Царствование Ахаза, 12-го царя иудейского (ср. XXVIII)2Пар 1-4. Общий (языческий) характер царствования Ахаза. 5-9. Нашествие царей сирийского и израильского на Иудею и данничество Ахаза царю ассирийскому. 10-14. Новый жертвенник в Иерусалимском храме, устроенный Ахазом по образцу Дамасского. 15-18. Другие введенные Ахазом изменения в Иерусалимском храме и культе в угоду царю ассирийскому. 19-20. Смерть Ахаза и воцарение Езекии.

1 - 4 Xронологическая дата возраста Ахаза: 20 лет при воцарении и 16 лет царствования, след., смерть в возрасте 36 лет (2 ст.), представляет то затруднение, что сын Ахаза Езекия вступил на царство 25 лет от роду (4Цар 18.2), след. родился у Ахаза, когда ему было 10-11 лет. Эту несообразность можно устранить, приняв чтение некоторых греческих кодексов, а также сирского и арабского переводов, по которым Ахаз начал царствавать 25-ти (а не 20) лет. Подражание Ахаза царям израильским (ст. 3) или Иеровоаму, сыну Наватову царю израильскому (греч. кодд. у Гильмеса 11: 44, 52, 55, 56, 74, 92, 106, 119, 120, 121, 134, 144, 158, 236, 242, 243, 244, 245, 246; ср. слав, перев. ), состояло не во введении в Иудее культа тельцов, о чем ничего неизвестно и что представляется совершенно невероятным ввиду враждебных отношений того времени (4Цар 15.37 и д. ) между двумя еврейскими, а в одинаковом с теми царями нарушении основного теократического закона безусловной верности Иегове и в увлечении, подобно, напр., царям династии Ахава (3Цар 16.32; 4Цар 3.2; 4Цар 10.26), чистым язычеством, как культом Ваала (2Пар 28.2), и Молоха (ст. 3, 2Пар 28.3). Хотя о последнем прямо не упоминает данное место 4 Цар, но параллельное место (2Пар 28.3) определенно говорит о сожжении Ахазом сына своего, конечно, в честь Молоха (сн. 4Цар 23.10; Лев 18.21; Иер 32.35 и др. Ср. И. Флав. Иуд.Древн. 9:12, 1), а не о простом очищении огнем (ср. Чис 31.33), - обычае весьма, правда распространенном в древности в Передней Азии, Индии, Африке и Америке, а также у греков (блаж. Феодорит, вопр. 47), и в России, напр., в ночь на Ивана Купалу: видеть здесь этот символический акт или просто суеверный обычай (как делают блаж. Феодорит, Гроций, Спенсер, проф. Гуляев и др.) не позволяют общий смысл места (характеристика нечестия Ахаза) и упомянутые библейские параллели (см. Толков. Библию, т. I, с. 207-209; сн. М. Пальмова, Идолопоклонство у древних евреев, с. 257 и д. ). Свойственный семитам обычай приносить человеческие жертвы богам, особенно детей, в наиболее критические моменты (ср. 4Цар 3.27), мог и у евреев особенно поддерживаться под влиянием тяжких обстоятельств времени, когда обычные средства служения и благоугождения Богу казались недостаточными для умилостивления Бога (Мих 6.7).

