Первая христианская Пятидесятница и сошествие на апостолов Св. Духа (1–4). Удивление народа (5–13). Речь Апостола Петра (14–36). Действие первой проповеди (37–42). Внутреннее состояние первой христианской общины в Иерусалиме (43–47).

1 При наступлении дня Пятидесятницы... Господу Было угодно, чтобы – подобно как и Пасха – первая христианская Пятидесятница совпала с днем Пятидесятницы еврейской, что означало собою не менее как отмену и лучшую замену того и другого еврейского праздника.

Об этом так говорит блаженный Феофилакт: "в какой день дан Закон, в тот же нужно было даровать, и благодать Духа, потому что как Спаситель, имея понести святое страдание, благоволил предать Себя на это страдание не в иное время, а в то, в которое закалали агнца, чтобы связать истину с самым образом, так и сошествие Св. Духа, по благоизволению свыше, даровано не в иное время, но в то, в которое дан Закон, чтобы показать, что и тогда законополагал и теперь законополагает Дух Святый...

Так как в день Пятидесятницы сносили снопы новых плодов, и разные лица сходились под одно небо (в Иерусалиме), то в этот же день имело быть и то, чтобы начатки от всякого народа всех живущих под небом народов собирались в один сноп благочестия и по слову апостольскому приводились к Богу..."

Все были единодушно вместе...ησαν απαντες ομοθυμαδον επι το αυτο. Кто все и где? Славянский перевод добавляет «апостолы», русский – «они», подразумевая под "всеми" не только апостолов, но и всех верующих во Христа, бывших тогда в Иерусалиме (Деян 1.16, ср. ; Деян 2.14) и вновь прибывших на праздник иудейской Пятидесятницы.

Из дальнейшего видно (2 ст.), что собрание этих верующих во Христа происходило в доме, вероятно, в том самом, в котором было и предшествующее собрание (Деян 1.13). Особенно многолюдным едва ли можно его предполагать, ввиду того что надо было бы в таком случае допустить в распоряжении апостолов дом невероятно больших размеров.

2 Шум... как бы от несущегося сильного ветра... Следовательно, самого ветра не было, только шум (ср. Злат. и Феофил.), несшийся сверху вниз, с неба к месту собрания апостолов, – шум настолько сильный, что привлек всеобщее внимание (6 ст.).

Наполнил весь дом, т. е. сосредоточился в этом доме. Где они находились, собственно, где они сидели, пребывая в молитве и благочестивых собеседованиях, в ожидании исполнения обетования.

3 Языки как бы огненные... Как шум без ветра, так и языки без огня, лишь подобные огненным. "Прекрасно говорить: как бы огненные, как бы от несущегося ветра, чтобы ты не помыслил чего–либо чувственного о Духе" (Феофил., ср. Злат.).

Шум был при этом знаком удостоверения сошествия Св. Духа для слуха, языки – для зрения. И то и другое возвышало для апостолов величие события и воздействие его на душу, которая, собственно, и была главным предметом чуда этого обетованного крещения «Духом Святым и огнем».

Разделяющиеся языкиδιαμεριζομεναι γλωσσαιразделени языцы. Впечатление момента сошествия Св. Духа было, очевидно, таково, что из какого–то невидимого, но близкого источника внезапно надвинувшегося и исполнившегося дом шума вдруг начали выделяться как бы огненные языки, поделяясь между всеми присутствующими – так, что чувствовался при этом один и тот же общий источник всех их.

Шум с неба знаменовал также могучесть силы Св. Духа, сообщенной апостолам («сила свыше» Лк 24.49), а языки знаменовали пламенность проповеди, которая должна была служить единственным оружием покорения мира к подножию Креста Христова. Вместе с тем языки являлись также точным обозначением совершившейся в душах апостолов перемены, которая выразилась в неожиданно почувствованной ими способности говорить на других языках.

