Гонение Церкви Иродом: убиение Иакова, заключение в темницу Петра и чудесное его освобождение (1–18). Смерть Ирода в Кесарии (19–33). Возвращение Варнавы и Савла в Антиохию (24–25).

1 «В то время...», – т. е. пока Варнава с Савлом исполняли поручение антиохиян (Деян 11.25,30).

«Ирод царь...» Это был именно Ирод Агриппа I, сын Аристовула и Вероники, внук Ирода так называемого Великого, искавшего убить Господа по Его рождении и вместо Него избившего вифлеемских младенцев (Мф 2.1, 13 и д.), племянник Ирода Антипы Галилейского – убийцы Иоанна Крестителя (Мф 14.3 и д.). Такова эта семья убийц, окровавивших свои руки самою драгоценною для христианского мира кровью... Родившись около 10 года до Рождества Христова, Ирод Агриппа воспитывался в Риме. По восшествии на престол Калигулы, получил от него тетрархию умершего дяди своего Филиппа (Мф 2.22; Лк 3.1) и тетрархию Лисания (Лк 3.1) с титулом царя. Вскоре он объединил под своим владением и тетрархию другого дяди своего Ирода Антипы. Наконец, Клавдий Кесарь, преемник Калигулы, присоединил к его владениям и Иудею с Самарией, так что он, подобно деду, владел всею Палестиною (Флав. Археол. XVIII:7, 2; XIX:5, 1; 6, 1; О И. войне 11, 9, 6; 11, 5), причем отдельной прокуратуры римской над Палестиною уже не было. Умер 44 года по Р. X., процарствовав не более 4 лет, после чего Иудея снова была обращена в Римскую провинцию.

«Поднял руки... чтобы сделать зло...» – или заключением в темницу, или телесными наказаниями, или другими жестокими мерами, до убийства включительно, пример чего указывается далее.

2 Иаков, брат Иоанна (Богослова), Зеведеев – был второй мученик христианский, на котором точно исполнилось предсказание Господа (Мф 20.23). Дополняя краткое известие Дееписателя о его мученической кончине, Церковное предание говорит, что обвинявший апостола сам обращен был ко Христу обвиняемым и вместе с ним сподобился мученической кончины (Клим. Ал. у Евсевия, Церк. Ист. II:9; Чет.–Мин., апр. 30) Так, восклицает св. Златоуст: "уже не иудеи и не Синедрион, но царь поднимает руки, чтобы сделать зло. Это высшая власть, тягчайшая брань, тем более, что была в угодность иудеям".

3 «Тогда были дни опресноков...» – дни опресноков начинались со дня Пасхи и продолжались 7 дней. Если Ирод обычно пребывал в Кесарии, резиденции тогдашних иудейских правителей, то упоминание о днях опресночных дает понять, что для гонения на христиан и заключения Петра к удовольствию иудеев Ирод воспользовался своим пребыванием в Иерусалиме на празднике Пасхи; как бы то ни было низкая расчетливость, руководившая им, была такова, чтобы своими действиями угодить можно большему числу народа: вполне по–иродовски и достойно тех, кому это делалось в угоду.

4 «Четырем четверицам воинов...», т. е. четырем сменам – по четыре человека в каждой. Такая усиленная охрана полагалась лишь особо важным преступникам, а в данном случае она сослужила свою службу совсем не так, как ожидалось, ибо "чем тщательнее была стража, тем более удивительно обнаружение силы Божией..." (Феофил.).

«Намереваясь после Пасхи...» В праздник, и притом такой великий, как Пасха, не позволительно было осуждать на казнь, а потому Ирод Агриппа хотел осудить Петра по окончании праздника.

«Вывести его к народу...» – для торжественного публичного суда, осуждения и смертной казни. Любитель зрелищ, воспитавшийся на кровавых зрелищах римских, царь хотел сделать народное зрелище и из осуждения и казни первоверховного апостола.

5 «Между тем церковь прилежно молилась о нем Богу...» Замечание дает понять, что чудесное освобождение апостола было даровано особенно по молитве за него Церкви. "Они (т. е. верующие) находились теперь в самом опасном положении. Их устрашало и то, что тот (Иаков) убит, и то, что этот (Петр) посажен в темницу... Но – они не возмущались, не производили смут, а обратились к молитве, прибегли к этой непреоборимой поборнице..." (Злат.).

6 «В ту ночь...», т. е. перед тем днем, когда Ирод хотел судить Петра «Петр спал между двумя воинами...», прикованный к ним двумя цепями, как полагалось усиленною охраною (Флав. Археол. XVIII:6, 7; Плин. Ер. X:65).

7 «Свет осиял темницу...»φως ελαμψεν εν τ οικηματι... – слав. : «свет возсиял в xpаминe...» – может быть, не во всей темнице, а собственно в том отделении ее, где спал Петр. Сон Петра в такие тревожные минуты был настолько крепок, что лишь толчок мог разбудить его. "Видишь" – говорит Златоуст, – Петр спит, не предается ни унынию, ни страху. В ту самую ночь, как хотели его вывести на смерть, он спал, предав все Богу..."

8 «Опояшься и обуйся...» Для того повелевает ему опоясаться и обуться, чтобы и этим внушить ему, что это не привидение, чтобы он воспрянул от сна и убедился, что это – истина; для того тотчас же и цепи упали с рук его, и сказано было: востани вскоре. Эта – слова не смущающего, но убеждающего не медлить..." (Злат.).

