Иаков предрекает судьбу своих потомков.

1 - 2 В высоко-поэтической, боговдохновенной речи Иаков, минуя предстоящую его потомству жизнь в Египте, пророчески рисует картину будущей жизни каждого колена в Ханаане, причем в каждом случае выходит из индивидуальных качеств того или другого сына своего и обстоятельств жизни его, и затем переходит к будущности, то более близкой, то более отдаленной, его поколения - к «последним дням» (acharith hajamim, επ εσχατων των ημερων; Vulg.. in diebus novissimis), что в отношении к важнейшему пункту пророчества Иакова - пророчеству об Иуде означает «не вообще будущее, но будущее завершительное, именно мессианское время завершения всего» (Кейль). Конечно, первое время по поселении Израиля в Ханаане и период судей образуют ближайшие пункты пророческого созерцания Иакова, но пророческая перспектива его далеко не ограничивается этими пределами, да и исторические черты означенного периода полны символического значения по отношению к отдаленному будущему истории спасения. Мессианский смысл выражению «в последние дни» принадлежит и другим библейским пророчествам (Ис 2.2; Иер 30.24; Иез 38.16; Дан 10.14; Ос 3.5; Мих 4.1; ср. Евр 1.1-2).

Вообще, в целом и многих частностях, пророчество Иакова является типом патриархальных благословений, облеченных в вдохновенную и поэтическую форму. Блаженный Феодорит на вопрос (вопр. на Быт 112): почему говорится, что Иаков благословляет детей, когда некоторых проклинает? - отвечает: «последние слова патриарха - не проклятия и не благословения, но предсказания».

3 - 4 В ст. 3-м говорится о тех преимуществах, естественных и признаваемых обычным древнееврейским правом, какие принадлежали Рувиму по рождению, - говорится с целью показать, «что нет никакой пользы от преимуществ природы, если они не сопровождаются совершенствами воли» (Иоанн Златоуст, Бес. 47:7-16); как первенец Иакова, он - воплощение цельной, неослабленной летами, силы отеческой (koach, LXX и Акила: ισχυς μου; Vulg.: fortitudo mea), силы девственной (подобно неистощенной силе земли, Быт 4.12). Это понятие восполняется затем синонимическим «начаток силы моей» (reschit oni), как совершенно точно передано в русской Библии и в каком смысле не раз в Библии употребляется это выражение, Втор 21.17; Пс 77.51; Пс 104.36.

LXX передают ту же мысль, но более конкретно: αρχη τεκνων (слав.: «начало чад»). Акила (κεφαλαιον λυπης), Симмах (αρχη οδυνης) и Вульгата (principium doloris) в смысле болезни, страдания (как в Быт 35.18), выражая мысль, что Рувим осквернением ложа отца, первый из своих братьев причинил горькую обиду и скорбь отцу. Но скорбь отцу первые причинили Симеон и Левий - кровавой резней в Сихеме (гл. 34), здесь же, по контексту речи по аналогии с Втор 21.17; Пс 77.51; Пс 104.36, говорится о преимуществах первородства.

Продолжая речь об этом, Иаков, далее, называет Рувима «верхом достоинства и верхом могущества» (Vulg.: prior in donis, major in imperiis; Акила: praestans dignitate, praestans fortitudine, LXX, вероятно, иначе читали оригинальный текст, чем как в нынешнем, передав: σκληρος φερεσθαι και σκληρος αυθαδης); по объяснению Таргумов Онкелоса и Ионафана, Мидрашей и блаженного Иеронима (ср. 1Пар 5.1-2), этим обозначены принадлежавшие Рувиму по праву первородства:

  1. двойное наследство;
  2. власть священства или достоинств первосвященства;
  3. царская власть;

первое, вместо него, досталось Иосифу, второе - Левию, третье - Иуде.