4 Исполнились все Духа Святого... "Дух Святый, – говорит Григорий Богослов (IV:16), – действовал, во–первых, в ангельских и небесных силах..., потом в отцах и пророках..., после же всего действовал в учениках Христовых, и в них троекратно – по мере их удобоприемлемости и в три различные времена: до прославления Христова страданием, по прославлении воскресением и по вознесении на небо или устроении (Деян 3.21), как показывает первое – очищение от болезней и духов, производившееся, конечно, не без Духа; также по совершении домостроительства – дуновение Христово, которое очевидно было Божественным вдохновением, и наконец – нынешнее разделение огненных языков... Но первое было не ясно, второе явственное, а нынешнее совершеннее: ибо не действием уже, как прежде, но существенно присутствует и как бы сказал иной – сопребывает и сожительствует Дух..."

Начали говорить на других языках, как Дух давал им провещавать... В объяснение сего так говорит св. Кирилл Иерусалимский: "Петр и Андрей – галилеяне говорят по–персидски и по–мидийски, Иоанн и прочие апостолы изъясняются на всяком языке с пришедшими от язычников. Дух Св. научает многим языкам вместе, каких вовсе не знали наученные Им. Это – Божественная сила! Какое сравнение между долговременным их неведением и между этою всеобъемлющею, многостороннею, необычайною, внезапною силою говорить на всех языках..."

Св. Феофилакт поучает: "почему дар языков апостолы получили прежде других дарований? Потому что имели разойтись по всем странам; и как во время столпотворения один язык разделился на многое, так теперь многие языки соединились в одном человеке, и один и тот же человек, по внушению Духа Святого, стал говорить и на персидском, и на римском, и на индийском и на многих других языках. И дар этот назывался даром языков, потому что апостолы могли говорить на многих языках..."

Св. Ириней (202 г.) говорит о многих, еще в его время живших христианах, которые имеют "пророческие дарования, говорят на разных языках (παντοδαπαις γλωσσαις), открывают тайны сердца человеческого в назидание и объясняют тайны Божии" (adv. haer. V:6). В собеседованиях о жизни италийских Отцов – творении Григория Двоеслова – упоминается об одном отроке Арментарии, который говорил на иноземных языках, не учившись им (с. 304). Следы древности понимания дара языков в собственном смысле можно видеть и в том, что Фипострат, описывая жизнь Аполлония Тианского, которого хотел противопоставить Иисусу Христу, заметил о нем, что он знал не только все языки человеческие, но и язык животных. В Церковной Истории встречаются позднее примеры чудесного разумений иностранных языков, напр., в Ефреме Сирине.

5 Помимо того, что в Иерусалиме немало жило иудейских переселенцев «из всякого народа под небесами», в него стеклось по случаю величайшего праздника Пятидесятницы множество временных богомольцев из разных стран, которые и явились невольными свидетелями и подтвердителями чуда, совершившегося над апостолами, когда их послышали говорящими на языках своих стран все пришельцы.

6 Каждый слышал их говорящих... "Остановись здесь ненадолго, – поучает св. Григорий Богослов, – и подумай, как разделить речь, ибо в речении есть обоюдность, устраняемая знаком препинания. Так ли слышали, каждый на своем наречии, что – так сказать – глас исходил один, а слышны были многие гласы, по причине такого сотрясения в воздухе, или, яснее скажу, из одного гласа происходили многое? Или – остановившись на слове слышал, слова – говорящею своими гласами отнести должно к последующему, чтобы вышел смысл произносящих гласы, которые были свои для слушающих, а сие значит – гласы иноязычные, С последним я более согласен, потому что первое было бы чудом, которое относилось бы более к слушающим, нежели к говорящим, которых и укоряют, что они пьяны, на чего видно, по действию Духа сами они чудодействовали в произнесении гласов..."

7 Сие говорящие не есть ли суть Галилеяне... – т. е., во–первых, из известной части Палестины, где говорят одним известным наречием, и, во–вторых – из такой именно части, которая особенно не славилась просвещением. То и другое, выражающееся в имени галилеян, усугубляло величие чуда и изумление его свидетелей.

