Призвание к пророчеству.

1 “Видение подобия”. - Этими словами пророк еще раз предупреждает читателя насчет истинного смысла тех образов, которыми наполнено видение: они только подобия, видимые подобия Славы Господней; сама Слава Господня, не говоря уже о Самом Боге невидима и непоказуема. Что разумеется под “Славой Господней” - только ли Сидящий на престоле или все явление? Иез 9.3; Иез 10.4,18-19; Иез 11.22 благоприятствуют, первому пониманию; за это же говорит сходство выражений этого предложения с 25 ст.: “видение подобия” очень близко к “подобие как бы вид”, которое употреблено именно о Сидящем на престоле. Но Иез 43.2 Славой Господней называет все явление; и здесь читатель ждет заключения ко всей картине видения, а не к последнему лишь отделу его; Славой Божией в Ветхом Завете называется всякий образ или способ явления Божия, например, облако. Но приложимое ко всему явлению, наименование “Славы Господней” приложило этим самым и к Сидевшему на престоле. Пророк Иезекииль уже ясно разграничивает Славу Божию от Самого Бога: если что в Боге можно видеть, хотя бы несовершенно и недостаточно, в образах и подобиях, то только Славу Божию, но не Самого Бога. Как может Слава Божия быть мыслимою чем-то отдельным от Бога и являться человеку помимо Его Самого, это разъяснилось после совершенного откровения на земле Сияния Славы Божией и Образа ипостаси Его. - “Пал на лице” в ужасе (Дан 7.15; Ис 6.5) и благоговении (Быт 17.3), а также от вызванного экстатическим потрясением изнеможения (Дан 10.8). - “И слышал глас Глаголющего”, т. е. не видя, откуда он идет; и хотя он должен был идти с тверди и престола на ней, пророк опасается поставить подлежащее к “сказал мне”. (“Он” не выражено к евр.). Видение, не прекращаясь совершенно (Иез 2.9; Иез 3.13), может быть постепенно застилается перед взором пророка и сменяется столь же сильным и всепоглощающим слуховым экстазом: “глас Глаголющаго” показывает, что дальнейшее откровение не было, как, вероятно, все последующие, внутренним лишь. Обращение Бога к пророку: “сын человеческий” - особенность кн. Иезекииля (70 раз) и отчасти Даниила (Дан 8.17), объясняющаяся арамейским влиянием; “в сирийском языке это выражение настолько обычно, что там по-видимому нет другого названия для человека, как это, так как его прилагают даже к первому человеку, не имевшему оно; так 1Кор 15.45 переводится по-сирски: “первый сын человеческий Адам” (Розенмюллер, Scholia Яn Vetus Testamentum, р. VI, S. 1, Lipsiae 1808). Пророку такое обращение могло говорить, что он случайно выбранный индивидуум из своего жалкого рода; ср. Ис 8.5; Иов 25.6 (Сменд). - “И я буду говорить” - чтобы мне можно было говорить.

2 Так как пророк сам не может встать от ужаса и оцепенения, то его поднимает “дух”, неопределяемый ничем ближе (даже без члена: пророк говорит явно с некоторою неопределенностью); так, Иезекииль везде называет какое-то сверхъестественное воздействие на себя силы Божией, которое он должен был особенно ясно ощущать (“вошел в меня, дух”) и которое посещало его только в некоторые моменты видений, то укрепляя изнемогающую, под величием последних, его слабую человеческую природу, как здесь и Иез 3.24, то перенося на место видений и обратно с него: Иез 8.3; Иез 11.1,24; Иез 3.12,14; Иез 37.1 (LXX между “вошел в меня” и “поставил” вставляют “и взя мя и воздвиже мя” д. б. по Иез 3.14, но там явно не такое же действие духа, а близкое к Иез 8.3). Недосказанность отсылает к Иез 1.12, где разумеется Дух Святой.

3 Когда вышний голос ласково ободрил пророка, и он успокоился от первого испуга перед явлением, он призывается быть пророком (“посылаю” уже у Исаи технический термин; 6:8) Израиля (вместо “сынам” LXX читали близкое по начертанию “дом”: беней-бет), который к сожалению едва уже достоин называться этим высоким именем “богоборца”, а скорее упорно не послушными язычниками (“людям”; евр. “гоим”, ко времени Иезекииля должно было стать нравственно-религиозным термином вместо прежнего этнологического смысла, почему может быть LXX-ю намеренно опущено). Впрочем, Израиль, с самого начала существования (“отцы” здесь в самом широком смысле) и до сего самого дня не отличался верностью: по Иезекиилю в отличие, например, от Иеремии (Иер 2.2). Израиль испорчен до своих первоисточников (Иез 16.3).

