Увещание к читателям (1–7). Разбор учения Колосских еретиков (8–23).

1 - 7 Ап. любит и заботится о Колоссянах и их соседях – Лаодикийцах и Иерапольцах. Он очень доволен тем, что они ведут добрую жизнь, но внушает им, чтобы они твердо держались преподанного им учения, так как иначе их могут соблазнить лжеучители.

1 - 3 Ап. хочет, чтобы Колоссяне и другие, не знающие его лично, христиане тех мест знали, как много он заботится о них (какой подвиг имею я). В самом деле, он находился далеко в узах и не мог помочь Колоссянам, которым в то время угрожали еретики. Предмет его забот – утешить, успокоить смятенные этим появлением лжеучителей сердца Колоссян. Ап. хочет, чтобы они, скрепив между собою союз любви христианской, достигали столь необходимой им полноты христианских убеждений (для всякого богатства совершенного разумения), в том, что касается познания тайны Бога и Отца и Христа (т. е. познания плана божественного домостроительства о человеческом спасении). – В котором – правильнее: в которой, т. е. в тайне (εν φ – относится не к слову Сριστου, потому что тогда останется без определения предыдущее выражение τ. Θεου, а к слову τοϋ μυστηριου). Ап. желает, чтобы Колоссяне постигли эту тайну, потому что в ней именно сокрыты все сокровища премудрости, т. е. высшей божественной премудрости (σοφια) и человеческого ведения (γνωσις): только на познание этой тайны, следов., и стоит употребить все свои усилия.

4 - 5 Разъясняя свою мысль, Ап. говорит, что он хочет предохранить Колоссян от увлечения лжеучениями, которые имели всю видимость логической доказательности, но на самом деле были обманом (прельщением или ложным рассуждением – παραλογιζηται). – Вкрадчивыми словамиπιθανολογια – это умение путем искусных оборотов речи представлять что–либо в существе дела неистинное правдоподобным. – Ибо, хотя я... Апостол очень скорбит о том, что не может путем личной беседы с Колоссянами защитить их от еретиков, и поэтому просит их помнить, что он все–таки хотя духовно с ними. Чувствуя себя как бы рядом с Колоссянами, Ап. радуется, видя, что их церковь обладает и внешним устройством, и внутреннею твердостью, какую дает им их вера во Христа. Указывая на это состояние Колосской церкви, Ап. тем самым как бы советует Колоссянам пожалеть себя и не менять того, чем они владеют, на то, что обещают им лжеучители.

6 - 7 В виду того, что они живут правильною христианскою жизнью, Колоссяне должны содержать в неизменности то, что преподано им о Христе их учителем – Епафрасом. Кроме того они должны «ходит во Христе», т. е. проводить в жизни усвоенное ими христианское учение. Тогда они будут истинными христианами, которых никакие лжеучители не собьюсь с толку. – Укореняясь во Христе, – подобно тому как растение укореняется в доброй почве, покоясь на Нем, как покоится на твердом фундаменте строящееся здание и вследствие этого еще более укрепляясь в вере, им преподанной Епафрасом, а также соединяя вместе с преспеянием в вере и чувство благодарности к Богу, ведущему их таким путем, – так именно Колоссяне должны жить (Последние слова необходимо прибавить, потому что иначе пришлось бы слова: «будучи укоренены»... отнести к выражению: «ходите», что неудобно по смыслу заключающихся в этих выражениях понятий "хождения" и "укоренения").

8 - 23 Сущность этого важного отдела заключается в следующем. Лжеучение Колосских еретиков есть ничто иное как пустой обман, который весь состоит из человеческих преданий и далек от истинного христианства (8). Чтобы разоблачить ложное учение этих еретиков о Христе, Ап. говорит, что Христос совсем не то, что говорили о Нем еретики: Он есть воплотившийся Бог, Богочеловек (9), и в Нем христиане получили спасение от тяготевшего над ними ига демонской силы (10–15). Поэтому верующие Колоссяне не должны увлекаться теми средствами к достижению спасения души, какие рекомендуются лжеучителями, именно не должны снова ставить себя в подчинение обрядовым предписаниям Моисеева закона (16–17), совершать какое–то особое служение ангелам (18–20) и впадать в ложный аскетизм (21–23).

