О церковном устройстве: качества епископов (1–7), диаконов и диаконисс (8–13). Понятие о Церкви, как начале, каким должны руководствоваться в своей деятельности пастыри (14–16).

1 Верно слово, т. е. справедливо говорится. Апостол, вероятно, приводит поговорку, образовавшуюся в его время среди христиан.

Епископства – (επισκοπες). Апостол называет так служение предстоятеля церкви. Слово это происходит от слова "епископ" (επισκοπος), которое в пастырских посланиях попадается два раза – в следующем, втором стихе рассматриваемой главы и в послании к Титу (Тит 1.7). По буквальному переводу слово «епископ» значит надзиратель и этим именем у греков назывались разного рода видные государственные чиновники. И в христианской Церкви, как видно из рассматриваемой главы, а также из послания к Титу, этим именем обозначались лица, наблюдающие за порядками в Церкви, лица важнейшие в Церкви, продолжающие дело Великого Епископа душ (1Пет 2.25) – Христа. По толкованию святых отцов, такое служение появилось одновременно с началом христианства и есть божественное установление. Но те же св. отцы признают, что в первенствующей церкви и простые пресвитеры назывались иногда епископами, как тоже наблюдавшие за порядками церковными в своих приходах (как и епископы иногда именовались пресвитерами, например, Тит 1.5), хотя, несомненно, по представлению св. отцов, епископство было и в апостольские времена высшею иерархическою степенью, а пресвитерство было подчинено епископству. В рассматриваемом месте название "епископство" обнимает собою оба служения – и собственно епископское, и пресвитерское; если бы было иначе, т. е. если бы апостол имел в виду указать только качества одних епископов, то непонятно, почему он пропустил без внимания обязанности пресвитеров. Ведь даже о диаконах он говорит здесь с достаточною обстоятельностью...

Доброго дела желает – т. е. к хорошему, с нравственной стороны, служению стремится (ср. 1Фес 5.13).

2 Но – правильнее: итак (ουν).

Непорочен. По высоте своих нравственных качеств епископ должен быть таким человеком, которого враги христианства – иудеи и язычники – не могли бы ни в чем упрекнуть.

Одной жены муж. Здесь имеется в виду не полигамия, которая в те времена не была в обычае даже среди язычников Греции и Рима, не говоря уже об иудействе, а вступление во второй брак по смерти первой супруги. От кандидата в епископы (и пресвитеры), таким образом, требовалось как необходимое условие, чтобы он был женат только одним браком – второбрачие мыслится у апостола уже как нечто унижающее человека, который претендует быть учителем нравственности для верующих. И впоследствии Церковь держалась такого же воззрения. Если некоторые отцы Церкви (например, Феодорит) и допускали рукоположение второбрачных в епископы, то это было исключением из общего правила.

Трезвый – не только в отношение к вину, но и ко всякому опьянению страстью.

Целомудрен – т. е. умеющий владеть своими умственными силами (σωφρονα).

Благочинен – (κοσμιον) – соблюдающий меру и достоинство во всем своем обращении с людьми (честен – это другой перевод того же выражения κοσμιον, которое переведено словом: благочинен).

Страннолюбив. В апостольское время многие христиане, изгнанные из своих городов, должны были искать себе убежища в других, и поэтому епископам приходилось заботиться о странниках.

Учителем. Дело учительства требует немалых трудов и достаточной нравственной высоты. Поэтому в понятии "учительности" заключено указание и на умственные, и на нравственные высокие свойства епископа.

3 Бийца – человек, который в гневе склонен давать волю своим рукам.

4 - 5 Церковь, по апостолу, есть как бы большая семья, в которой отцом и правителем является епископ. В большой семье труднее управляться, чем в маленькой, и кто не умеет как должно поставить свою семью, тот будет и плохим епископом.

Со всякою честностью. От отца семьи требуется честность (σεμνοτης), т. е. соблюдение своего достоинства.