5 - 9 Начавшиеся еще при Иоафаме враждебные отношения царей: сирийского Рецина (LXX: Ραασσων, слав.: Раассон, что ближе, чем еврейская форма, к чтению в надписях: Разунну) израильского Факея к Иудее (4Цар 15.37), теперь, при Ахазе, выразились походом союзников против Иудеи и осадой Иерусалима (ст. 5, 2Пар 28.5 сл. Ис 7.1 и д. ), с целью завоевать Иудею, низвергнуть царствующий род Давидов и сделать царем иудейским какого-то сына Таввилова (Ис 7.6) - может быть, одного из сирийских военачальников. О завоеваниях и опустошениях союзников в пределах Иудейского царства, о переходе Ахаза иудейского в вассальную зависимость от ассирийского царя Тиглат-Пилезера [Многие ученые считают Феглафелласара (4Цар 15.29) за одно лицо с Фулом (там же, см. 19). См., напр. проф. И. С. Якимова, Опыты соглашения библейских свидетельств с показаниями памятников клинообразного письма (Христ. Чтен. 1884, т. II, с. 21 и дал; проф. А. П. Лопухина, Библейская история, т. II. Спб. 1890, с. 548. ] и об опустошениях, сделанных последним в пределах Израильского и Сирийского царств, см. замечание к 4Цар 15.29. (В Ассирийских надписях Ахаз встречается под именем lahuhazi). Здесь в ст. 6 упоминается о потере для Иудеи, вследствие сиро-израильской войны, Идумеи, занятой и укрепленной за собой иудеями при Амассии и Озии (4Цар 14.7,22). Иудеей был потерян, отнятый Рецином сирийским, важный и единственный торговый порт Елаф (ср. 3Цар 9.26; 4Цар 14.22). Изгнав отсюда иудеев, Рецин предоставил Елаф исконным его обладателям - идумеянам (в принятом еврейском тексте ст. 6 стоит собственно: арамеянам, евр. еромим, но в кодексах: 1, 4, 89, 112, 128, 149, 150, 160, 174, 176, 182, 187, 195, 206, 210, 224, 225, 227, 253, 297, 319, 335, 337, 342, 356, 366, 403, 423, 428, 431, 434, 451, 459, 471, 475, 477, 490, 505, 514, 526, 531, 540, 543, 559, 562, 587, 590, 596, 598, 601, 606, 612, 614, 616, 636, 648 у Кенник.: адомим - идумеи - так и вообще в Heri данного стиха (LXX: Ιδουμαιοι, Vulg.: Idumaei ["По нынешнему еврейскому тексту, - говорит профессор М. Гуляев, - следовало бы перевести арамяне, как и переводят некоторые новейшие; но еще мазореты заметили, что вместо ??? нужно читать: ???; то переводят идумеяне, наконец, самый состав слов показывает, что здесь разумеются не арамяне, название которых по-еврейски во множественном числе пишется ??? (с. 341). ]: идумеяне, воспользовавшись затруднениями Иудеи, старались всячески вредить иудеям (2Пар 20.17), вероятно, в союзе с сирийцами; одновременно с тем и филистимляне, покоренные Озией (2Пар 26.6), возвратили себе свободу и производили набеги на иудейские города (2Пар 28.18). По Иосифу Флавию (Иуд.Древн. 9:12, 1), сирийский царь, "истребив еврейские гарнизоны в пограничных (на пути от Елафа) крепостях и в окрестных областях и захватав огромную добычу, вернулся затем с своим войском в Дамаск". С тем вместе должна была прекратиться осада Иерусалима, и открывалась возможность для Ахаза послать посольство за помощью к ассирийскому царю (ст. 7-8). К этому моменту относится известное пророчество пророка Исаии о рождении Еммануила от Девы (Ис 7.14): против всех опасностей со стороны как внешних, так и внутренних врагов пророк указывал Ахазу на небесную помощь и чудесную защиту дому Давидову (Ис 7.4,10-16), за обращение же к помощи царя ассирийского угрожал Ахазу тяжкими бедствиями (Ис 7.17-25). Однако нечестивый и малодушный Ахаз пренебрег пророческими увещаниями и послал к ассирийскому царю Феглафелласару (Тиглат-Пилезеру III) посольство с унизительным заявлением вассальной покорности ("раб твой и сын твой я", ст. 7) с богатой контрибуцией ("дар", евр. шохад, собств. : подкуп), для составления которой ему пришлось захватить сокровища храма и собственного дворца (ст. 8). "И пришел к нему Феглаффелласар, царь ассирийский, но был в тягость ему, вместо того, чтобы помочь ему" (2Пар 28.20), и тем не менее вассальная зависимость Иудейского царства от Ассирии теперь стала фактом. О завоеваниях ассирийского царя в пределах Израильского царства текст библейский данной главы не повторяет сказанного в предыдущей (4Цар 15.29) и говорит лишь о расправе ассирийского царя с союзником царя израильского - Рецином сирийским: последний был умерщвлен, а население Дамаска, по обычной Ассирийской политике в отношении покоренных областей и народов (ср. 4Цар 15.29), переселил в место первобытного обитания сирийцев (Ам 9.7), область Кир. Положение этой страны, встречающейся в Библии почти только в связи с упоминаниями о сирийцах, (4Цар 16.9; Ам 1.5; Ам 9.7; ср. Ис 22.6), не вполне ясно. LXX и слав, совсем опускают это название; Vulg: Cirene, Евсевий: Κυρινη, блаж. Иероним: Cirene (Onomast. 