В ст. 4 указывается причина лишения Рувима первородства с его преимуществами: общее легкомыслие, безрассудство и самонадеянность (LXX: εξυβρισας) Рувима (для значения евр. pachaz, ср. Суд 9.4; Иер 23.32), в чем Рувим уподобляется бурливой воде (ср. Иов 24.13-18), и в особенности - тяжкое оскорбление им имени отца осквернением его ложа (Быт 35.22); столь глубоко оскорбил Иакова гнусный факт невоздержности Рувима, которому впоследствии уподобился в этом столь же безрассудный Авессалом (2Цар 16.22). «Не будешь преимуществовать» - это лишение прав первородства давало себя знать во всей последующей истории колена Рувимова, никогда не игравшего сколько-нибудь значительной роли в истории израильского народа.

Уже Моисей в благословении своем колену Рувимову (Втор 33.6) молитвенно желает ему лишь того, чтобы оно не вымерло. Девора обличает рувимлян в безучастном отношении к общенародному бедствию порабощения и освободительной войне (Суд 5.15-16). В последующее время колено Рувима одно из первых исчезает из истории.

5 - 6 Симеона и Левия Иаков нарочито называет братьями и предрекает им общую, одинаково неблагоприятную судьбу - вследствие сходства их нравственного облика и образа действий, по одинаково активному участию их в сихемском кровопролитии (гл. 34) и (по традиции) в продаже Иосифа (37 гл.).

Произвольно и неосновательно Болен и др. видели здесь олицетворение исторической жестокости обоих колен во время судей: история не знает таких фактов; скорее это относилось бы к колену Вениаминову (Суд 20-21), но о Вениамине (ст. 27) дается иное предсказание. Отсюда, а равно из исторической судьбы колена Левина (ст. 7) видно, как неудачна попытка некоторых новых библеистов понять все пророчество Иакова, как vaticinium ex eventu, как искусственное приурочение исторических судеб колен Израилевых к их родоначальникам, и отодвинуть редакцию пророчества во времена Давида и Соломона.

Еврейское mecherotheihem передано в русской Библии «мечи их». Слово mecherah - неизвестного значения, весьма неодинаково передаваемое переводами. Принятое русское чтение - одно из более вероятных: здесь еврейское слово сближается с греческим μαχαιρα. 6 ст.: о кровожадной жестокости Симеона и Левия Иаков говорит с таким же отвращением, как и о кровосмешении Рувима (ст. 4): душа Иакова (называемая далее его «славою» как в Пс 7.6 и др. местах) не имела никакого общения в кровожадных действиях Симеона и Рувима, которые при расправе в Сихеме не только вырезали мужское население города, но истребили или изуродовали (через перерезывание жил) скот сихемлян (ср. 2Цар 8.4; Нав 11.6, 9; Vulg. - в переносном см. suffoderunt murum).

7 «Но проклинает (патриарх) не самих Симеона и Левия, а лукавые их страсти, гнев, ярость… Да и наказание их было только предречение» (блаженный Феодорит отв. на вопр. 112).

Разделение колен Симеона и Левия и рассеяние их между другими коленами было специфическим средством против преступного единомыслия их родоначальников. Пророчество на обоих коленах исполнилось с точностью, хотя неодинаковым образом, - во всем неблагоприятном значении только на колене Симеона. Оно быстро уменьшилось в числе за 40 лет странствования по пустыне, вскоре по выходе из Египта в нем было способных к войне 59 300 (Чис 1.23), а в конце означенного периода - лишь 22 000 (Чис 26.14). В Ханаане оно получило удел свой не самостоятельно, а в пределах Иудина колена (Нав 19.1,9). Малозначительность его в общенародной жизни видна уже из того, что в благословении Моисея (Втор 33) оно совсем не упоминается. По иудейскому преданию, наибольшее число бедняков было в колене Симеона (Berech. r. Р. 98, 485).

На колене Левиином первоначально также сбылось грозное слово патриарха: оно не получило собственного удела при разделе Ханаана, а лишь 48 городов - в уделах разных колен (Нав 21 гл.). Но затем искреннее и ревностное служение Богу представителей этого колена, (см. напр., Исх 32.26,29) сделало его избранным и священным коленом служителей Всевышнего при Его святилище (Чис 18.20-24 и др.): тогда проклятие рассеяния превратилось в благословение священного служения - учительства, богослужения и под. среди Израиля (Втор 32.9-11).