12 «Иоанна, называемого Марком...», который потом сопровождал Варнаву и Савла в Антиохию (ст. 25). Существует несколько различных преданий об этом Иоанне Марке: по одним он – одно лицо с евангелистом Марком и Марком – племянником Варнавы (Кол 4.10). Другие – отличают его и от ев. Марка и племянника Варнавы (Чет.–Мин. 4 янь). Третьи, отличая от ев. Марка, считают племянником Варнавы (Чет.–Мин. 11 июня, житие Ап. Варнавы). Это разногласие, конечно, не может говорить против полной исторической достоверности повествуемого в настоящем месте книги Деяний.

15 «В своем ли ты уме?.. » – греч. μαινη... – слав. : «беснуешися–ли?.. », т. е. безумствуешь? Настолько казалось удивительным и невероятным сообщаемое.

«Это Ангел его» Как всегда бывает в случаях растерянности пред чем–либо маловероятным и необъяснимым, стараются подыскать объяснение совершающемуся не менее трудное и чудесное, и столь же мало объясняющее возможность невероятного. Учение об Ангеле–хранителе и руководителе спасения каждого человека могло основываться и подтверждаться на учении Господа об Ангелах младенцев. Известно это учение и Апостолу Павлу (Евр 1.14).

16 «Когда отворили...» – уже не одна служанка, а все собравшиеся устремляются к пришедшему и отворяют ему двери.

17 «Уведомьте Иакова...», т. е. предстоятеля Церкви Иерусалимской, брата Господня, «и братьев...», т. е. остальных верующих – для их успокоения.

«Пошел в другое место...», что требовалось благоразумною осторожностью и вполне согласовалось с наставлением Господа (Мф 10.23). "Не искушал Бога и не подвергал сам себя опасности, ибо и это они делали только тогда, когда им было повелеваемо..." (Злат.). Существует древнее предание, что Петр был в Риме в первые годы царствования Клавдия (Иерон. cata1. с. I; Евсев. Церк. Ист, II:14–15). Если так, то удобнейшим временем к такому путешествию Петра было именно рассматриваемое время. Это было, по всей вероятности, в 44–й год по Р. Х., после иудейской Пасхи, в 4–й год царствования Клавдия. О Петре, после сего удаления в другое место, не упоминается Дееписателем до самого апостольского собора (гл. XV).

В течение этого времени (несколько лет) он вполне мог совершить предполагаемое путешествие – и в целях лучшей безопасности, и в удовлетворение своей ревности, увлекшей его проповедовать Христа в самом центре жизни тогдашнего мира.

19 «Отправился в Кесарию...», обычную тогда резиденцию римских правителей Иудеи. Праздник Пасхи окончился, и он мог оставить Иерусалим; притом ему и неудобно было теперь оставаться в Иерусалиме, ему должно было быть стыдно пред той частью народа с Синедрионом во главе, которую он только что так обнадежил даровым зрелищем казни апостола.

20 Описывая смерть Ирода непосредственно за рассказом об освобождении Петра, Дееписатель имеет в виду представить эту смерть, как Божию казнь Ироду за гонение Церкви Христовой.

«Ирод был раздражен...» – по какой причине, неизвестно.

«Власта, постельника царского...»τον επι τοϋ κιτωνος του Βασιλεως... – главного служителя при особе царя, хранителя его жизни и сокровищ. Такие служители очень часто делались и высшими сановниками государства, пользуясь большим влиянием на царя и государственные дела (ср. Деян 8.27).

«Просили мира...», нарушенного раздражением, – дружественных отношений, особенно необходимых ввиду угрожавшего голода (Злат.). Большую часть зернового хлеба финикияне получали из Палестины, будучи сами преимущественно торговым, а не земледельческим народом. Поэтому Ирод без войны мог весьма навредить им, что и вынуждало их просить его о мире.

21 - 23 Прием послов происходил в особо назначенный день в торжественной публичной аудиенции.

«Одевшись в царскую одежду...» – по сказанию Флавия – вытканную из серебра.

Иудейский историк Иосиф Флавий довольно подробно рассказывает об обстоятельствах смерти Агриппы, с некоторыми подробностями и отличиями (Археол. XIX:8, 2; ср. XVIII:6,7) при общем сходстве с Дееписателем. Так, царь, по Иосифу, присутствовал в Кесарии на играх в честь Кесаря; в один из дней этих игр вполне мог состояться и прием послов царем. Его великолепные, сребротканые одежды блестели на солнце ослепительным сиянием; это и давало льстецам повод к самым неумеренным похвалам, в которых они называли его богом и вверяли себя его милости (θεον προσαγορευοντες). Царю, по–видимому, была по сердцу такая низкая лесть, что тотчас же и не замедлило навлечь на него гнев Божий: увидя над собою филина, он впал в суеверный страх и вместе почувствовал такую жестокую резь в животе, что на руках отнесен был немедленно во дворец, где после 5–дневных мучений скончался.

Страх Агриппы пред филином объясняется тем, что в Риме Агриппе было сделано одним авгуром предсказание, что он умрет, когда увидит во второй раз над собою филина. Когда это последнее случилось, Агриппа заболел, с ужасом вспомнив о предсказании. Это объяснение не устраняет другого, более серьезного, у Дееписателя, который причину и начало болезни полагает в невидимом поражении Ирода Ангелом. Не противоречат оба рассказчика и в указании продолжительности Иродовых мучений – Иосиф, прямо указывая пять дней, а Лука, выражаясь менее определенно, – «будучи изъеден червями, умер...»

Рассказ о смерти Ирода важен своею хронологическою датою (44 г.), позволяющею определять время собственно христианских предшествовавших и последовавших событий.

25 Ср. Деян 11.28-30.