4 Упорство Израиля как бы усилилось через длинный ряд поколений и у теперешнего (“эти сыны”) лицо потеряло способность краснеть и стыдливо поникать взорами, а сердце стало недоступно для убеждения. “Скажешь им: так говорит”, т. е. будешь пророком, который есть уста Божии, - “Господь Бог” - Адонай Иегова. Двойное имя Божие в еврейском тексте кн. Иезекииля употреблено 228 раз против 218 раз простого “Господь” (Иегова), и в большинстве случаев трудно указать причину для такого, а не другого имени: двойное имя должно бы стоять в более торжественных случаях, но видимо переписчики позволяли себе здесь свободу.

5 Пророк не должен умолкать, будут ли его слушать или нет. Хотя последнее, ввиду известного упорства Израиля, несомненно, но дело не в мгновенном успехе проповеди: результаты деятельности Иезекииля лежат в будущем, когда исполнение его пророчеств и главным образом угроз обнаружит в нем пророка; если же в нем признают истинного пророка, то вместе признают говорившего через него Истинным Богом, а это составляет первое предварительное условие будущего обращения Израиля. Разница у LXX в начале стиха: “аще убо услышат и убоятся” (благоприятная для евреев, как и опущение “гоим” в 3 ст.) произошла от того, что частица “им”, кроме “ли” значит и “если” (Нав 24.15; Еккл 2.13), а второй глагол вместо “йехдалу” (перестанут) прочитан “йедхалу” (убоятся). “Мятежный дом” - до того любимое название Израиля у пророка Иезекииля, что оно для него почти собственное имя, и это было тем возможнее, что первоначально все еврейские собственные имена имели нарицательное значение.

6 Пророк встретит не одно неверие со стороны Израиля. Последний причинит ему немало прямых неприятностей. “Но ты, сын человеческий, не бойся их”. Три раза повторяет Бог это успокоение пророку, замечая в особенности, что ему не нужно бояться “речей их”, которыми только и могли д. б. вредить соотечественники Иезекиилю при стеснительных условиях плена, притом уже м. б. смягчившего народ; так след. нужно понимать и употребленные далее образы - волчцы и терние (LXX, читая слова не как существительные, а как причастия: “рассвирепеют и обыдут”); образ скорпионов с их вредоносным жалом хорошо указывает на опасность со стороны именно “речей”. Этих враждебных речей пророк не должен смущаться: на то Израиль - дом противления.

7 - 9 Уверенный в своем будущем торжестве, пророк может спокойно сносить все это и продолжать свое дело. Поминутно выставляется на вид упорство народа, с которым Иезекиилю придется иметь дело, в надежде, что это упорство возбудит тем большее рвение со стороны пророка, что он с тем большею готовностью будет воспринимать сообщаемые ему откровения и не позволит обнаружить с своей стороны что-либо подобное этому упрямству толпы, примеры чего были среди пророков (Валаам, Иона, иудейский обличитель Иеровоама) Иезекииль должен тотчас доказать делом свое послушание: пусть он съест то, что Бог вот дает ему. Пророк посмотрел, что было в протянутой к нему руке, и увидев, что от него, действительно, требуется почти невозможное. Чья была рука, пророк не решается сказать: Иеремия же прямо говорил: “И простер Господь руку Свою” (Иер 1.9).

10 Свиток развертывается перед глазами пророка, чтобы он наперед увидел его содержание. Он был исписан, вопреки обыкновению, на обеих сторонах, как и скрижали завета (Исх 32.15), в знак полноты и многосодержательности (м. б. указание также на продолжительность пророческой деятельности Иезекииля - более 20 лет) и содержал исключительно плач (как и будущая книга Иезекииля, в которой есть много речей, прямо надписанных “плач”: Иез 19.1; Иез 26.17 и др.), по временам переходящий даже в стон боли и вопли отчаяния (“горе”, по-евр. “ги”. д. б. междометие). Содержание свитка Иезекииль может обозреть одним взглядом, потому что он находится в состоянии сверхчувственной реальности. Из взгляда на свиток пророк мог, заключить, какая будет его проповедь со стороны содержания, о котором ему еще ничего не говорилось (отсюда это обозрение отнесено ко II гл., а съедение к III, говорящей о вступлении пророка в его служение). т.о. служение пророка, тяжелое со стороны народа, будет тяжело и со стороны самого содержания проповеди.