1-8. Видение четырех животных. 9-14. Божественный суд над ними и водворение Царства Божия. 15-28. Объяснение видения небожителем.

1 Подобно сновидению Навуходоносора (2 гл.), видение 7 гл. раскрывает мысль о преемственной смене четырех земных монархий и о водворении после божественного суда над ними вечного Царства Божия. Единые по основной мысли, они различаются прежде всего со стороны воплощающих ее образов. Во главе второй эти последние заимствованы из области предметов неодушевленных материальных, в главе седьмой - из области живых существ. Подобное различие в образах служит выражением двух неодинаковых точек зрения на Царство Божие и земное. Для язычника Навуходоносора могущество мира было блестящим металлом, а Царство Божие - ничего не стоящим камнем: земные царства представлялись ему несравнимо превосходящими Царство Божие. Даниилу, наоборот, ясно превосходство этого последнего над первыми, и потому оно представлено под образом своей главы - Сына человеческого, земные - под образом различных зверей: человек выше животного. Кроме того, видение 7 гл. отличается большей полнотой, содержательностью, - говорит, хотя и прикровенно, о судьбах Царства Божия, связанных с появлением антихриста.

2 - 3 Сообразно с словами 23 ст. данной главы: "зверь четвертый - четвертое царство будет на земле, отличное от всех царств", каждый из четырех виденных пророком зверей является символом известного царства. Представление их под образом животных соответствует как библейской ветхозаветной символике, в которой предводители войск, князья, верховные правители народов изображаются под видом животных (Ис 34.6-8; Иез 39.18), так и внебиблейской. В Зендавесте, напр., дух хранитель персидского царства представляется под образом барана с заостренными рогами. Звери выходят из моря, - царства возникают из недр языческого мира.

4 Как голова между членами и золото между металлами (Дан 2.32), так лев, первый среди животных, и орел, первый среди птиц, указывают на царственное место первой монархии среди дальнейших других. Под символом льва и орла у близких по времени к Даниилу пророков изображается царство Вавилонское (Иер 2.15; Иер 4.7; Иер 5.6; Иер 48.40 и т. п. Авв 1.8). Сообразно с этим, и лев с орлиными крыльями видения Даниила символизирует ту же самую монархию. В начале могущественная, она утрачивает с течением времени свою первоначальную силу, - у льва вырываются орлиные крылья, и превращается в обыкновенное человеческое царство, - льву дается человеческое сердце.

5 Символом второго царства является медведь. Свирепость, прожорливость ("встань, ешь мяса много!") этого зверя довольно ясно указывают на следующую за вавилонскою мидо-персидскую монархию, ненасытную, как свидетельствует история, в своих завоеваниях. Они начались при Кире подчинением Бактрии, мелких малоазийских народностей, признававших власть Креза Лидийского, Лидии, греческих малоазийских колоний - Эолии, Ионии и союзного с Лидией Вавилона, продолжились при сыне Кира Камбизе захватом Египта и завершились при Дарий Гистаспе и Ксерксе, распространивших власть персов на весь почти исторический восток (Есф 1.1). Три клыка во рту медведя указывают на Вавилонию, Мидию и Персию, объединенные под властью Кира и его преемников.

6 Третье царство представлено под образом барса с четырьмя птичьими крыльями и четырьмя головами. Кровожадность этого зверя, его необыкновенная быстрота при захвате добычи довольно точно характеризуют стремительную в завоеваниях греко-македонскую империю. Распространением до пределов земли при Александре Македонском (1Мак 1.1-4) она обязана не только своей силе, но и решительным, быстрым действиям против врагов (подробнее об этом см. в толковании 5-7 ст. 8 гл.). Распространение македонской империи по всем четырем странам света, ее господство "над областями и народами и властителями", "над всею землею" (1Мак 1.3-4) обозначается в видении четырьмя крыльями, а распадение после смерти Александра Македонского на четыре части, - государства Фракийское, Македонское Сирийское и Египетское, - четырьмя головами.