6 Новообращенный христианин, сразу же возведенный в сан епископа, легко может высоко возомнить о себе, впасть в гордость – и вместе с тем подвергнуться от Бога наказанию, какому подвергся некогда возгордившийся сатана (κριμα – осуждение, приговор судебный). По мнению Воленберга, родит. падеж, τ. διαβολου (по–русски: с диаволом) нужно понимать как родительный субъекта и все выражение: "и не подпал" нужно передать так: "и чтобы не подпал суду Божию", который Бог повелевает совершить над человеком диаволу, который (суд) похож на те испытания, какие, например, Бог позволил низвести сатане на Иова (Иов 1.12; Иов 2.6). И епископ, новообращенный и неопытный, легко может подвергнуться искушению и даже преследованию со стороны врага Христовой Церкви – диавола.

7 Не только христиане должны видеть в своем епископе безупречного человека, но и язычники (внешнее). Иначе епископ подвергнется нареканию со стороны неверующих, а это поставит его в тяжелое положение, лишит его необходимого самообладания и опять даст возможность диаволу уловить его в свои сети, т. е. побудить к каким–нибудь неправильным действиям, в результате чего явится его полное падение.

8 После епископов апостол переходит к диаконам (о них см. Деян 6.1 и сл.; Флп 1.1). Как лица, имеющие иерархическую степень, диаконы должны вести себя достойно своего сана. Они должны остерегаться того же, чего остерегаются и епископы, – апостол не считает нужным снова говорить об этом – но, кроме этого, они должны иметь непременно особые свойства, необходимые в их служении.

Честны – (σεμνους), т. е. должны держать себя с достоинством.

Не двоязычны, т. е. не должны говорить то так, то иначе об одном и том же деле, к чему они легко могли побуждаться необходимостью входить в постоянные сношения с нуждающимися в помощи от Церкви.

Не пристрастны к вину. Диаконам приходилось постоянно иметь в своих руках запасы вина для вечерей любви.

Некорыстолюбивы. Диаконы имели в своем заведовании денежные суммы.

9 Совесть диаконов должна быть чистою – это вывод из сказанного в 8–м стихе, – чтобы ее состояние было соответственно истинной вере, которая по существу своему есть тайна, т. е. нечто чудесное, не понятное для простого ума, чуждого христианству. Апостол хочет сказать, что только чистая совесть человека и сообразная с нею жизнь дают посторонним некоторое представление о том великом неоцененном сокровище – вере, которое таится в глубине христианской души.

10 По–видимому, в апостольское время производилось церковною общиною и ее представителями–епископами тщательное исследование относительно лиц, предназначаемых на диаконское служение.

11 Равно и жены (прибавление "их" – лишнее против текста). Здесь естественнее всего видеть диаконисс, а не жен диаконов, потому что было бы странно, если бы апостол выставлял известные требования только относительно жен диаконов и умолчал о требованиях, каким должны удовлетворять супруги епископов и пресвитеров. Степень диакониссы – не иерархическая. Диаконисса просто являлась помощницей пресвитера или епископа, хотя, правда, получала особое торжественное посвящение на это служение. Первое упоминание о диакониссе находим в Рим 16.1), но там ей дано название диакон (διακονον) термин "диаконисса" стал употребляться в позднейшее время – примерно около 4–го века.

Не клеветницы. Женщинам по преимуществу свойственна страсть к пересудам и сплетням. Диакониссы должны воздерживаться от этого.

12 См. ст. 2 и 4.

13 Некоторые под словом «степень» (βαθμον) понимают положение человека в обществе и переводят: "диакон, хорошо отправляя свою должность, достигает всеобщего уважения". Но такое толкование слишком далеко от прямого смысла выражения "степень добрая". Естественнее толкование некоторых св. отцов, которые выражение "степень добрая" считают техническим термином для обозначения степени епископства. И в самом деле, это выражение напоминает собою выражение первого стиха: «если кто епископства желает, доброго дела желает».

И великое дерзновение в вере во Христа Иисуса, т. е. и внутренне они становятся удовлетворенными, чувствуют особую духовную радость, какую дает сознание верного исполнения возложенного на них Христом служения.