8 Увлекσυλαγωγων – не поймал в свои сети, как охотник ловит в силки птиц. – Философиею. Ап. имеет в виду не философию вообще – он несомненно отводил большую роль философствующему уму в постижении Божества (см. Рим 1.20 : «чрез рассматривание творений»...) – а философии известного сорта, именно ту, которую он сейчас же далее называет пустым обольщением (пред словом φιλοσοφιας стоит член, показывающий, что Ап. имеет в виду определенную философию. Кроме того, пред выражением κενησ απατης нет члена и предлога δια – значит оно составляет приложение к слову φιλοσοφιας). – По преданию человеческому. Предание Ап. называет "человеческим", очевидно, желая показать свое к нему пренебрежение. Быть может, он имеет в виду здесь некоторые учения иудейских философствующих раввинов, преимущественно Александрийских. На этих преданиях базировались и Колосские лжеучители (по преданию – точнее: «согласно преданию»κατα παρ.), но эти предания не составляли содержания их учения: они были только нормою, по которой слагалось лжеучение. – По стихиям мира. До последнего времени под стихиями мира обычно принимали те же стихии мира, о каких говорит Ап. Павел в послании к Галатам (Гал 4.3,9), т. е. начальные основы религиозно–нравственной жизни, элементарные попытки решить религиозно–нравственную проблему и в частности заповеди обрядового Моисеева закона. Но в последнее время в широких кругах читателей Св. писания в Германии стал распространяться взгляд на эти стихии, как на обозначение духовных живых существ ("астральные духи"). С этим взглядом однако нельзя согласиться, потому что выражение στοιχεια только в позднейшей византийской литературе стала употребляться для обозначения духов или демонов, а до времени Павла не встречалось нигде в таком смысле. Затем для обозначения демонов Ап. употребляет более определенные выражения – начала и власти (Кол 2.15). Наконец, такому взгляду противоречит и 20–й стих ІІ–й главы. Здесь Ап. говорит: «если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений?» Если здесь, как и в рассматриваемом 8–м стихе, под стихиями понимать "элементных духов", то под миром уже следует разуметь мир как целое, природу вообще. Но в 20–м стихе так понимать слово мир будет уже невозможно: ведь и христиане продолжают жить в мире, как целом, хотя они и умерли со Христом... Некоторые толкователи разумеют под стихиями мира прямо звезды. Но это толкование еще менее основательно, потому что непонятно, почему бы Ап. назвал звезды, находящиеся уже в мире, входящие в состав его, стихиями или звездами мира? Затем, как бы понять их обозначение в послании к Гал, как немощных и бедных (Гал 4.9)? – Что касается взгляда на стихии мира, как на природные элементы (есть и такой взгляд, – его держится, напр., Цан), то этому толкованию противится упоминание Апостола в посл. к Галалатам о том, что предхристианское человечество или предхристианский Израиль были порабощены этим стихиям (Кол 4.9). – Более вероятным поэтому представляется мнение, что под стихиями мира Ап. понимает элементы знания, так сказать, азбуку мира. Такое понимание вполне согласно с постановкою этого выражения после выражения "по преданию человеческому" и пред выражением "а не по Христу", оно будет заключать в себе почти ту же мысль, что и предшествующее ему выражение. Кроме того, оно является и прямою противоположностью следующего выражения: если в тайне Бога и Христа сокрыты все сокровища премудрости и ведения (Кол 2.3), то в учении лжеучителей находятся только первые элементы ведения. С этими элементами христиане уже расстались, они выросли из них – так зачем же к ним возвращаться? Так можно истолковать и 20–й стих ІІ–й главы. Ап., нужно заметить, не порицает этих элементов знания, как абсолютно ложные, – он только говорит о их недостаточности для христианина.

9 Колосские еретики считали Христа только одним из эонов – выразителей Божества. В противовес им, Ап. говорит, что во Христе обитает вся полнота Божества [Божество по–гречески обозначается двумя терминами: θεοτης и θειοτης. Первое слово происходит от термина θεος и употребляется для обозначения божеского существа, а второе, происходящее от прилаг. θειος = божественный – употребляется для обозначения свойств Божества (ср. Рим 1.19-20). Ясно, что Ап. здесь хочет дать понять своим читателям, что в Христе имеются не только божественные свойства (θειοτης), но пребывает и Сам Бог (Θεος): Он – по существу Бог] и притом телесно или в теле (σωματικως – равняется выражению εν σωματι), так что мы можем наблюдать ее: Ап. конечно хочет сказать, что Бога мы можем видеть в воплотившемся Сыне Божием, Иисусе Христе (ср. Кол 1.19).

