первыми писаниями Н. 3. Это показывает, что не было вовсе момента, даже в самую раннюю пору, насколько это нам известно, когда на Личность Христа смотрели бы иначе" (Notes, 48). Это место дает поразительное доказательство веры первых христиан в божество Христа (смотри 2Фес 2.16). Ап. молится, чтобы Сам Бог устранил препятствие, поставленное Сатаною против благовестника, и опять открыл ему путь в Ф. Молитва 12 ст. обращена к одному Господу Иисусу. Ап. молит Господа «преисполнить» Ф. любовью, не только друг к другу, но и ко всем вообще. "Для жестоко гонимых Ф. эта более широкая любовь была особенно трудна – и необходима; она означала любовь ко врагам, согласно заповеди Христа" (Мф 5.44). В 13 ст. указана конечная цель молитвы. Любовь, умножаясь и преизбыточествуя, станет в Ф. основою оправдания пред грядущим на суд Господом, создав в них "состояние святости" (αγιωσυνη). "Это состояние святости есть именно та цель, в направлении которой должна расти и двигаться любовь, столь сильно теперь действующая в Ф., так чтобы их святость могла дать им, в пришествие Христа, похвалу от Бога, предчувствие которой даст им непоколебимое спокойствие сердца в ожидании этого великого и страшного события. Мысль Ап. здесь вновь принимает тот эсхатологический поворот, который то и дело встречается в нашем послании. Слова «со всеми святыми», нужно понимать как одинаково приложимые и к почившим святым, и к ангелам. Правда, в Н. 3. ангелы никогда не называются просто οι αγιοι. Но тоже название встречается в кн. Деян 8.13; влияние этой книги на наше послание, несомненно, огромно. С другой стороны, в Евангелии (Мф 13.41 и д., Мф 25.31; Мк 8.20; Лк 9.28 и 2Фес 2.7) ангелы сопровождают Господа в пришествии Его; кроме того в двух Евангелиях – Мк 8.38 и Лк 9.20 эпитет αγιος приложен к ним именно в связи с пришествием Христа.