9 Парфяне и Мидяне и Еламиты... – т. е. иудеи, пришедшие в Иерусалим на праздник из Парфии, Мидии и Елама – провинций бывших могущественных царств Ассиро–вавилонского и Мидо–персидского. Эти страны лежали между Каспийским морем и Персидским заливом. Сюда переселены были сначала жители царства Израильского по разрушении его ассириянами, лет за 700 до Р. Х., потом и жители царства Иудейского, по разрушении его вавилонянами при Навуходоносоре – около 600 лет до Р. X. Многие из них возвратились при Кире в Палестину, но еще больше – осталось в странах поселения, не желая расстаться с выгодными предприятиями.

Жители Месопотамии – обширной равнины по течению Тигра и Евфрата, Здесь была некогда главная область Ассиро–вавилонского и Персидского царств, и здесь же было особенно много переселенных Навуходоносором евреев,

Каппадокия, Понт и Асия, Фригия и Памфилия – все провинции малазийские, входившие в состав тогдашней Римской Империи. В частности – Асией, по римскому счислению провинций, называлось все западное побережье Малой Азии, где были провинции Мисия, Кария, и Лидия; главным городом ее был Ефес.

10 Частей Ливии, принадлежащих к Киринее. Ливия – область к западу от Египта, представлявшая громадную степь, заселенную только в северной своей части по побережью Средиземного моря, где находился и главный город области – Кирена. Это побережье и называется здесь частями Ливии, принадлежащими к Киринее или Кирену. Как здесь, так и вообще в Египте – евреев было весьма много. Они имели здесь даже особенный храм. Здесь для них был сделан и перевод их священных книг на общепринятый тогда греческий язык. В Кирене целая четверть жителей были евреи.

Пришедшие из Рима – прибывшие на праздник из Рима, или вообще из городов римского запада, где также повсюду были рассеяны евреи. В самом Риме целый особый квартал был сплошь занят евреями.

Иудеи и прозелиты – т. е. природные иудеи и язычники, принявшие иудейскую веру, каковых было также немало повсюду в перечисленных местностях.

Критяне – жители острова Крит на Средиземном море, говорившие с несколько отличным от греческого языка наречием.

Аравитяне – жители Аравии, к юго–востоку от Палестины, язык которых – арабский – при некотором сходстве имел и значительные отличия от еврейского.

11 Слышим их нашими языками говорящих... – ясное указание, что апостолы действительно говорили на разных языках и наречиях.

Говорящих о великих делах Божиих...τα μεγαλεια του θεου... – т. е. обо всем, что являл и являет Бог великого в мире, особенно с пришествием Сына Божия. По величию такого предмета речи и самая речь должна была иметь характер возвышенности, торжественности и восторженности, вообще вдохновенного прославления и благодарения Бога.

14 Петр же ставши с одиннадцатью... Как и ранее, на совещании при выборе 12–го апостола, "Петр служил устами всех, (говорит Златоуст), а прочие одиннадцать предстояли, подтверждая его слова свидетельством".

15 В доказательство, что они не пьяны, апостол указывает на то, что теперь третий час дня... Соответствующий нашему 9–му, этот час был первым из трех дневных часов ежедневной молитвы (3, 6, 9), совпадавшей с принесением ежедневной утренней жертвы во храме. А по обычаю иудеев, до этого часа никто не вкушал пищи, – тем более в такой великий праздник, как Пятидесятница.

16 - 17 Предреченные пророком Иоилем... – следовательно, лет за 700 до сего (Иоил 2.28-32). Самое пророчество Иоиля приводится Дееписателем в несколько измененном виде против подлинника и LXX, как это делают нередко Сам Господь и апостолы. Так, вместо подлинного неопределенного выражения «после того», у Апостола Петра видим выражение более определенное – «в последние дни». Этим прежде всего исключается всякое отношение пророчества к какому–либо ближайшему ветхозаветному времени, а именно усвояется исполнение его к времени новозаветному, так как по библейскому воззрению весь период новозаветного Царства Божия представляется последнею эпохою домостроительства спасения человеческого, за которого имеет последовать уже всеобщий суд и царство славы. При этом, под выражением в последние дни, пророчества обыкновенно указывали не только такие будущие события, которые должны были наступить при конце ветхозаветного времени и начале новозаветного, но и такие, которые будут совершаться и в продолжение всего новозаветного времени, до конца его (ср. Ис 2.2; Мих 6.1 и др.).