623): во всех трех случаях Кир совершенно ошибочно отождествляется с Киренаикой, городом в Северной Ливии, в Африке, очень известным в послепленном истории иудеев (1Мак 15.23; Мф 27.32; Деян 2.11). И. Флавий (Иуд.Древн. 9:12, 3), полагает Кир в верхней Мидии, в пользу чего может говорить сближение у пророка Исаии (Ис 22.6) Кира с Еламом (греч. Сузиана). Теперь отожествляют Кир с Гюлистаном или вообще местностью по течению реки Кура (Κυρις, Κυρρος). Проф. Гуляев говорит: "на картах древнего востока указываются две реки с именем Кира. Одна - нынешняя Кура, вытекающая из гор кавказских и впадающая в Каспийское море на юге русских закавказских владений, в области Ширван; другая - небольшая пустынная речка на юге от Тегерана, ныне означаемая на картах под именем Канж. Конечно, здесь разумеется последняя, так как, с одной стороны, нет основания предполагать слишком далекого распространения владычества ашшурян, к северу от средоточного пункта, на котором совершались библейские все события; с другой стороны, вблизи этой местности находятся и другие места, упоминаемые в этой истории. Эта река находится, по приблизительному расчету, в 1500 верстах к северо-востоку от Дамаска" (с. 341). В этом переселении жителей Дамаска в Кир буквально исполнилось грозное пророчество Амоса (Ам 1.5) на Дамаск и народ арамейский. Как падение Дамаска, так и факт подчинения и контрибуции Ахаза Тиглат-Пилезеру подтверждаются клинообразными надписями: по ним взятие Дамаска последовало после долгой осады, в 732 (до Р. X. ) году (Keilinschriftt. Bibl. II, 32 ft. ); о походе же ассирийского царя там говорится, что он простерся до земли Филистимской, что может бросать свет на выше приведенное место 2Пар 28.20 и д., по которому поход царя ассирийского и царству Иудейскому, несмотря на заплаченную Ахазом контрибуцию, принес много бедствий вместо искомой Ахазом защиты.

10 - 18 И все же малодушный Ахаз, со своим неверием в силу Иеговы и со своей преданностью идолослужению, счел своим долгом идти к ассирийскому царю лично благодарить его за помощь, засвидетельствовать ему свое верноподданство и заручиться его благорасположением (конечно, с принесением новых богатых подарков на будущее время). Это путешествие Ахаза в Дамаск, где имел временное пребывание царь ассирийский, независимо от крайней унизительности для самостоятельного дотоле Иудейского царства, имело последствием не только просто культурные позаимствования у иноземцев - вроде, напр. солнечных часов или "степеней Ахазовых" (4Цар 20.9-11; Ис 38.8) - механизма, основанного во всяком случае на астрономических вычислениях Ассиро-Вавилонии и перенесенного Ахазом, может быть, из Дамаска в свой Иерусалимский дворец, - Ахаз с особенным пристрастием занялся заимствованиями элементов религиозного культа победоносных язычников - сирийцев и ассириян. Прежде всего, в самом Дамаске "приносил он жертвы богам Дамасским, (думая, что) они поражали его, и говорил: боги царей сирийских помогают им; принесу я жертву им, и они помогут мне. Но они были на падение ему и всему Израилю" (2Пар 28.23). Не довольствуясь этим личным вероотступничеством (напоминающим поступок Амасии, 2Пар 25.14), Ахаз решил в самое общественное богослужение Иерусалимского храма перенести элементы сирийского, точнее ассирийского языческого культа. Пленившись устройством увиденного им в Дамаске языческого жертвенника (был ли это походный подвижной жертвенник Тиглат-Пилезера, как думает историк Duncker. Geschichte des Alterthums. II, 2 s 318, ср. Kittel, Die Bucher der Konige, s. 270, или же главный жертвенник Дамаска и умерщвленного только что царя его Рецина, как полагает Stade, Geschichte des Volkes Israel, 1, s. 598, в тексте библейском не сказано; в пользу предположения Штаде говорит приведенное место 2Пар 28.23), и найдя его лучшим жертвенника всесожжений в Иерусалимском храме, Ахаз посылает в Иерусалим, первосвященнику Урии (вероятно, тождественному с упомянутым у пророка Исаии 8:2) чертеж и модель Дамасского жертвенника с приказанием построить точно по данному масштабу новый жертвенник. Хотя жертвенник Соломонова храма ("медный жертвенник", ст. 14. сн. 2Пар 4.1) был построен по образцу древнего жертвенника скинии, созданного по непосредственному повелению Божию (Исх 27.1 и след. ), и следовательно не подлежал произвольной замене новым, притом языческим типом жертвенника, однако первосвященник Урия, выступающий у пророка Исаии в качестве "свидетеля верного" (Ис 8.2), в данном случае оказал непростительную угодливость и уступчивость царскому произволу: быть может, для отвращения больших ужасов царского террора и худших еще