В последнем смысле «колено Левиино рассеяно по причине высокой чести, чтобы в каждом колене жили левиты и жрецы, и все приобретали от них пользу» (блаженный Феодорит). Возможно ли теперь, чтобы пророчество Иакова о Левии, столь неблагоприятное для него и его колена, могло произойти во времена Давида - Соломона, когда священное значение и высокое служение, а равно богоизбранность Левина колена были общепризнанны в Израиле? Появление в эти времена, вообще после Моисея, предполагаемой сатиры на колено Левиино и на другие было абсолютно немыслимо.

8 - 12 Рувим лишен первородства, Симеон и Левий - первородства и самостоятельности, 4-й сын Иуда в лице своего потомства получает и первое и последнее, вообще колено его - «царственное и из всех прочих колен самое могущественное» (блаженный Феодорит).

В целом «благословение, данное Иуде, таинственно: оно предзнаменовало все то, что относится ко Христу» (Иоанн Златоуст). Собственно мессианский смысл имеет, по общему признанию толкователей, средняя часть благословения Иуде - ст. 10; в двух предыдущих стихах (8 и 9) и 2-х последующих (11 и 12) раскрываются исторические черты земного могущества и благополучия Иудина колена, в которых, однако, можно усматривать и отобраз или прообраз моментов мессианских. 8-9 ст.: Иуда (Иегуда), с евр. = восхваленный (ср. слова Лии при рождении его, Быт 29.35: «теперь-то я восхвалю Господа»), станет предметом хвалы и прославления своих братьев.

По Мидрашу, это значит, что все колена Израилевы впоследствии будут носить имя Иуды - будут называться иудеями. Славному имени Иуды соответствовать будут его доблесть, мужество, могущество: сила в борьбе с врагами и победе над ними, владычество над коленами Израилевыми (сыны отца, а не матери, как в Быт 27.29: все родоначальники колен Израилевых, от всех 4 жен Иакова). И не в войне только страшно будет врагам колено Иудино: оно будет внушать всем страх почтения и в состоянии глубокого мира: как львенок, лев и особенно львица даже и спящая внушают человеку особый страх, так, подобно царю зверей, Иудино колено в разные эпохи истории по поселении в Ханаане было грозно хищническим племенам, окружавшим Израиля в Палестине.

Если во всей полноте развилось это могущество Иудина колена при Давиде, то уже и в пустыне оно было во главе всех колен (Чис 2.3), и первое же начало завоевание Ханаана (Суд 1.1-8). Гербом своим на военном знамени Иудино колено имело изображение льва. Во всей силе сравнение патриарха осуществилось в смерти Господа: «как лев и спящий страшен, так владычная смерть сделалась страшною и смерти, и диаволу… И слова: кто возбудит его? показывают неизреченное Его могущество. Ибо сам Себя воскресил…» (блаж. Феодорит, ср. Иоанн Златоуст, 718).

В первой половине ст. 10 колену или потомству Иудину в двух синонимических выражениях обещается верховная власть в Израиле - правительственная (schebet; LXX: αρχων, русск.: скипетр, ср. Чис 24.17; Ис 14.5; Зах 10.11) и законодательная, а также военная (mechoqeq; LXX: ηγουμενος; Vulg.: dux; слав.: вождь). Затем указывается предел этого господства - в смысле прекращения его или идеального завершения - в словах: ad ki jabo Schiloh, весьма неодинаково понимаемых толкователями всех времен и направлений.

Преобладающее толкование - и по древности, и по авторитетности его представителей, и по контексту идей и событий истории спасения - мессианское. Все различия в понимании приведенного выражения сводятся к неодинаковому толкованию слова Sсhiloh.

Из не мессианских толкований можно упомянуть то, которое видит в последнем имя города Ефремова колена - Силома (евр. Schiloh, напр. Нав 16.6; Нав 18.1 и др., или schilo - Суд 21.21 и др.), где по завоевании Ханаана поставлена была скиния, и всю фразу передает: «пока не придут в Силом» - смысл очень ограничительный: гегемония Иуды была бы очень кратковременна, да и значение прихода евреев в Силом - проблематично.