14 Мысль вставочная. Апостол, опасаясь, чтобы Тимофей не подумал, что апостол пишет ему ввиду того, что сам уже не надеется увидаться с ним в Ефесе, говорит, что он придет к Тимофею и даже может быть скорее, чем тот ожидает (ταχιον – по–русски неточно: вскоре).

15 Но апостол может и замедлить своим прибытием в Ефес. Поэтому он теперь письменно хочет дать Тимофею указания, как ему держать себя в доме Божием или в церкви.

Который есть Церковь – правильнее: община или общество (εκκλησια Θ.), принадлежащее живому Богу. Бог назван здесь "живым" в противоположность мертвым идолам, которых чтили азиатские общины, и как дающий Своим почитателям жизнь. Это должен иметь в виду Тимофей и всякий другой предстоятель церкви при прохождении своего служения.

Столп и утверждение истины. Эти слова составляют приложение к предыдущему выражению и выражают собою одну и ту же идею, именно ту, что Церковь, как собрание верующих, представляет собою твердый фундамент для евангельской истины: падет Церковь – исчезнет и евангельская истина (чего, однако, по слову Христа, Мф 16.18, никогда не случится). Отсюда должно быть ясно для Тимофея, как ему нужно заботиться о поддержании порядков в Церкви.

16 Чтобы еще более внедрить в душу своего ученика благоговейную заботливость о поддержании в порядке всего церковного строя, апостол напоминает Тимофею о той важнейшей истине, которая сохраняется в Церкви: о воплощении Бога и совершении воплотившимся Сыном Божиим спасения людей. В этой истине – говорит апостол – несомненно заключается великая тайна христианского благочестия, таинственная и высочайшая основа всей благочестивой христианской жизни (ср. Ин 3.33; Ин 5.23).

"Как самое сильное свидетельство любви Божией к человеку, она возбуждает в нас любовь к Богу, а любовь есть основание всякого благочестия" (Полянский с. 414).

Далее апостол изображает все главные события в историческом проявлении этой тайны: "Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе. ...". Прежде всего нужно установить правильное чтение этого места. Во многих древних рукописях и у некоторых святых отцов и учителей Церкви вместо выражения Θεος (Бог) стоит выражение ος = который, а в иных даже ο – средний род от местоимения ος. Поэтому новейшие толкователи в большинстве стоят за чтение: "который явился во плоти" и ставят это предложение в отношение или к выражению "тайна", или к выражению "дом Божий" (последнее защищает Полянский). Но мы держимся чтения таких уважаемых отцов, каковы Златоуст, Феодорит, Иоанн Дамаскин и др., которые все здесь читают: "Бог явился...". Притом, если даже мы согласимся и с чтением древних рукописей, читающих: "Который явился...", то все же должны, по необходимости, выражение "который" относить к подразумеваемому существительному, потому что все попытки отнести это местоимение к другим предыдущим выражениям представляются крайне неудачными (это нужно сказать и о чрезвычайно неестественном толковании, какое предлагает Полянский). Итак, здесь речь идет о Боговоплощении. Бог явился во плоти, т. е. принял человеческое естество.

Оправдал Себя в Духе, т. е. подтвердил то, что Он есть истинный Бог, – хотя и принявший человеческое естество, – посредством Духа Святого, Которого Он послал верующим и Которым Он и Сам в течение Своей земной жизни совершал различные чудеса (Мф 12.28).

Показал Себя Ангелам – по Своем вознесении на небо, когда Его встретили Ангелы и покорились Ему (Евр 1.6; 1Пет 3.22).

Проповедан в народах – конечно, после вознесения и сошествия на верующих Духа Святого.

Принять верою в мире – апостол пророчески созерцает, что будет еще со временем.

Вознесся во славе. О вознесении Христа, этом последнем славном событии из земной жизни Христа, апостол говорит в самом конце своего гимна (весь стих представляет собою, действительно, христианский гимн во славу Христа) потому, что славное вознесение было наглядным доказательством совершившегося искупления людей. Достаточно было свидетелям этого события напомнить о нем, чтобы в их сердцах пробудилась радостная уверенность в том, что Христос есть воистину Спаситель мира и что на Нем можно основать всю свою жизнь.