Увещание к страннолюбию, братолюбию и чистоте жизни (1–6). Увещание к послушанию наставникам, к подражанию вере их и к следованию по стопам Христа (7–17). Заключительные приветствия и благопожелания (18–25).

1 Не сказал: будьте братолюбивы, но: братолюбие да пребывает. Не сказал: будьте страннолюбивы, как будто они не были такими, но: страннолюбия не забывайте. Смотри, как заповедует им хранить то, что уже было у них, и не прибавляет ничего другого (Злат.).

2 Далее прибавляет то, что особенно могло ободрить их: ибо через страннолюбие, говорит, некоторые не зная оказали гостеприимство Ангелам. Видишь, какая честь, какая польза! (Злат.). – "Угостили Ангелов, сами не зная того. Зато Авраам и удостоился великой награды, что угостил Ангелов, не зная, что они – Ангелы; а если бы он знал, то это было бы нисколько не удивительно. Некоторые думают, что апостол разумеет здесь и Лота и об нем говорит это" (Злат.).

3 Заповедь об узниках и страждущих, очевидно, имеет здесь свою историческую основу в том, что многие из христиан в то время подвергались заключению в темницы и узы, а также всякого рода другим страданиям. При этом дается понять близость той же опасности к каждому, а, значит, и возможность для каждого испытать нужду в той помощи и тех утешениях, к которым призывает апостол. Общий смысл ответа апостола такой: с таким чувством сострадайте братьям–узникам, как если бы вы сами были связаны; помните страдающих, так если бы вы были в их телах и терпели бы то же, что они терпят.

4 Наперед сказал: честна женитва во всех и ложе нескверно, а потом прибавил угрозу наказания, показывая, что он справедливо сделал дальнейшую прибавку.

5 - 6 «Имейте нрав не сребролюбивый...», т е. пусть ум ваш будет свободен, пусть мысли ваши будут выражать любомудрие; а это обнаружится, если мы не станем искать лишнего, если будем довольны только необходимым... Присовокупляет и утешение, чтобы не отчаивались (Злат.), напоминая слова Божии в Быт 28.15; Нав 1.5 и слова Псалмопевца – Пс 117.6.

7 Какая здесь последовательность мыслей? Весьма хорошая; взирая, говорит, на их жительство, т е. на жизнь, подражайте вере их, потому что вера – от чистой жизни (Злат.). Что значит – взирая? Постоянно обращаясь к тому, рассуждая в самих себе, размышляя, тщательно исследуя и испытывая, как угодно. Хорошо сказал он: на кончину их жизни, т е. жизнь до конца, потому что жизнь их имела добрый конец (Злат.).

8 Здесь словом вчера апостол означает все прошедшее время; словом днесь – настоящее; словом во веки – будущее, не имеющее конца. А смысл слов его следующий: вы слышали первосвященника, но первосвященника не временного. Он всегда тот же. Может быть, тогда некоторые говорили, что Распятый не есть ожидаемый Христос, но придет другой; потому и говорит: вчера и днесь, тойже и во веки, выражая, что придет опять пришедший Христос, что Он один и тот же, и прежде был, и есть, и будет во веки (Злат.).

9 «Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь...» Желает, чтобы они не увлекались не только чуждыми, но и различными учениями; он знал, что от тех и других происходит гибель для увлекающихся (Злат.). – «Хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами...» Здесь он намекает на тех, которые, исходя из своих странных учений, наблюдали суеверное различие яств. Для веры все чисто; нужна вера, а не яства (Злат.).

10 То, что у нас, говорит, не походит на иудейское, так что даже первосвященнику иудейскому не позволяется участвовать в наших таинствах (Злат.).

11 - 13 Видишь ясный прообраз? Так, говорит, вне стана... и здесь – вне врат... Потому и мы должны подражать Пострадавшему за нас и быть вне мира, или лучше – вне дел мирских... нося Его поругание, т е. претерпевая то же самое, участвуя в Его страданиях. Как Он, будучи осужден, распят за вратами, так и мы не будем стыдиться удаляться от мира (Злат.).

14 Ср. Евр 12.22; Флп 3.20.

15 "О какой жертве он говорит? Он сам объясняет это, когда говорит: плод уст прославляющих имя Его, т е. молитвы, песнопения, благодарение – это плод уст. Те приносили овец и волов, отдавая их священнику; мы же будем приносить не что–либо подобное, а благодарность и подражание Христу во всем, сколько возможно: вот, что должно произрастать из наших уст!"...

