7: 14-й - Манассия и 15-й - Амон

(Сн. 4Цар 21.1 гл.)1-9. Время воцарения и продолжительность царствования Манассии; общий - нечестивый - характер первой половины его царствования; смешение истинного богопочтения с идолослужением. 10-13. Наказание Манассии пленом, раскаяние его и возвращение ему царства. 14-20. Укрепление Иерусалима, уничтожение идолов, возобновление законного богослужения и смерть Манассии. 21-25. Двухлетнее нечестивое царствование Амона и насильственная смерть его.

1 - 9 Сн. 4Цар 21.1-16; Толков. Библия т. II. "На обоих дворах дома Господня" (ст. 5), т.е. внешнем и внутреннем (см. примеч. к 3Цар 6.36; Толков. Библия II). В ст. 6 2Пар прибавлено (в сравнении со ст. 6 4Царств): "в долине сына Енномова", LXX εν γε (re - непереведенное евр. слово, означ. "долина") Βενεννομ, Vulg. in valle Benennom, слав. во удоли Вееннамли. - Высшим проявлением религиозного синкретизма Манассии было поставление резного идола Астарты в самом храме (ст. 7), причем одновременно, по-видимому, был вынесен из святого святых ковчег завета, водворенный туда обратно ухе при внуке Манассии, благочестивом Иосии 2Пар 35.3. Некоторые исследователи на основании загадочной речи пророка Иеремии, Иер 3.16, признают даже вероятным, что Манассия уничтожил ковчег завета, но 2Пар 35.3, очевидно, предполагает его существование в царствование Иосии (см. у проф. А. Смирнова. Новое построение истории еврейского народа и новые суждения об исторических лицах его. Прибавл. к изд. Твор. св. отцов в русск. переводе 1887 г., ч. 40, с, 217).

Выражением того же широкого религиозного синкретизма Манассии было введение им - также в храм Соломонов - ассирийского культа светил (ст. 5). С последним связывают проникновение при Макассии в Иудею вавилонской мифологии, космогонии и космологии (см. там же, ст. 221-224). Такая измена царя и народа иудейского религии Иеговы неизбежно должна была вести за собой гибель царства Иудейского, как об этом ясно говорили современные Манассии пророки (ст. 10, 18; сн. 4Цар 21.10-15). Но обличения эти не только не производили желаемого действия на царя и народ (ст. 10), но и вызвали со стороны первого кровавые преследования пророков (4Цар 21.16).

11 - 17 То, чего не могла произвести в Манассии пророческая проповедь, совершено было тяжким вразумлением Божьим этому царю в виде пленения его ассирийским царем и отведения в Вавилон: там, среди испытаний и скорбей плена, Манассия глубоко смирился перед Иеговой, покаялся в грехах идолослужения и, по молитве веры, был возвращен на царство в Иерусалим, где последние дни свои провел в укреплении города, уничтожении некоторых принадлежностей идолослужения и в восстановлении отправления культа Иеговы во всей чистоте и правильности (ст. 14-16) [Блаж. Феодорит замечает "такую пользу приносит наказание желающим. Ибо чего (Манассия) не имел, царствуя, то приобрел, будучи рабом. Quaest in II Paral. Patrol. s. gr. LXXX, col. 854, 856]. Это сообщение, находящееся только во 2Пар и отсутствующее в 4 Цар, в новое время в западноевропейской библейской науке многократно подвергалось сомнению и отрицанию как лишенное будто бы не только исторической засвидетельствованности, но и внутренней вероятности. Говорят, что уже отсутствие известия о пленении и возвращении Манассии в 4 Цар, а также у пророка Иеремии делают это известие 2Пар очень подозрительным: если бы при написании 4Цар было известно что-либо подобное, то автор 4 Цар, конечно, внес бы это событие в свое повествование; а пророк Иеремия не только ничего не знает о вразумлении и обращении Манассии, но косвенно отрицает саму возможность этого факта, когда свидетельствует, что главным образом идолослужение Манассии вызвало пленение иудеев в Вавилоне и гибель Иудейского царства (Иер 15.4). К внутренним несообразностям рассматриваемого свидетельства 2Пар относят частью упоминание в нем о Вавилоне как месте пленения Манассии, частью же - особенно -то, что, по этому свидетельству (ст. 15-16), реформу культа начал не Иосия, - как свидетельствуют 4Цар XXII-XXIII и 2Пар XXXIV, а уже Манассия. Весь рассказ 2Пар 33.11-16, говорят, есть простая аллегория судьбы Израиля, за грехи отведенного в плен и потом возвращенного на родину. Лично же с Манассией не было ничего подобного, и не могло быть: исправный данник ассирийских царей, он мирно свыше полстолетия царствовал в Иерусалиме на троне царей иудейских. Позднейший иудей - писатель кн, Паралипоменон - не мог примирить со своей верой в мздовоздаяние того, что преступнейший из иудейских царей дольше всех царей царствовал и умер ненаказанным. Эта антиномия и разрешалась для писателя кн. 2 Паралипоменон рассматриваемым рассказом, повод к которому, впрочем, могло подать предсказание пророка Исайи Езекии об отведении сынов его в Вавилон 4Цар 20.18 (J. Wellhausen, Prolegomena zur Geschichte Israels. 3-te A. Berlin 1886, s. 213; В. Stede, Geschichte des Volkes Israel, 1-ter Bd. Berlin, 1897,S. S. 639-64; ср. у проф. А.П. Смирнова, с. 228-229).

