Надписание и приветствие (1–2). Тимофей как провозвестник и защитник спасительной истины против лжеучителей (3–20).

1 - 2 Павел, Апостол... Тимофей, конечно, сам лично был вполне уверен в божественном призвании Павла к апостольскому служению, и если апостол в приветствии так обстоятельно говорит о своем призвании, то, вероятно, имеет при этом в виду не Тимофея, а его ефесскую паству. Ефесские христиане должны утвердиться в той мысли, что Павел призван Самим Богом и потому все его распоряжения, какие следуют далее, имеют характер обязательности для всех верующих во Христа. В особенности же напомнить о божественном призвании Павла нужно было ввиду появления в Ефесе инакоучителей, которые, конечно, унижали Павла в глазах ефесян.

Спасителя нашего. Бог называется так, как подающий людям спасение (ср. Пс 23.5; Ис 45.15; Лк 1.47; 1Тим 2.4 и др. места), Христос же называется Спасителем (Еф 5.23; Лк 2.11 и др.), как посредник и совершитель нашего спасения.

Надежды нашей. Христос называется "надеждой нашей" не в том смысле, что Он есть основание, посредник или поручитель нашего спасения, но в том, что Он есть самый предмет нашей надежды (ср. Кол 1.27; Тит 2.13). Во Христе и со Христом дано нам спасение, здесь на земле еще только составляющее предмет веры и только со вторым пришествием Христа имеющее осуществиться вполне (Рим 8.24 и сл.). Так называет апостол Христа ввиду того, что ефесские инакоучители рисовали пред взором ефесских христиан некоторые другие "надежды" на спасение, например, указывали на возможность спастись чрез точное исполнение постановлений закона.

Истинному сыну в вере. Апостол называет Тимофея "сыном в вере" потому, что он возродил его в новую жизнь, возвестив ему учение Христа. Истинным называет Ап. Тимофея как вполне похожего по всему на своего духовного родителя – Павла: в нем Павел узнает черты своего характера (ср. Флп 2.20-22).

Благодать... Мир – см. Рим 1.7. Здесь к обычному сочетанию приветствий своих «благодать и мир» апостол присоединяет еще выражение «милость» (ελεος). Об этом выражении см. Гал 6.16.

3 Послание начинается придаточным предложением: "как я просил тебя...". (καυως παρεκαλεσα σε). Главное предложение, которое должно бы здесь стоять, пропущено, но его можно пополнить, и этот весь стих получит тогда такой вид: "как я просил тебя, сам отходя в Македонию, оставаться в Ефесе (как пункте особенно важном) и увещевать некоторых, чтобы они не учили иному, так ты и оставайся там". Тимофей, очевидно, очень тяготился пребыванием в Ефесе, и апостол поэтому первым делом хочет внушить ему твердость духа для пребывания на столь ответственном посту.

Отходя в Македонию. Здесь разумеется путешествие, совершенное Апостолом Павлом по Греции и Македонии в промежуток между первыми и вторыми его узами (подробности об этом путешествии как действительно имевшем место см. у Полянского. 3–40).

Увещевать – точнее: отдать строгое повеление (ποραγγειλης).

Не учили иному. Это выражение (ετεροδιδασκαλειν) не означает непременно, что "некоторые" учили ненужному. Они могли учить, но только не тому, что особенно было важно знать христианам или же могли учить не так, как учил апостол, т. е., как видно из 1Тим 6.3, брали, вероятно, плату за свои уроки, чего Апостол Павел никогда не делал. Поэтому лучше бы называть этих людей не "лжеучителями" (обыкновенный перевод), а инакоучителями.

4 Баснями и родословиями. Некоторые толкователи видят здесь указание на начатки гностицизма ("родословия" так называемых эонов), но с таким мнением нельзя согласиться. В посл. К Титу апостол (Тит 1.14) прямо называет эти басни «иудейскими» и след. и здесь вероятнее всего разумеет различные ходившие между иудеями баснословные рассказы, составившие впоследствии содержание иудейской Гаггады. "Родословия" также вероятно были заимствованы из иудейства, которое вообще очень интересовалось родословными таблицами своих великих людей.

Бесконечными апостол называет родословия в том смысле, что в них никогда не дойдешь до конца, а будешь уходить все дальше и дальше в область древности.

Споры. Здесь разумеются не объективные расследования дела, а проникнутые субъективным настроением оспаривания всяких общепринятых истин, совсем не нужные для церковного общества.

Божие назидание – т. е. созидание (οικοδομιαν) Богом чрез восстановленных Им служителей церкви. По некоторым кодексам здесь нужно читать: Божие домоправление (οικοδομιαν), но смысл места от такой перемены выражения почти не изменяется. Апостол, несомненно, хочет сказать, что "общество верующих созидается и утверждается в вере христианским единомыслием... Напротив, исследования и споры, производимые всяким противным Евангелию учением, служат к расстройству слушающих (2Тим 2.14) и нарушают единство церкви". (Полянский с. 231 и 232).

5 Цель же увещания... Под "увещанием" (παραγγελια) здесь очевидно разумеется христианское нравоучение, которое начертывает правила жизни христианину. Это нравоучение имеет своею целью утвердить в сердце христианина любовь к Богу и ближним, которая может вырасти только из совершенно чистого сердца, а не из каких–либо нечистых побуждений, которые, очевидно, не были чужды инакоучителям. Чистое же сердце имеет в своем основании добрую совесть (Деян 24.14, Деян 16.1; 1Кор 4.4), которая не знает за собою никакой вины ни пред Богом, ни пред людьми, а такая совесть возникает из веры, которая не только исповедуется устами, но истинна и по своей внутренней сущности. Таким образом, здесь вера является первоосновой и доброй совести, и чистоты сердца.