Пророчески мессианское толкование, господствовавшее в иудейской синагоге, в древней христианской церкви и в ученом христианском богословии средневекового и нового периодов, представляет несколько видоизменений по различному пониманию Shiloh, при чем во всяком случае удерживается идея нового мессианского порядка жизни. Понимают Schiloh именно как абстрактное вместо конкретного - примиритель, князь мира (LXX: αποκειμενα αυτω; Акила: ω αποχειται) или - прямо как конкретное: «сын его» (р. Кимхи); qui mitteudus est (Vulg.) и пр.

В Талмуде и Мидрашах Шило - одно из имен Мессии. Конец стиха «Ему покорность народов» всеми толкователями относится к Мессии, как затем весь стих 10, и, наконец, все пророчество об Иуде. «Это самый ясный признак пришествия Господа», - говорит блаженный Феодорит о словах ст. 10, - у иудеев оскудели не только цари, но и архиереи и пророки, в доказательство исполнения сего предсказания. Когда надлежало родиться Спасителю нашему, возобладали Иудеями цари иноплеменные, а сим указан Царь вечный - «чаяние языков» (отв. на вопр. 112).

«Дотоле Иудейские и князья из Иудеев будут продолжаться, пока придет Он» (Иоанн Златоуст, 718). Ст. 11-12 рисуют картину богатства территории колена Иудина произведениями земледелия и скотоводства: чрезвычайное обилие винограда (в том числе лучшего его сорта, т. н. сорек) и обилие стад и молока. Мидраши, Таргумы, святой Иоанн Златоуст, блаженный Феодорит придают и этим чертам мессианский смысл, для чего пророческие изображения (напр., Иоил 2.22) мессианских времен дают некоторое основание.

13 - 15 О судьбе племен двух последних сынов Иакова от Лии: Завулона и Иссахара (о младшем брате говорится почему-то раньше).

Завулонову колену обещается приморское (между Галилейским и Средиземным морями) положение, как источник его богатств (Втор 33.19); предел его назначается на западе до Сидона (о Тире не упомянуто: он возник значительно позже, ок. 1200 г. до Р. Хр., - доказательство древности пророчества). Никогда не достигая указанной границы (Нав 19.10 и д.), колено Завулоново жило главным образом участием в международной торговле.

Колену Иссахара обещается плодородная область, удобная для земледелия и скотоводства: эмблема его - крепкий осел, лежащий посреди загонов (таково более точное значение еврейского mischpetaim, русск.: протоке вод, слав.: пределы) - сравнение, ничего обидного не заключающее (восточный осел красивее европейского), но все же характеризующее излишнюю привязанность колена Иссахара к земледелию и скотоводству, полную апатию его к военной и политической деятельности, его предпочтение рабства войне. Подробное описание области обоих колен дает Иосиф Флавий (Иуд.Война, 3:3, 1-2).

16 - 18 Колену Дана, сына Иакова от наложницы, усвояется равное право с племенами сыновей от Лии и Рахили (то же имеет силу о Гадовом, Асировом и Неффалимовом): оно будет судить (jaden - намек на значение Dan), т. е. управляться самостоятельно и даже влиять на жизнь др. колен, подобно всякому др. колену.

Таргум Онкел., Мидраш и мн. древние и новые толкователи видят здесь указание на данитянина Самсона. Врагов своих колено Даново будет побеждать не столько в открытой борьбе (как Иудино, олицетворяемое в образе льва), сколько тайными засадами и вообще хитростью - свойствами, отличающими в животном царстве змей: «Дан будет змеем и аспидом» (ст. 17). Эти непривлекательные черты племени Данова, исторические данные для пояснения которых с точностью не могут быть указаны (Таргумы и Мидр. относили эти качества к Самсону, др. толкователи к данитянам, захватившем Лаис, Суд 18), и неупоминание о колене Дана в Апокалипсисе в речи о запечатленных в каждом колене Израилевом (гл. 2) дали основание для предположения многих святых отцов и учителей Церкви, что из колена Данова произойдет антихрист. По мнению блаженного Феодорита, «Дух Божий, предрекший через патриарха о Спасителе нашем, в сем предречении говорит и об антихристе» (отв. на вопр. 112).