Но все эти возражения имеют лишь кажущуюся основательность. В самом деле, неупоминание в книгах Царств о факте пленения и возвращения Манассии отнюдь не может говорить против исторической достоверности этого факта: в весьма многочисленных случаях книга Паралипоменон восполняют повествования книг Царств новыми фактическими данными, почерпнутыми из документов летописных; в частности же, рассказ 4Цар 21.1-16 о царствовании Манассии так приметно отрывочен (ср. ст. 17-18), что естественно требует восполнения, которое и дает 2Пар 33.11-18. Пророк Иеремия в своем суровом приговоре о Манассии (Иер 15.4) мог иметь в виду первую, большую часть его царствования, пагубные следствия которой простирались на время, последующее за смертью Манассии. Что касается предполагаемых внутренних несообразностей рассказа, то они являются лишь плодом недоразумения библейских критиков, недоразумения, совершенно устраняемого новыми данными ассириологии: по свидетельству последней, пленение иудейского царя Манассии царем ассирийским, и именно в Вавилоне, является историческим фактом, стоящим выше сомнений (Ewald, Geschichte des Volkes Israel, 3 A. Bd. S. 729).

По ассирийским известиям, в числе данников ассирийского царя Ассаргаддана (689-661 гг.) состоял Манассия, царь иудейский (Minasi sar Jahudi); сын и преемник Асаргаддона Асурбанипал произвел жестокое усмирение составившейся было против него коалиции западно-азиатских царьков во главе с Самугом, братом Асурбанипала, и при участии египетского фараона. В числе этих царей, вассальных Ассирии, но возмутившихся против Асурбанипала, естественно предполагать Манассию иудейского, который был пленен победителем союза, и так как средоточием последнего был Вавилон (после Меродах-Валадана опять вделавшийся ассирийской провинцией - при Асаргаддоне), занятый было Самугом, то понятно, что водворявшийся в Вавилоне Асурбанипал велел привести Манассию не в Ниневию, а в Вавилон. Событие пленения Манассии обыкновенно относится к 647 г. до Р. Х. след., произошло на 51 -м году царствования Манассии за 4 года до его смерти (годы царствования Манассии, по принятой хронологии: 698-643 гг.).

Труднее понять, судя по исторически известным отношениям ассирийских царей к побежденным и плененным царям, факт возвращения Манассии из плена (продолжительность пленения нельзя представлять значительной; гадательно полагают ее не более года); однако чего-либо невозможного и здесь нет; 2Пар указывает, ст. 12-13, на покаяние и обращение Манассии (памятником которого осталась молитва его, ср. ст. 18), как на внутреннюю причину помилования и возвращения Манассии; наряду с этим могло иметь место внешнее, благоприятное для него стечение обстоятельств - в виде, напр., какого-либо политического переворота в Ассирии. Что, во всяком случае, возвращение Манассии не было делом благоволения ассирийского царя, видно из того, что первым делом Манассии по возвращении было укрепление Иерусалима и других городов Иудей (ст. 14). По вопросу о плене и возвращении Манассии см., напр., у Kleinert'a - в Riehm. Handwortebuch der Alterthums. Bd. II, s.s. 962-963 (см. Толков. Библию т. II, с. 529).

О "второй" стене Иерусалима, начатой Езекией (2Пар 32.5) и лишь доконченной и сильнее укрепленной Манассией (ст. 14), см. замеч. к 2Пар 32.5. Часть города, обнимаемая этой стеной, называлась "второй" (евр. мишне), 4Цар 22.14; Соф 1.10. О Гионе см. примеч. ко 2Пар 32.30. Об Офеле - см. примеч. ко 2Пар 27.3.