6 От чего отступив, т. е. не поставив себе именно вышеуказанной цели –достижения любви, основанной на чистоте сердца, доброй совести и нелицемерной вере. Но кто забывает об этом, тот не достигает цели. Инакоучители, очевидно, не обратили внимания на основательное религиозно нравственное обновление – иначе они не сбились бы с правильного пути служения истине.

7 Желая быть законоучителями. Лжеучители, очевидно, изъясняли письменный иудейский закон – Тору. Это дело представляется апостолу более важным, чем занятие баснями и родословиями. Самые басни и родословия служили, по–видимому, для этих людей только средством для того, чтобы возбудить в слушателях больше внимания к их разъяснению Торы.

Не разумея – т. е. не зная самого существа закона и не понимая сами хорошо того, что они выдают как истинное толкование.

8 А мы знаем, т. е. все христиане знают.

Закон добр – см. Рим 7.12-14.

Законно – т. е. соответственно с самим существом закона. Ср. Рим 3.27,28 и особенно 31.

9 - 11 Хороший учитель тогда будет употреблять закон согласно его назначению, когда признает, что закон вообще назначен не для праведника, т. е. для человека хорошего, честного и угодного Богу, а для людей совершенно иного направления. Апостол имеет здесь в виду уже не только закон Моисеев, но и всякий государственный закон, устанавливаемый известными властями (Рим 13.1 и сл.). Перечисляя грешников, для которых и нужен закон, апостол делит их на четыре группы: а) грешники, вообще не признающие ни божеских, ни человеческих законов (беззаконные и непокорливые), б) не воздающие должного почтения Богу и дерзко нарушающие Его заповеди (нечестивые и грешники), в) не признающие ничего святого и осквернители того, что посвящено Богу (развратных и оскверненных – точнее: осквернителей – βεβηλοι), г) отцов – и матереубийц (по русск. пер. неточно: оскорбителей), человекоубийц... человекохищников, т. е. похищающих людей для продажи в рабство (ανδραποδισταις). Апостол здесь в исчислении грехов следует порядку заповедей. Если "нечестивые и осквернители" нарушают первые четыре заповеди, требующие почтения к Богу и божественному, то отцеубийцы нарушают пятую, человекоубийцы – шестую, блудники – седьмую, человекохищники – восьмую, и лжецы – девятую. О десятой заповеди, как воспрещающей более тонкий вид греха – греховное пожелание, апостол не считает здесь нужным упомянуть, но и ее, может быть, он имеет в виду в словах: "и для всего, что противно здравому учению", под коим он разумеет истинное апостольское учение, которое, как вполне здоровое, будет производить в слушателях добрые плоды.

По славному благовестию... Эти слова представляют заключение к 9–му стиху: что закон положен не для праведника – это было сказано в славном благовестии Самого Бога, которое поручено возвещать Апостолу Павлу.

Блаженного Бога. Бог называется здесь "блаженным" для того, чтобы дать понять читателям, что, находясь в единении с Богом, они также получают блаженство, состоящее в полном спокойствии, отсутствии всякого страха. Такого блаженства не могли им обещать законоучители, прежде всего выдвигавшие в их сознании их постоянную ответственность пред законом, которая не могла вызвать в их сердцах успокоения.

12 - 17 Апостол так полон убеждением в истинности провозвещаемого им учения, что не иначе, как с чувством глубочайшей благодарности воспоминает о своем призвании к апостольскому служению. Только благодать, т. е. любовь Божия могла сделать из него, прежнего гонителя христиан, верного проповедника Христова Евангелия. Сам он был бессилен что–либо сделать для своего возрождения – Бог дал ему эту силу.

С верою и любовью во Христе. И вера, и любовь пробудились в Павле именно как результат могущественного действия божественной благодати.

Из которых я первый – ср. 1Кор 15.9.

Царю же веков нетленному (т. е. неизменяемому)... Апостол так называет Бога для того, чтобы показать, что наша мысль должна стремиться только к Богу и что учения о прочих вещах и предметах как существующих во времени не могут иметь первенствующего значения... Самый первый величайший предмет познания – Бог (у Полянского с. 283).

18 - 19 Здесь апостол увещевает Тимофея иметь ту добрую веру, которую всегда проповедовал Апостол Павел. Как мотив к такой твердости в вере, апостол указывает на бывшие о Тимофее "пророчества". Очевидно, апостол имеет здесь в виду речи вдохновенных членов Церкви в Листре, которые предсказывали апостолу то, что Тимофей окажет много услуг Церкви, и советовали Павлу взять его себе в помощники. Апостол Павел поступил так, как советовали ему Листрийские пророки (ср. 1Тим 4.14).

Чтобы ты воинствовал согласно с ними. Тимофей должен действовать, как борец за истинную веру, при свете бывших о нем пророчеств.

Имея веру и добрую совесть. И вера, и добрая совесть является как вооружение христианского пастыря (ср. Еф 6.16; 1Фес 5.8). Совесть и вера имеют один источник (1Кор 2.5). Наша совесть очищается кровью Иисуса Христа (Евр 9.14), и поэтому без веры она не может быть чистою. Равным образом, и истинная вера отрицает свою силу в совести" (Полянский с. 291).

20 Далее апостол указывает на некоторых отвергших добрую совесть, презревших ее голос и потому потерявшихся и начавших жить в разных заблуждениях. В пример таких людей апостол выставляет Именея и Александра. Эти двое, вероятно, были нечестивее, чем другие, им подобные. Кто были эти Александр и Именей и в чем состояло их "богохульство", неизвестно. По–видимому, инакоучители ефесские щадили этих людей, и Павел поэтому сам подверг их наказанию.

Предал сатане – объяснение см. в толков. 1Кор 5.5.