«Излию от Духа Моего на всяку плоть...» По смыслу сего выражения, Дух Божий представляется, как полнота всех даров, из которой изливается тот или другой дар на того или другого верующего.

Излияния – сообщение в изобилии, подобно дождю или изливаемой воде.

«На всяку плоть...» – всем людям, всему искупленному Христом человечеству, которое войдет в состав нового Царства Христова, во все время распространения его на земле, во всех народах, без разделения иудеев и язычников. Начало исполнения этого пророчества св. Апостол и указывает в настоящий момент, полный столь дивных знамений.

«Будут пророчествовать... видеть видения... сновидения» и т. д. Так как дары Св. Духа неисчислимо разнообразны, то раздельнее приводятся лишь некоторые, более известные в Ветхом Завете: пророчество – как общее действие приявших Духа Святого, видения – (в бодрственном состоянии) и сновидения – как два главных способа Божественного откровения пророкам (Чис 12.1.).

«Сыны... дщери... юноши... старцы...» – указание на то, что Дух Святый излиется на всех без различия пола и возраста; хотя при этом действия Духа Святого распределяются так, что сынам и дщерям усвояется пророчество, юношам – видения, старцам – сновидения; однако это распределение, сделанное для усиления и красоты речи, имеет тот смысл, что вообще Дух Святый различными Своими дарами излиется на всех без различия.

18 «И на рабов Моих и на рабынь Моих...» У пророка в данном месте находим важную особенность речи, получающуюся от отсутствия добавления "Моих". Там говорится просто: на рабов и на рабынь. Этим последним выражением у пророка резче выражается мысль о превосходстве новозаветных излияний Духа Святого пред ветхозаветными: во всем Ветхом Завете не находится случая, чтобы раб или рабыня обладали даром пророчества; между тем, в Новом Завете, по мысли пророка, это различие состояний исчезнет в отношении воздействий Св. Духа, Который будет сообщаться всем без различия не только пола и возраста, но и состояний человеческих, так как в Царствии Христовом все будут равны пред Господом и все будут рабами Господа.

19 «Покажу чудеса...» С предречением обильного излияния Духа Святого в Царстве Мессии соединяется предречение о последнем суде над нечестивым миром и спасении поклонников Бога истинного. При этом предвестниками такого суда указываются особые знамения на небе и на земле. Знамения на земле: кровь и огонь и курение дыма – символы кровопролития, возмущений, войн, опустошений. Знамения на небе: затмение солнца и кровавый вид луны. На образном языке священных писателей эти явления обозначают вообще великие бедствия в мире и наступление суда Божия над ним.

20 «День Господень...», т. е. день Мессии, или время Мессии; по новозаветному словоупотреблению день суда Мессии над миром, день страшного суда.

«Великий и славный...»великий – по величию и решительному для человечества значению суда; славный (επιφανη) – потому что Господь придет во славе Своей.

21 Страшный для неверующих и нечестивых, последний суд будет, однако, спасителен для всех, «кто призовет имя Господне...» – призовет не просто, ибо не всякий, говорит Христос говорящий мне: Господи, Господи! войдет в Царство Небесное, но призовет с усердием, при хорошей жизни, с должным дерзновением..." (3лaт.). Таким образом, здесь разумеются истинно верующие в Господа – праведники.

Прилагая все это пророчество к событию дня Пятидесятницы, апостол, очевидно, не представляет его исполнившимся вполне в этот день, а указывает только начало его исполнения, долженствующего продолжаться в течение ведомых одному Богу долгих времен, до последнего конца всего.

22 Переходя к проповеди об Иисусе, апостол – по словам Златоуста – "ничего не говорит высокого, а начинает свою речь крайне уничиженно..., с мудрою предосторожностью, чтобы не отягчить слуха неверующих".

«Мужа, засвидетельствованного вам от Бога...», т. е. в его Мессианском достоинстве и посланничестве.

«Знамениями, которые Бог сотворил чрез Него...» "Не говорит: Он Сам сотворил, но Бог через Него, для того, чтобы скромностью лучше привлечь их..." – по толкованию Златоуста.