16 "Принесем Ему, говорит, такую жертву, чтобы Он вознес ее к Отцу" (Злат.).

17 Безначалие есть зло и причина смятения; но не меньшее зло – и неповинение подчиненных, так как и от него происходит то же самое. Впрочем, повиновение наставникам обязывает на многое и самих наставников. Пусть выслушают, говорит Златоуст, не только подчиненные, но и начальники, что как подчиненные должны быть послушными, так и начальники должны быть бодрствующими и неусыпными. А ты что говоришь? Начальник бодрствует, навлекает опасности на свою голову, подлежит наказаниям за твои грехи, испытывает такой страх из–за тебя, а ты – ленишься, противишься, тщеславишься и не хочешь повиноваться! Потому апостол и присовокупляет: чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно. Видишь, что начальник, если пренебрегают им, не должен мстить, но слезы и воздыхания его служат лучшим мщением? И справедливо... Воздыхание начальника хуже всякого мщения. Когда воздыхающий сам не может ничего сделать, тогда он призывает Владыку; как при учителе и воспитателе, когда дитя не слушается его, призывается другой, более строгий – так точно и здесь (Злат.).

18 Видишь, говорит Златоуст, что он оправдывается, как бы обращая речь к таким людям, которые были недовольны им, отворачивались от него, смотрели на него, как отступники, и не хотели даже слышать его имени. От ненавидевших его он требовал того, чего другие могли бы требовать только от любящих, и потому говорит теперь следующее: мы уверены, что имеем добрую совесть. Не выставляй, говорит, против меня обвинений: совесть наша ни в чем не обвиняет нас; мы не сознаем за собою, чтобы мы вредили вам. Во всем желаем вести себя честно... – мы не делали ничего по корыстолюбию, ничего по лицемерию. Вероятно, в этом его обвиняли (Деян 21.21).

19 Так, просит, чтобы они молились, свойственно только сильно любящему их. Не просто, говорит, молитесь, но со всем усердием, чтобы мне скорее прибыть к вам. Так, желать прибыть к ним и просить, чтобы они молились за нею, свойственно тому, кто ничего не сознает за собою. Потому, испросив наперед себе от них молитв, он потом и сам просит им у Бога всех благ (Злат.).

20 «Бог же мира» – говорит так потому, что между ними были несогласия (Злат.). – «Воздвигший из мертвых Пастыря...» Учение о воскресении Иисуса Христа должно было показать евреям, что христиане веруют не только в пострадавшего Христа, униженного, служащего предметом соблазна (1Кор 1.23), но и восставшего из мертвых живым навеки, и потому великого и могущего помогать верующим в Него (Рим 10.9; Евр 4.14; Евр 10.21). – «Кровию завета вечного...» – относится как к выяснению величия Пастыря, искупившего овец Своих этою Кровию, так и к усовершенствованию во всяком добром деле и Богоугождении, для чего Кровь Христова дает наиболее могущественные силы и средства.

21 «Да усовершит вас...» Апостол свидетельствует об их великих достоинствах, потому что совершается то, что имеет начало и продолжает исполняться (Злат.). – "Смотри, как внушает, что добродетель происходит ни от одного Бога всецело, ни от одних нас; это он объясняет словами: да усовершит вас во всяком добром деле, и последующими, – как бы так говорит: вы имеете добродетель, но нуждаетесь в усовершении ее... Прекрасное сделал он прибавление: творя в вас благоугодное пред Ним. Пред Ним, – говорит – потому что величайшая добродетель – делать благоугодное пред Богом" (Злат.).

22 Написав столько, апостол называет это малым, сравнивая с тем, что хотел написать (Еф 3.3,4).

23 Этого достаточно было, чтобы соблюдали кротость, если он сам с учеником готов был придти к ним (Злат.).

24 Смотри, какую он оказал им честь, написав послание к ним, а не к этим наставникам (Злат.).

25 Когда благодать бывает с нами? Когда мы не оскорбляем этого благодеяний, когда на пренебрегаем этим даром... От нас зависит, чтобы она осталась при нас или удалилась. "Первое, – говорит Златоуст, – бывает тогда, когда мы заботимся о небесном; а последнее – тогда, когда о житейском... Кто несет с собою пламя, тот не боится встречающихся ему, будет ли то зверь, или человек, или множество сетей, пока он окружен пламенем, – все уступает ему, все удаляется от него. Это пламя невыносимо, этот огонь нестерпим и всеистребляющий. Облечем же себя этом огнем и будем воссылать славу Господу нашему Иисусу Христу, с ним же – Отцу со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно и во веки веков. Аминь".