7 По словам небесного собеседника пророка Даниила, четвертый зверь означает царство, отличное от всех предшествующих (ст. 23). Его особенности заключаются в страшной всесокрушающей силе, символизируемой громадными железными клыками, и в выдающейся жадности к разрушению, истреблению: "он (зверь) пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами". Таким всесокрушавшим, пожиравшим всю землю (ст. 23) и уничтожавшим стоявшие на пути к обладанию миром препятствия царством было царство римское. Эту черту отмечают уже древние историки. Так, Иродион замечает, "что нет страны под небесным сводом, на которую римляне не распространили бы своей власти". Дионисий Галикарнасский, сравнивая римскую империю с предыдущими, говорит: "царство халдейское, персидское и греческое - самые славные из всех бывших до нашего времени, но Рим распространяет свое господство на все страны и моря, какие только доступны человеку. Своим необъятным владычеством он обнимает весь Восток и весь Запад". Десять рогов на голове зверя - десять царей (ст. 24).

8 Подобно десяти первым рогам, новый рог, выросший на голове четвертого зверя, также означает царя, только резко отличающегося от первых. И действительно, если данные ему человеческие глаза и высокомерно говорящие уста указывают на человеческое существо особенной хитрости, - выдающееся знание (ср. Быт 3.5), гордость, то объяснения небожителя свидетельствуют, что эти свойства проникнуты характером исключительной боговраждебности. Одиннадцатый рог употребит свою силу на борьбу со святыми Вышнего, которых будет поражать в течение времени, времен и полувремени, пытаясь отменить у них праздничные времена и закон, а свое высокомерие проявит в гордых словах против Всевышнего (ст. 21, 25).

9 - 10 Жизнь и деятельность одиннадцатого рога заканчивается судом над ним. Величественный вид Судии - Господа, вид Старца, свидетельствует о внушаемом Им благоговении; о совершеннейшей чистоте и святости Его существа говорит облекающая Его белая одежда и чистые, как волна, волосы (Ис 1.18). [Собственно говоря, волна - по-славянски - овечья шерсть, обработанная и отбеленная. Прим. ред.] Его святая ревность символизируется огненным видом престола, а ее простирающееся на все живущее действие - истекающею из-под престола рекою. Окруженный бесчисленными сонмами Ангелов, призванных к участию в суде, Судия воссел на престоле, и "книги раскрылись", - обнаружились и подверглись обсуждению дела подсудимых, не скрытые от всеведения Божия.

11 - 12 Результатом суда было полное уничтожение боговраждебной силы, воплотившейся в четвертом звере, - он был убит, и его тело отдано на сожжение огню (ср. Ис 66.24). Лишились власти и три первых зверя. Они погибли ранее, каждый в свое определенное Богом время.

13 - 14 Созерцаемый пророком суд над четвертым зверем завершился открытием вселенского, вечного и славного Царства святых Всевышнего (ср. ст. 27), возглавляемого Сыном Человеческим. В видении Он выступает в качестве отдельной от общества святых Вышнего личности. Последнее открылось ранее Его явления: одиннадцатый рог ведет войну со святыми, превозмогает их, пока не приходит Ветхий днями, производит суд, после которого является на облаках Сын Человеческий (ст. 21, 22). Во-вторых, он является личностью высшей, ибо таков смысл слов: "идущий на облаках небесных" (ст. 13; ср. Пс 103.3; Ис 19.1; Наум 1.3; Мф 24.30; Откр 1.7).

Боговраждебная деятельность одиннадцатого рога, ее продолжительность и его судьба очерчена в видении Даниила не только сходно, но вполне тожественно с деятельностью последнего и величайшего врага христианской Церкви - антихриста. И этому последнему даны уста, говорящие гордо и богохульно, дано право вести войну со святыми. "И отверз он уста свои, говорится в Апокалипсисе, для хулы на Бога, ... и дано было ему вести войну со святыми и побеждать их" (Откр 13.6-7), но, подобно рогу, он брошен "в озеро огненное, горящее серою" (Откр 19.20). За гибелью 11-го рога следует открытие вселенского Царства святых. Это дает основание разуметь под одиннадцатым рогом четвертого зверя-антихриста. За его смертью последует открытие царства славы с подчинением Сыну Человеческому народов, племен и языков (ст. 14). Равным образом и в Новом Завете говорится, что на всемирном суде и с открытием царства Слова преклонится пред Христом всяко колено (Рим 14.11).