«Среди вас...» – ближайшим образом, здесь, как и далее, разумеются, собственно, обитатели Иерусалима, а потом – и все присутствующие, не только как могущие иметь соприкосновение с Иисусом во время Его деятельности во всей Галилее и Иудее, но и как вообще представители народа, ответственного за деяние, имеющее столь важное общечеловеческое значение. В этом смысле говорится и дальнейшее – преданного, т. е. Иудою, взяли и, пригвоздив руками беззаконных, т. е. языческих властей и вообще распинателей Христовых, убили (23 ст.).

23 Для уяснения странного, по–видимому, обстоятельства, что столь засвидетельствованный от Бога муж (Иисус) мог быть распят руками беззаконных, апостол прибавляет, что это случилось "по определенному совету и предведению Божию..." (ср. Рим 8.29; Евр 10.5-7), или как толкует блаж. Феофилакт "не своею силою сделали то, на что дерзнули, потому что Он Сам соизволил на это и что это определено было свыше..."

24 «Бог воскресил Его...» – по толкованию блаж. Феофилакта: "если говорится, что Отец воскресил Его, так это по причине немощи слушателей; потому что – посредством кого действует Отец? Посредством Своей Силы, а сила Отца – Христос. И так Он Сам воскресил Себя, хотя и говорится, что Его воскресит Отец..." (ср. Ин 5.26; Ин 10.18).

«Расторгнув узы смерти...» – греч. λυσας τας ωδινας τυϋ θανατου... – точнее слав. : «разрешив болезни смертные». По толкованию блаженного Феофилакта – "смерть мучилась (как бы родами) и страшно страдала, когда одержала Его. Рождающая не удерживает находящегося в ней и не действует, но страдает и спешит освободиться. Прекрасно назвал воскресение разрешением болезней смерти, так что можно сказать: разорвав беременное и страдающее родами чрево, Христос Спаситель появляется и выходит как бы из какой рождающей утробы. Потому он и назван перворожденным из мертвых..."

25 Истину воскресения Христова апостол подтверждает особенно авторитетным для иудея пророчеством Давида царя в замечательном месте его 15–го псалма (ст. 8–11). Изложив это место полно и точно по переводу 70–ти (25–28 ст.), апостол сам же тотчас и протолковывает его (29–31 ст.), являя в себе очевидный дар Духа Святого в разумении Писания. В применении к Давиду указанное место его псалма выражает его радостную уверенность в постоянной помощи и благости Божией, простирающихся до неоставления Богом даже и за пределами гроба (нетление). Но если в применении к Давиду все это осуществилось лишь отчасти, то в применении к Спасителю (знаменательно выражение апостола: «Давид говорит о Не», т. е. о Христе") осуществилось с буквальной точностью и полнотою, на что и указывает св. Петр.

26 - 27 «Плоть моя упокоится в уповании, ибо Ты не оставишь...» – греч. η σαρη μου κατασκινωσει επ' ελπιδι δτι ουκ εγκαταλειψεις", слав. точнее: «плоть моя вселится на упование, яко не оставиши...» Следовало бы сказать по–русски: «плоть моя вселитс» (т. е. во гробе) в уповании, что Ты не оставишь..." По поводу этих слов блаженный Феофилакт замечает: "так как Иисус, восприяв смерть, совлек ту плоть, какую принял по плану домостроительства, чтобы снова воскресить ее от смерти: то справедливо, что плоть Его питала себя упованием в ожидании бессмертия..." "Не оставишь души моей во аде, т. е. изведешь ее из ада опять в жизнь, что будет вполне возможно при нетлении тела – воскресишь уже для новой лучшей жизни" (28 ст.).

28 "Ты дал мне познать пути жизни. Ты исполнишь меня радости пред лицем Твоим..." "Не без причины употребил слова сии (говорит блаженный Феодорит), упомянув о воскресении, научая сим, что вместо скорби будет во всегдашнем веселии, и по человеческому естеству соделавшись бесстрастным, неизменяемым и бессмертным; потому что как Бог всегда был таковым, да и человеческому естеству нетрудно для Него было сообщить сие вскоре по образовании оного в утробе матерней, но попустил восприятому Им естеству пройти путем страданий, чтобы таким образом, сокрушив владычество греха, положить конец мучительству диавола, разрушить державу смерти и всем людям дать возможность оживотворения. Посему как человек приемлет и нетление и бессмертие..."