10 С другой стороны, и верующие уже исполнены во Христе, т. е. чрез таинственный союз с Ним получили полноту божественных благодатных даров. – Который есть глава... От ангельских сил нечего уже больше ожидать, потому что эти силы все подчинены Христу и ничего нового своего не могут дать верующим в деле спасения.

11 Нечего верующим искать и в плотском обрезании, которое хотели восстановить Колосские еретики среди христиан. Та цель, которую имело в виду плотское обрезание, именно умерщвление ветхого человека, уже достигнута Колоссянами чрез принятие крещения, которое Ап. называет обрезанием, совершаемым Самим Христом. – Тело плоти – греховная человеческая природа, тело, поскольку оно подчинялось влиянию плотского настроения. Прибавление «греховного» еще более усиливает смысл всего выражения «тело плоти».

12 В воде крещения человек спогребается Христу и ветхий человек в Нем умирает. Но этого мало: тут же христианин и воскресает со Христом для новой жизни. Это воскресение совершается в человеке, благодаря силе его веры во всемогущество Божие, уже проявившееся в воскресении Самого Христа (ср. Рим 10.9).

13 См. Еф 2.1,5.

14 Что касается Иудеев, то им (к ним Ап. присоединяет и себя самого – о нас) также Бог простил грехи, истребивεξαλειψας – точнее: изгладив, вытерши при этом рукописание иди долговое обязательство, какое дали Евреи при Синае, обязавшись исполнять волю Божию. Рукописание это было составлено в форме определенных точных постановлений (τοις δογμασιν – по–русски не точно: истребив учением ср. Еф 2.15). – Против нас. Мы не имели силы исполнить условия этой расписки, и она висела пред нами, загораживая нам путь к Богу. – Взял от среды, – т. е. уничтожил (ср. 2Фес 2.7). – Пригвоздил ко кресту, т. е. Своими крестными страданиями Христос уничтожил силу этого обязательства, и самая наша расписка, уже совершенно потерявшая все свои письмена, была повешена Им на Свой крест, в знак того, что она уже недействительна.

15 На кресте Своем Христос вместе с тем отнял силы у злых духов, которые так вредили язычникам (ср. Еф 2.2), или собственно, снял с них военные доспехи (απεκδυσαμενος). Здесь Он властно – точнее: открыто, всенародно (Феофилакт) – показал их побежденными. – Восторжествовав над ними Собою – точнее: «проведя их вслед за собою в Своем триумфальном шествии». – Собою – точнее: «в нем», т. е. в кресте – ст. 14, или «за Своим крестом» (который по представлению Апостола, Он держит в руках, как триумфатор обыкновенно держал в руках свое знамя или копье).

16 Так как Христос освободил людей от обязанности исполнять обрядовые постановления Моисеева закона, то поэтому никто не вправе осуждать Колоссян за их свободное отношение к выбору яств и питья или за несоблюдение ими какого–нибудь праздника иудейского (εορτης – великого праздника), или праздника новомесячия, или же обыкновенной субботы. В отношении к пище и питью Колосские лжеучители, вероятно, заходили дальше требований Моисеева закона и, подобно Ессеям, требовали воздержания от некоторых родов пищи и питья. (Мухин стр. 194) – Какого–нибудь – точнее: "части праздников" (εν μερει). Лжеучители, очевидно, не имели и возможности соблюдать все праздники иудейские, на которые обыкновенно заграничные Иудеи ходили в Иерусалим на богомолье. Из Колосс ходить было очень далеко.

17 Все эти ветхозаветные учреждения, и теперь еще, при Апостоле, продолжающие свое существование, суть не иное что как тень (σκια), которую отбрасывает будущее (τα μελλοντα), т. е. для христиан уже не будущий, а настоящий век Мессии. Если Ап. и говорит о пришествии Мессии и Его Царстве как о будущем, то говорит так с точки зрения Ветхого Завета в котором Царство Мессии обозначалось всегда как будущее, грядущее. – Тело – во Христе. Тело, от которого в Ветхом Завете падала тень, которое давало смысл и всем ветхозаветным установлениям, есть Сам Христос. Но раз пришло уже само тело, то нет надобности в тени или отражении, которое ранее давало некоторое неясное представление об этом теле.