языческих нововведений со стороны Ахаза. Урия поспешно, до возвращения Ахаза из Дамаска, построил новый, "большой" (ст. 15) жертвенник, на котором Ахаз, по прибытии, собственноручно (подобно Иеровоаму I израильскому, 3Цар 12.32-33) принес жертвы: "приблизился к жертвеннику и взошел на него" (ст. 12): "одно это выражение указывает на особую форму жертвенника, по которой для принесения жертв нужно было всходить на него. Притом немного далее он прямо называется большим, в сравнении с прежним, который имел в длину и ширину 20 локтей (около 15 арш. ) и 10 локтей (около 7 1/2 арш. ) в вышину (проф. Гуляев, с. 342). "Кому жертвенник повелел поставить Ахаз в Божием храме?", - спрашивает блаж. Феодорит (вопр. 48) и отвечает: "думаю, что жертвенник устроен был не Богу Всяческих, но лжеименному богу. Догадываться о сем дает повод книга Паралипоменон... (2Пар 28.22-24)... Он вынес из храма и алтарь медяный, устроенный Соломоном, а на место его поставил желанный вновь". По-видимому, однако, Ахаз на этот раз не имел в виду и не решался прямо удалять богослужение истинному Богу из храма Соломонова: он оставляет это богослужение в силе и в согласии с законом Моисеевым (ст. 15), но только во имя своего каприза повелевает переставить жертвенник ("медный"), сделанный при Соломоне (2Пар 4.1), на боковую северную строну (ст. 14), на центральное же место священнического двора храма, им доселе занятое, поставить новый, устроенный по ассирийской модели, и на нем именно совершать все отправления жертвенного культа. Ахаз, по-видимому, не хотел всецело и навсегда присваивать себе священнические функции: может быть, из боязни кары, постигшей Озию за подобное святотатство, самолично совершив однажды жертвы на вновь построенном жертвеннике (ст. 13), он затем дает повеление Урии (а в лице его священству вообще) совершать на этом жертвеннике всякие жертвоприношения - жертвы постоянные или повседневные, утренние и вечерние (ст. 15, ср. Исх 29.38-42; Чис 28.3-8), и жертвы частные особенные, как от народа и отдельных членов его, так и от царя (ср. Лев 4.22 след. Иез 46.17 сл.). Место это (ст. 15, ср. 13) важно для характеристики жертвенной практики данного времени (VIII века до Р. X. ) и, в частности, может приведено в качестве одного из исторических доказательств против предполагаемого многой западной библейской критикой происхождения сложного жертвенного ритуала лишь после плена, как и части Пятикнижия (в средних книгах его, так называемый "священнический кодекс"), содержащие законоположение об этом ритуале, предполагаются происшедшими равным образом не ранее плена Вавилонского. Вопреки этому, ст. 13 и 15, бесспорно доказывают, что 1) даже при нечестивом Ахазе в храме Иерусалимском регулярно приносились утренние и вечерние жертвы в точном согласии с законом (Исх 29.1, Чис 28.1) и 2) что различались определенными терминами жертвы: кровавая (евр. ола , всесожжение; шламим, мирная жертва) и бескровная (евр. минха , дар - хлебное приношение, несех, возлияние) - также в соответствии с законом Моисея (Чис 15.2-12), и в целом весь жертвенный обряд представляется здесь делом давней исторической, богослужебной традиции (ср. Stade, Gesch. d. Volk, Jsr. I, s. 598: Kittel, Bucher d. Konige, s. 270-271). Нерешительность свою во введении языческого элемента в богослужебный строй Иудейства Ахаз выказал и распоряжением, чтобы (cт. 15) "медный (Соломонов) жертвенник оставался до его усмотрения" (евр. лебаккер, Vulg. ad. volimtatem meam (erit paratum). LXX смешали евр. глагол бакар с именем сущ. бокер, "утро": 'εσται μοι εις то πρωι, слав.: да будет мне на утро, что не имеет смысла в данном контексте [Проф. Гуляев (с. 342-343) говорит: "70 читают: пусть останется мне на утро Некоторые из новейших, обращая на первое значение (гл. бакир) открывать, переводят: пусть будет мне для вопрошения Иеговы (т е. для получения от Него откровения). Но первый перевод не может быть принят, после того, как выше сказано, что Ахаз приказал приносить все и утренние и вечерние жертвы на своем большом жертвеннике; второй невозможен и по своей натянутости, и потому, что Ахаз, упорный язычник, не только сам не изъявлял желания просить в нужных случаях откровения Иеговы, но даже и в то время, когда ему предлагали это, он отказывался Ис 7.11-12. Между тем это же слово употребляется и в значении внимательно смотреть, размышлять". ]: по-видимому, Ахаз не решался сразу и вовсе удалить из храма древний и, конечно, чтимый народом жертвенник, а хотел выждать, какое впечатление на народ произведет допущенное им в храме новшество, и уже затем производить дальнейшие отступлений от чистоты ветхозаветного культа.