29 «Да будет позволено с дерзновением...» Намереваясь говорить о величайшем, наиболее уважаемом праотце, как о низшем Иисуса Распятого, апостол употребляет нарочито столь осторожное и мягкое выражение.

«Умер и погребен...», как обыкновенный человек, с которым по его смерти и погребении не случилось ничего особенного, необыкновенного, т. е. собственно подразумевается, что он не воскрес из мертвых, и что, значит, не на нем исполнилось то, что он говорил в своем лице о праведнике, который не останется во гробе.

«Гроб его у нас до сего дня...» – т. е. с останками его тела, подвергшегося тлению подобно телам всех других людей.

Златоуст говорит, переходя к толкованию дальнейшего: "теперь он (Петр) доказал то, что ему было нужно. И после этого не перешел еще ко Христу, а снова говорит с похвалою о Давиде.... чтобы они, по крайней мере, хотя из уважения к Давиду и его роду приняли слово о воскресении, так как будто бы в противном случае пострадает пророчество и их честь..."

30 «Бог с клятвою обещал...» Такое обещание, исполнившееся только на Мессии, находится во 2Цар 7.12-16; ср. Пс 131.1. По существу своему оно есть вместе пророчество и о воскресении, без коего не могло осуществиться это пророчество.

«Посадить на престол его...», т. е. именно как Мессию (ср. Лк 1.32). "Как во многих местах Божественного Писания, так и здесь – престол употребляется вместо царства..." (блаж. Феофил.).

32 «Сего Иисуса...» – сего, а не другого какого–либо, именно Иисуса из Назарета.

«Чему все мы свидетели...», ибо видели Его, воскресшего, – беседовали с Ним, ели с Ним, осязали Его, и через все это достаточно уверились в действительности Его воскресения, чтобы быть вправе свидетельствовать о нем и другим.

33 «Итак, Он был вознесен десницею Божиею...» – греч. τη δεξια ουν τοϋ θεου υψωθεις... – слав. : «десницею убо Божиею вознесеся...» (вероятно, вместо "вознесся") – выражение, допускающее два понимания: или – быв вознесен на небо десницею Божиею – в том же смысле, в каком выше говорится, что Бог воскресил Его от мертвых (ст. 24); или – быв вознесен, т. е. возвышен до седения одесную Отца в прославленной человеческой плоти. И то и другое толкование равносильны и равнозначащи.

«Приняв от Отца обетование Св. Духа...» – т. е., приняв от Отца власть послать верующим в Него – обещанного Отцом и Им Св. Духа, от Отца исходящего.

34 Утвердив, как основную, истину воскресения Христова на пророчестве Давида, апостол подобным же образом находит нужным утвердить и истину вознесения Иисусова, ближайшим следствием чего было излияние даров Св. Духа. Эту истину апостол утверждает именно ссылкою на пророческое изречение Давида в 109 псалме (ст. 1), относя исполнение этого изречения всецело ко Христу. Это же самое изречение прилагает к Себе и Сам Господь в беседе с фарисеями (Мф 22.12 и т. д.).

36 «Весь дом Израилев...», т. е. весь народ еврейский. «Бог соделал Господом и Христом сего Иисуса, которого вы распяли...» – другими словами: "Бог соделал так, что сей Иисус, которого вы распяли, и был истинный Господь и Христос ваш...", или Мессия (двоякое обозначение Его Мессианского достоинства – более общее и частнейшее).

«Которого вы распяли...» По замечанию Златоуста – "прекрасно заключил этим свое слово, дабы чрез то потрясти их душу..."

37 «Умилились сердцем...» – пришли в сердечное сокрушение, что так поступлено было с Мессиею, и расположились сердцем загладить свою вину верою в него, почему и спрашивают далее: «что нам делать?»

«Мужи братия...» – полное доверия, почтения и любви обращение к апостолам, от лица которых говорил Петр.