Молитвенное воззвание Иакова в ст. 18 имеет или частное отношение к пророчеству о Дане - скорбя о будущем отпадении данитян от веры и благочестия, Иаков поручает их заступлению Божию, или ко всем вообще коленам - с мыслью низвести на них благословение Божье. Восклицание это образует переход от первой группы, в которой главная и центральная фигура - Иуда и его колено, ко второй, где главное значение принадлежит потомству Иосифа, и заключает в себе моление о взаимном мире племен Иуды и Иосифа. Может быть, воззвание это - просто молитвенный вздох умирающего патриарха.

19 19, 20 и 21, содержащие пророчества о Гаде, Асире и Неффалиме, образуют введение к пророчеству об Иосифе. Гад, изображение боевого положения которого связывается здесь с этимологией его имени (иной в сравн. с Быт 30.11), обитавшей в Галааде, подвергался постоянным набегам арабских кочевых племен (Суд 10.7-8; 1Пар 5.18-19 и др.), но их дикие орды всегда находили с его стороны готовый отпор, хотя бы только в виде партизанских преследований («по пятам»). Иеффай был гадитянин (Суд 11.1).

20 Асиру обещается чрезвычайное плодородие почвы, обилие хлеба и пряностей, которые будут в употреблении и для царского стола (ср. Втор 33.24-25). Действительно, территория Асира между Кармилом и Ливаном на границе с Финикией была плодоноснейшей в Палестине местностью, и произведения ее доставлялись ко двору царей израильских и финикийских.

21 Обычное чтение еврейского масоретского текста и переводов: «Неффалим - стройная лань; он говорит прекрасные изречения» (Акила: Ελαφος απεσταλμενος ο διδους χαλλονην), в чем толкователи усматривают намек на Варака из племени Неффалимова и вызванную его подвигами песнь Деворы (Суд 4-5), в дальнейшем смысле - на начало евангельской проповеди в земле Неффалима (Ис 9.1; Мф 4.15) - Галилее, откуда вышли и все апостолы. По чтению LXX (принятому в слав. и русск.): στελεχος ανειμενον, επιδιδους εν τω γενηματι καλλος «теревинф рослый, распускающей прекрасные ветви»; значение менее ясно, и (по блаженному Феодориту «приращение потомства») сравнение может быть рассматриваемо тогда, как переход к благословению Иосифа.

22 - 26 Если в величественном благословении Иуде говорило божество, внушение Иакову, то теперь, в благословении любимца Иосифа, уже раз благословенного им в лице сынов, проявляется привязанность сердца Иакова к Иосифу. Особенно изящная форма, в которой выражено это благословение, которым, однако, Иаков не возвышает Иосифа над Иудой и не уделяет первому обещанных последнему высоких духовных благ, а блага главным образом материальные, объясняется исключительным положением Иосифа между братьями, как благодетеля их и «князя» (ст. 26). Иосиф здесь является:

  1. плодоносным деревом (евр. porat - намек на имя Ефрем: повторение - указание на 2 колена от Иосифа), простирающим свои ветви и над истиной - над своими и чужими, евреями и египтянами (ст. 22),
  2. при всех бедствиях (лично пережитых Иосифом и предстоящих его коленам, особенно Манассиину, из которого, напр., был Гедеон) несокрушимой твердыней, укрепляемой тем же пастырем-Богом, который с Иаковом (Быт 48.15); по некоторым, здесь - пророчество об ефремлянине Иисусе Навине;
  3. любимцем отца, который преподает ему благословения: а) небесные свыше, т. е. росу и дождь (ср. Быт 27.28); б) благословения бездны - почвы, орошаемой водами; в) благословения сосцов и утроб - обилие молока и скота (ст. 25);
  4. князем (nazir «коронованный») между братьями - лично и в потомстве (дарственное Ефремово колено, ст. 26).

27 Вениаминову колену предрекается воинственность и некоторая дикость нрава (доказательство - известный случай с левитом в Гиве, Суд 20). Из него происходили Аод (Суд 3), Саул, впоследствии Апостол Павел.

28 Нарочито замечается, что обетования относятся и к потомству. Ст. 29-30, составляющие повторение (Быт 47.29-31) завещания Иосифу, сообщают последнее распоряжение Иакова и смерть его.