"Рыбные ворота" (евр. шаар (гад) дагим), ср. Неем 3.3; Неем 12.39; Соф 1.10, находились в середине второй стены Иерусалима, на севере города, приблизительно на месте нынешних Дамасских ворот; названы были так, быть может, потому, что через них миряне провозили рыбу в Иерусалим (Неем 13.16).

Вместе с внешним укреплением своей столицы и своего царства Манассия, по возвращении из плена, прилагал особое попечение об удалении из храма и Иерусалима принадлежностей идолослужения (ст. 15) и о восстановлении правильного и благоговейного служения Иегове в храме Его (ст. 16). Но понятно само собой, что полвека косневшая в идолослужении масса народная не могла быть достаточно восприимчивой к благочестивым начинаниям царя и по-прежнему тяготела к культу высот, хотя бы и Иегове (ст. 17). И сама реформа Манассии - уже в сипу краткости срока (от возвращения Манассии до смерти) - не могла быть ни сколько-нибудь полной, ни тем более глубокой, почему и потребовалась вскоре новая коренная реформа Иосии (ср. ст. 15 с 4Цар 33.5-15),

18 - 20 Здесь, в ст. 18 и 19, названы источники сведений для истории царствования Манассии, именно: а) источник общего характера - "записи царей Иэраилевьх", содержавшие обличения прозорливцев к Манассии (см. 4Цар 21.10-15); б) источник частного характера - "записи" некоего пророка "Хозая", изображавшие все проявления нечестия Манассии (ст. 19). LXX слав., вместо одного лица, видят здесь - в имени Хозай - собирательное: прозорливцы (=евр. хозим) - LXX επι των λογων των ορωντων, слав.: в словесех провидящих. Но вероятнее видеть здесь ссылку на источник частного характера - произведение отдельного пророка, подобно тому, как такие же ссылки на писания отдельных лиц встречались нам и ранее во 2 Пар, как-то: 2Пар 9.29 (Ахия и Иеддо); 2Пар 12.15 (Семайя и Иеддо); 2Пар 13.22 (Адда). В сирском переводе стоит Напал, в арабском Saphan; в) наконец - не сохранившаяся в евр. Библии - "молитва" (тефилла, προςευχη, oratio-obsecratio) Манассии - очевидно, покаянного характера ("молитва его и то, что Бог внял ему" ст. 19). Взамен несохранившегося подлинного текста этой молитвы, греческий и др. переводы Библии имеют неканоническую молитву Манассии, помещаемую в греч. Библии в конце Псалтири в числе 14 песней, извлеченных из разных мест Св. Писания, а в слав.-русской -следующую непосредственно после последней (2Пар 36.1) главы 2 Пар. В таком виде молитва Манассии - позднейшего происхождения (в ней отмечают, как несоответствующую библейскому воззрению и учению мысль (ст. 8) о том, что патриархи не имели нужды в покаянии). Но составление ее приурочивалось к данному упоминанию "молитвы" во 2Пар 33.18-10. Проф. А.А. Олесницкий вместо евр. тефилла, молитва, читает здесь: тифла, безумие, дерзость, - и замечает: "Что же касается молитвы Манассии, упоминаемой в цитате по принятому чтению (theph Ilah), то она внесена в цитату по позднейшей корректуре, после появления известной апокрифической молитвы Манассии" ("Государственная летопись царей иудейских". Труды Киев. Дух. Акад. 1879, №8, с. 455).

Но допускаемая здесь поправка не имеет опоры в текстуальном предании, и естественнее, кажется, объяснить составление молитвы на основании общего упоминания о ней в Библии, чем тенденциозную корректуру текста - на основании составленной молитвы.

Несмотря на неканонический характер, молитва Манассии является выражением горячего религиозного чувства, глубокого покаяния и уничижения, и потому в богослужении правосл. церкви употребляется в качестве образца покаянной молитвы (Последов. Великого Повечерия).

Погребен был (ст. 20) Манассия в саду некоего Уззы, которого некоторые отожествляют с царем Озией (сн. 4Цар 21.18; Толков. Библия т. II).

21 - 25 О царствовании 15-го иудейского цари, сына и преемника Манассии - Амона (по многим код. LXX и у И. Флавия: Αμως), весьма кратковременном и очевидно бессодержательном, 2Пар сообщает те же сведения, что и 4Цар 21.19-26 (см. Толков. Библию, т. II, с. 530).