38 Для примирения с Богом и отвергнутым Мессиею – Петр предлагает покаяние и крещение, с их благодатными плодами – прощением грехов и восприятием даров Святого Духа.

«Да крестится каждый... во имя Иисуса Христа...» По толкованию блаж. Феофилакта – "слова эти не противоречат словам – крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф 28.19), потому что Церковь мыслит Св. Троицу нераздельною, так что вследствие единства трех ипостасей по существу, крещаемый во имя Христа крещается в Троицу, так как Отец и Сын и Св. Дух нераздельны по существу". Очевидно, когда апостол призывает креститься во имя Иисуса Христа, он указывает этим лишь главное содержание веры и исповедания нашего, которым обусловливается признание всего того, что открыто пришедшим на Землю Сыном Божиим.

39 "Вам... и детям вашим...", т. е. вообще потомкам «и всем дальним...», т. е. отстоящим в самых далеких степенях родства и близости к народу иудейскому. Здесь можно мыслить также и язычников, о которых апостол говорит прикровенно, щадя слабость иудеев, могущих усмотреть нечто блазнительное в предоставлении язычникам равного участия в Царстве Мессии. Вопрос этот должно было разрешить само время, здесь же – следовало избегать всего, что должно было бросить тень на достоинство проповедуемых новых истин.

«Кого ни призовет Господь Бог наш...» Господь призывает всех, всем желает спасения; очевидно, здесь имеются в виду те, которые, прилагая к призванию Господню собственную свободную волю, осуществляют на деле призвание, принимая покаяние и крещение во Имя Иисуса Христа.

40 «И другими многими словами...», коих Дееписатель не приводит, излагая лишь главную сущность сказанного апостолом. «Спасайтесь от рода сего развращенного...»σωθητε απο της γενεας της σκολιας ταυτης, точнее сказать – спасайтесь от современного рода людей лукавого, строптивого (σκολιος, собственно кривой, потом – хитрый, лукавый), от суда и наказания Божия, ожидающего этих людей, доведших свою строптивость до столь ужасного и опасного дела, как отвержение Мессии и неверие в Него. Это увещание апостола применимо и ко всем последующим временам, указывая на необходимость – всем христианам спасаться от мира, во зле лежащего, чистою верою во Христа и жизнью по этой вере, – спасаться вместе с тем и от наказания Божия, неизбежно тяготеющего над всяким злом, разливающимся в мире.

41 «Крестились...» Так как в Иерусалиме и его ближайших окрестностях не находится настолько обильного собрания вод, чтобы столько народа зараз могло креститься погружением, то можно полагать, что самое крещение последовало несколько после, отдельно для каждого, по домам, или группами у более или менее достаточных водоемов, при посредстве того или другого из апостолов и учеников Господних.

42 «И они постоянно пребывали...» Греч. ησαν δε προς καρτερουντες..., точнее слав. : «Бяху же терпяще...», буквально – были же неутолимы в учении апостолов и т. д.

Трудно допустить, конечно, чтобы вся эта масса народа (3000 сверх прежнего тоже немалого количества верующих) собиралась в одном каком–либо месте или доме. Вероятнее всего – верующие, разделившись на несколько групп или общин, собирались в нескольких местах, где апостолы и поучали их новым истинам, молитвам и тайнодействиям. Между всеми этими общинами существовало самое тесное взаимообщение, сплачивавшее их в одну братскую семью, душою которой были апостолы.

«В преломлении хлеба...» Обычно это выражение означает вкушение пищи (Лк 24.30 и др.), но в то время употреблялось и в другом высшем значении совершения и участия в Таинстве Евхаристии (1Кор 10.16). Здесь может подразумеваться и то и другое значение – и отдельно, и вместе, тем более, что то было время, когда Евхаристия обычно заключалась вечерями любви, при участии всех верующих, в духе братского равенства, любви и взаимообщения. Таким образом, выясняются главные черты первоначального христианского богослужения, отдельного и самостоятельного от богослужения ветхозаветного: учение, преломление хлеба (Евхаристия) и молитвы, хотя апостолы и другие верующие до времени не разрывали связи и с ветхозаветным храмом и его богослужениями (Деян 3.1 и др.).