Но путь религиозного синкретизма, смешения богооткровенной религии с язычеством, на который вступил - первым из царей иудейских - Ахаз, оказался очень соблазнительным: Ахаз более и более привносил в богопочитание элементы разных языческих культов: эмблемы, идолы, жертвенники и высоты для служения разным языческим богам Ахаз во множестве распространил по всему Иерусалиму и по другим городам иудейским (2Пар 28.24-25). Кроме туземных, хананейских культов, напр., Молоха (ст. 3 рассматриваемой главы) Ваала (2Пар 28.3), а также хананейского же суеверия - вопрошания мертвых (Ис 8.19 - запрещено в законе, Лев 19.31; Втор 18.15), Ахаз с особенной ревностью совершал ассиро-вавилонский культ "всего воинства небесного" и "созвездий" (знаков Зодиака) с посвящением этим светилам жертвенников на кровлях дворцов, солнцу же были посвящены особые кони, поставленные Ахазом во внешнем дворе храма (см. 4Цар 23.5,12; Иер 19.13; Иер 32.29; Соф 1.5). Таким образом, царствование Ахаза как в гражданской, политической жизни иудейского царства отмечает начало вассальной зависимости этого царства от Ассирии, так и в религиозной области представляет новую степень падения истинной религии в Иудейском царстве, именно вторжение сюда ассиро-вавилонского сабеизма (Ср. у М. Пальмова, Идолопоклонство у древних евреев, с. 513-517). И та и другая зависимость от Ассирии продолжалась до смерти Ахаза. Но если в гражданской области верность Ахаза принятым на себя (ст. 7) обязанностям вассала ассирийского царя могла быть необходима и полезна для слабого Иудейского царства, то увлечение Ахаза языческим культом своих победителей могло лишь вести к гибели его царство. Может быть, по подражанию устройству ассирийских капищ, а также и для извлечения новых ценностей из храма Соломонова на уплату новой контрибуции царю ассирийскому, Ахаз обломал (ст. 17) украшения и другие принадлежности устроенных Соломоном во внутреннем дворе умывальниц - и медного моря (ср. 3Цар 7.23-28), а также отменил "крытый ход (евр. мисах, в keri мусах) субботний" и "внешний ход царский к дому Господню" (ст. 18). Оба последние сооружения воздвигнуты были, вероятно, уже после Соломона: характер и назначение этих построек трудно установить с точностью ввиду значительной темноты и, может быть, поврежденности текста ст. 18. Под крытым входом (евр. мусах, Vulg. musach) обыкновенно разумели, вслед за раввинами, особое царское место в переднем дворе, в котором (месте) стоял царь в субботу (LXX, видимо, читали не мусах, а мусад, "основание", когда передали: θεμελιον της καθεδρας (των σαββατων), слав.: основание седалища). Под "внешним ходом царским" с большим основанием в библейском тексте (3Цар 14.27 сл. ; 4Цар 11.4; Иез 46.1-2) понимают особый крытый ход, галерею с колоннадой, от царского дворца на Сионе до храма на Мориа (ср. проф. Гуляева, с. 343-344). Все это сломал Ахаз как по небрежению о благолепии храма, так и из желания принести дары ассирийскому царю (может быть, уничтоженные приспособления могли, по опасению Ахаза, почему-либо возбудить гнев ассирийского царя). Нечестие Ахаза завершилось, наконец, закрытием дверей храма Иеговы (2Пар 28.24). По И. Флавию (Иуд.Древн. 9:12, 3), Ахаз "дошел даже до такого пренебрежительного и наглого отношения (к Господу Богу), что распорядился наконец совершенно запереть храм, запретил приносить Предвечному установленные жертвы и присвоил себе все жертвенные приношения".

19 - 20 За нечестие свое Ахаз, подобно Иораму (2Пар 21.19-20) и Иоасу (2Пар 24.25), лишен был чести погребения в царском некрополе (2Пар 28.27).