18 - 19 Что касается теоретического учения Колосских лжеучителей, то центральным его пунктом было учение об ангелах; этим учением Ап. запрещает увлекаться. Пусть никто – говорит он – не исторгнет из ваших рук награду за одержанную вами победу (κατοφραβευετω – по–русски не точно; «да не обольщает»), т. е. спасение. Между тем к этому–то отнятию вашей награды и стремятся еретики, употребляя при этом в качестве приманки то ложное смиренномудрие, которое они основывали не на истинном взгляде на природу обновленного во Христе человека, а на совершенно произвольно принятых предпосылках (вероятно, на том ложном соображении, что грех наследственный не уничтожен в христианине). Далее Ап. указывает, что во имя такого ложного смирения лжеучители вводили особое служение ангелам. Сами они считали себя недостойными приблизиться к Богу и потому полагали необходимым прибегать к посредству ангелов, которые будто бы выражали собою божественную плирому и могли, по их мнению, вводить людей в общение с Божеством. В чем именно состояло это служение ангелам – неизвестно, но, очевидно, лжеучители совершали в честь их какие то обряды (на это указывает и самое обозначение "служения" термином θρησκια). Эго служение укоренилось в некоторых малоазийских областях настолько, что в 365–м году отцы Лаодикийского собора грозили анафемой за приверженность к нему (Мухин стр. 201) [35–е правило поместного Лаодикийского собора гласит: "не подобает христианам оставляти Церковь Божию и отходити и ангелов именовати и собрания творити. Сие отвержено есть. Того ради аще кто обращается к упражняющимся в таковом тайном идолослужении, да будет анафема: понеже оставил Господа нашего Иисуса Христа, сына Божия, и приступил к идолослужению". В толковании к этому правилу говорится: "осуждаются еретики, не молящиеся Богу и Христу, а только ангелам, якобы творцам и правителям мира". Бл. Феодорит объясняет происхождение этого культа ангелов влиянием Колосских или Фригийских еретиков. Преосв. Феофан делает предположение, что собрания этих ангелослужителей были сходны с собраниями современных спиритов]. – Вторгаясь – точнее: погружаясь в самую глубину и притом совершенно безрезультатно (εμβατευειν имеет такой смысл). – Безрассудно надмеваясь... Следствием таких расследований в мире ангельском было то, что лжеучители впадали в гордость, не имевшую под собою никакой опоры (εικη φυσ.). – Плотским, т. е. их ум подчинился влечениям их плоти, чувственной стороны их существа. – Главы, – т. е. Христа. Как голова дает направление деятельности составов и связей (мускулов), заставляя их работать на пользу всего телесного организма, так и Христос дает направление всем деятелям церковным, чтобы они работали на общую пользу Церкви. Еретики отделялись от главы – Христа, и потому их общество не могло жить правильною христианскою жизнью и возрастать таким ростом, какому содействует Бог (возрастом Божиим).

20 - 22 Так как аскетические правила лжеучителей были все же понятнее и удобоприемлемее для Колоссян, чем их отвлеченные теософические рассуждения об ангелах, то с этой стороны, очевидно, надвигалась на Колосскую церковь наибольшая опасность, и потому Ап. еще раз обращается к этим "правилам". Для него представляется весьма странным то обстоятельство, что Колосские христиане, которые, как христиане мыслятся уже умершими со Христом и с этим вместе оставившими те первоначальные ступени ведения ("стихии мира" ср. ст. 8–й), на каких они прежде стояли, что эти христиане снова, как бы живущие в мире – в том мире, который еще продолжает руководиться в своей жизни этими элементарными познаниями («стихиями мира») – снова позволяют ставить себя в зависимость от различных правил или постановлений, имеющих характер строгих и твердых предписаний (такой смысл имеет выражение «держитесь, постановлений» – по греч. δογιχατιζεσθε от δογμα = предписание). Предписания эти относятся к различным сортам яств и питий, о которых лжеучители говорили: "не прикасайся, не вкушай, не дотрагивайся". Против такой боязни Ап. говорит, что все это, т. е. и пища и питье истлевает от употребления или при употреблении в пищу (αποχτησει), переваривается и никакого вредного в нравственном отношении действия на человека производить не может. – По заповедям и учению человеческому, т. е. еретики руководятся, в этом случае отдельными правилами, которые сложились у Иудеев в качестве дополнений к закону Моисееву, и учением или разными философскими взглядами, которые лежали в основе этих правил.