43 «Был же страх на всякой душе...», т. е. собственно – душе неверующей. Неожиданные и поразительные явления божественной силы, выдающийся успех проповеди Петра, его пламенные угрозы и воззвания, чудеса и знамения апостолов – все это не могло не приводить в трепет впечатлительную душу, погружая ее в глубокое раздумье.

44 Славянский текст этого стиха имеет лишнюю строку по сравнении с греческим подлинником и русским переводам (повторяя начало 43 стиха): «страх же велий бяше на всех их...»

«Все же верующие были вместе...» – т. е. собираясь в определенных местах (ср. Деян 1.15; Деян 2.1), для поучений и молитв, составляли все вместе единодушнейшую семью, сильную братскою любовью и общением.

«Имели все общее...» Отличительную особенность первой христианской братской семьи или общины составляло общение имуществ, которое отнюдь не было ни принудительным, ни узаконенным, но создалось совершенно добровольно из возвышенных порывов живейшей веры и братской любви первых христиан между собою. Здесь не было уничтожения прав собственности (ср. Деян 5.4); а совершенно добровольное распределение их или уступка, целиком и частью, к пользе других нуждающихся.

Насколько долго держалась эта отличительная особенность первохристианских общин, неизвестно; следы ее, во всяком случае, теряются очень скоро в истории. Можно думать, что исчезновение этой особенности и устранение их обязано тем значительным неудобствам и трудностям, какими стал все более и более угрожать быстрый рост и многочисленность последователей Христовых (ср. Деян 6.1).

46 «Каждый день единодушно пребывали в храме...», т. е. присутствовали при храмовом Иудейском Богослужении, – "потому, как говорит Златоуст, что они не отвергали еще ничего иудейского; да и самое почтение к месту переходило к Владыке храма..." Все храмовое Богослужение заключало в своей основе и воплощало чаяние Мессии; это делало сие Богослужение небесполезным и для христиан, отличавшимся от иудеев в данном случае тем лишь, что они веровали не в Грядущего, а уже Пришедшего Мессию.

«Преломляя по домам хлебы...» Греч. και, οικον допускает сказать и «по домам» (разным, нескольким), и «в дому» (одном). И то и другое имеет свои права (ср. 42 ст.), в зависимости от многолюдности собиравшихся и от вместительности места собрания (общ. и частичные собрания).

«Принимали пищу в веселии и простоте сердца...»

Ср. ст. Деян 2.12, и Деян 20.7,11. Из указанных мест Дееписателя можно заключить, что в самые первые времена христианства были двоякого рода вечери любви (αγαποι): такие, которые совершались в разных домах и, следовательно, – отдельными обществами верующих (по преимуществу в Иерусалиме), и такие, которые в известные дни, именно воскресные, совершались всем собранием верующих. Вечеря открывалась и завершалась молитвою и омовением рук. Во время самой вечери пелись псалмы и другие священные песни, читались и толковались отрывки Свящ. Писания.

Вначале вечери любви были очень распространены и вместе с Евхаристиею совершались весьма часто, почти ежедневно. Но уже в первые века христианства были Церкви, в которых не видно и следов этих вечерей. Иустин мученик, говоря о совершении Евхаристии и о богослужении у римских христиан своего времени, не упоминает об агапах. Ничего не говорит о них и св. Ириней. С распространением христианства первоначальная жизнь христиан, имевшая семейный характер, более и более принимала обширные размеры жизни общественной, церковно–народной. Это повело к тому, что первоначальные агапы постепенно вышли из употребления сами собою, при неизбежности нежелательных злоупотреблений и непорядков, примешавшихся к ним...

47 «Хваля Бога...» – общее обозначение высокой религиозной настроенности духа первого общества христиан (Лк 24.53).

«Находясь в любви у всего народа...» – несомненно – за свою строгую религиозность, чистоту жизни и добродетельность, мирно–радостное и благожелательное отношение ко всем, и т. п.

«Господь ежедневно прилагал спасаемых к Церкви...»

Здесь, таким образом, возрастание Церкви Христовой представляется не делом обыкновенного роста и развития общества, а непосредственным делом Самого Господа, невидимо правящего Церковью Своею.