Смерть Сарры.

1 «Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет…» В качестве жены Авраама и матери всех верующих (Ис 51.2; 1Пет 3.6), Сарра - единственная из ветхозаветных женщин, лета которой отмечаются в Священном Писании.

2 «И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, что ныне Хеврон…» Разрешая некоторое недоразумение, почему Сарра умерла в Хевроне, а не в Вирсавии, где жил Авраам и откуда он пришел оплакивать ее, митр. Филарет думает, что Авраам имел, под конец своей жизни, два местопребывания, в которых поочередно и кочевал со своими стадами: в одном из этих местопребываний, именно в древней Кириаф-Арбе, отличавшейся лучшими климатическими условиями и жила на покое престарелая Сарра, тогда как сам Авраам чаще находился в другом пункте, в котором были сосредоточены его главные стада, т. е. в Вирсавии. Относительно самого имени города Хеврона см. выше примеч. к ст. 18-му гл. 13-й.

«и пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее…» Т. е. он провел известное количество времени, исполняя погребальные обычаи своей страны, служащие и естественным выражением скорби по утрате, и вместе с тем данью благодарности и почтения к умершему (Быт 27.41; Быт 50.1,3-4,10; 3Цар 13.29-30; Иер 16.5; Еккл 7.2 и др.).

Покупка пещеры Махпела, места погребения Сарры.

3 «и говорил сынам Хетовым…» Это, очевидно, те самые хеттеи, о которых, как о потомках Хама и Ханаана, говорилось выше (Быт 10.15). Потому-то и в последующем контексте «дочери Хета» не отличаются от «дочерей Ханаана» (Быт 27.46 и Быт 28.1). В настоящее время ученые исследователи напали на следы богатой и развитой хеттейской культуры, созданной народностью, которая населяла древнюю Сирию и Палестину и основала здесь обширное и могущественное царство, со множеством провинций и колоний, одной из которых, вероятно, был и Хеврон.

4 «я у вас пришелец и поселенец…» Авраам, которому неоднократно сам Бог давал обетования обладать всей Палестиной, смиренно называет себя пришельцем и поселенцем в чужой земле. Он верит, что обетования Божия со временем исполнятся, и не выражает никакого нетерпения по поводу медлительности их исполнения. Поистине трогательное сочетание сильной веры с глубоким смирением.

«дайте мне в собственность место для гроба между вами…» «Приобретение места для погребения в Палестине было действием, важным в жизни патриархов, потому что оно осязательно напоминало в будущем народу израильскому, что Палестина есть земля обетования, что там дарован Всевышним удел Своему народу. Вот почему и Иаков (Быт 49.29) и Иосиф (Быт 50.25) завещал нести туда, в землю благословения, свои тела» (Властов).

5 - 6 «ты князь Божий посреди нас…» Еврейское слово «Элогим», переведенное здесь в смысле указания на Бога, на самом деле должно быть правильнее переведено, как прилагательное: «сильный, могущественный», тогда и вся фраза получит надлежащий вид и будет вполне понятна в устах язычников-хеттеев: «ты могущественнейший князь среди нас». Такое обращение, равно как и все последующее предложение хетеев о безвозмездном отводе лучшего погребального участка, свидетельствует о высоком уважении их к Аврааму.

7 - 9 «пещеру Махпелу…» Славянский текст, по-видимому, дает перевод еврейского собственного имени, говоря: «и да даст ми пещеру сугубу (Махпела), яко есть его». Дорожа местом погребения, как неотъемлемой собственностью, Авраам не соглашается принимать его, как дар, но желает приобрести за деньги, т. е. более верным и прочным путем, после чего право владения Авраама становится для всех ясным и неоспоримым.

10 - 16 Вся библейская сцена, изображенная в этих стихах, полна художественной правды. И теперь еще на Востоке свободные сыны пустыни производят свою меновую торговлю и различные торговые сделки без всяких бумаг и условий, а на честном слове и в присутствии живых свидетелей. Вот почему и договор, заключенный Авраамом с хеттеянами о покупке Махпелы, не был никем нарушен, несмотря даже на продолжительное отсутствие евреев из Палестины, в течение двухвекового египетского рабства.

«четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов…» По мнению большинства ученых археологов, чеканка монеты у евреев началась лишь после вавилонского плена; но несомненно, что торговля у них существовала в довольно широких размерах, и притом не только меновая, но и купля-продажа. Роль денежных знаков здесь играли известного веса пластинки или кольца из золота или серебра, которыми и производилась расплата. Несомненно, что подобного же типа были и те четыреста сиклей, за которые Авраам сделал свою покупку. Если допустим, что курсовая ценность сиклей была все время устойчива, то выйдет, что Авраам заплатил за свою покупку около 300 руб.

17 - 20 «И стало поле Ефроново, которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера… владением Авраамовым…» Отсюда очевидно, что владением Авраама была не одна только пещера, но и поле с деревьями, так что можно полагать, что часть дубравы Мамре отошла к нему.