23 Если об еретических догматах распространяется молва (по греч. λογος, по–русски неточно: «вид») как о премудрых правилах, вследствие того что они требуют самовольного или нового рода богопочтения (εθελοθρησκια), вследствие смирения и аскетического изнурения тела, то это вовсе не зависело от того, чтобы эти правила имели действительное достоинство (ουκ εν τιμη τινι – по–русски неправильно: «в некотором небрежении»). Можно даже сказать, что эти правила приводят совершенно не к тем целям, какие указывали еретики. Последние именно утверждали, что соблюдение их правил возвысит христианина над движениями чувственно–греховной природы, а между тем на самом деле человек, исполнявший их, приходил к сытости плоти (πλησμονη τ. σαρκος), т. е. к гордости, высокомерию. Плоть, или плотская сгорона человека, тешилась здесь сознанием особых своих заслуг, состоявших в подавлении телесных потребностей.

Примечание. Колосские лжеучители. На основании первой и второй глав послания к Колоссянам можно составить некоторое представление о колосских лжеучителях. Мы видим, что это были люди, прибегавшие для распространения своего учения ко вкрадчивым словам и ложным умозаключениям (Кол 2.4), что они придавали своим взглядам вид некоторой философской системы (Кол 2.8). Это – относительно формы, в какую они облекали свое учение. Теперь, что касается самого содержания их учения, то здесь на первом плане стояло отрицание единственности значения в деле спасения Господа Иисуса Христа, Которого они не держались как главы (Кол 2.19). Наряду со Христом ставили ангелов, которым и учили служить как посредникам между людьми и Богом (Кол 2.18,23). Все ангелы вместе со Христом составляли, по их воззрению, одну божественную плирому, в которой Божество Себя проявляет (ср. Кол 1.16,19). Наконец, в отношении к морали, колосские лжеучители проповедывали своеобразный аскетизм, соединяя его с почитанием некоторых Иудейских праздников и других обрядовых постановлений Моисеева закона (Кол 2.20-23).

Откуда возникло такое направление в Колосской церкви? Ученые различно решают этот вопрос. Одни приписывают происхождение этой ереси греческой философии, другие – иудейскому влиянию (Мухин, – в частности, – видит здесь влияние ессейства) иные наконец (Дибелиус) – соединенным влияниям разных религий и культов, существовавших в то время в Малой Азии и, в частности, во Фригии. На том основании, что в иудействе можно найти зачатки всех вышесказанных воззрений колосского лжеучения, следует принять как наиболее правдоподобное предположение о том, что это лжеучение было действительно иудейского происхождения. Так Апостол, говоря что философия колосских лжеучителей основывалась на предании человеческом (Кол 2.8), мог иметь в виду именно Иудейское предание или учение, которое именно у Иудеев послепленных известно было под названием Галаха (предание). Затем, только иудейским влиянием могло объясняться стремление колосских лжеучителей ввести в среду христиан обрезание (Кол 2.11) и почтение к иудейским праздникам (Кол 2.16). Наконец, и учение об ангелах как посредниках между людьми и Богом (Кол 2.18) могло опираться на воззрение Ветхого Завета, по которому ангелы стоят пред престолом Божиим и возносят Богу молитвы о людях (Дан 9.21 и др.). Точно также и воздержание от разных наиболее питательных и возбуждающих яств и питий могло иметь в своем основании то, что некоторые благочестивые Иудеи, благодаря такому воздержанию, удостаивались видеть ангелов (Дан 10.2-5), что, конечно, и составляло предмет горячих желаний колосских лжеучителей.

Таким образом можно с вероятностью заключить, что колосские лжеучители были христиане, стоявшие под влиянием позднейших иудейских воззрений и не смогшие возвыситься до правильного воззрения на Лицо и дело Господа нашего Иисуса Христа. Только не следует настаивать на том, как настаивает г. Мухин, что в основе колосского лжеучения лежали собственно ессейские воззрения: никаких данных, которые бы свидетельствовали, что ессеи избегали вкушения мяса и вина (ср. Кол 2.16) и практиковали какое то особое почитание ангелов, не имеется. Напротив, у колосских лжеучителей не было весьма существенного учения ессейства об омовениях и безбрачии.

Заметить нужно, что в отдельных своих учениях колосские лжеучители напоминают собою галатских лжебратий (ср. Гал 4.3,9 и Кол 2.8,20), то филиппийских иудействующих (ср. Флп 3.2 и сл. и Кол 2.11), то, наконец, римских «немощных» (ср. Рим 14.1 и сл. и Кол 2.16,21).