По внешней связи образов и фактов настоящая глава, по-видимому, не имеет ничего общего с содержанием предыдущей 53 главы. Эту связь можно и должно находить несколько выше, с Ис 49.18-20, Ис 51.17 и Ис 52.1 главами, где точно так же говорится о восстановлении обновленного Иерусалима, как центра будущего духовного Израиля. Мысли, выраженные в только что перечисленных главах по частям и под покровом образов, здесь являются предметом особого специального раскрытия, придающего им больший объем, а также большую ширину и глубину. Но если мы вдумаемся во внутренний смысл речей пророка, то нетрудно будет установить связь и настоящей (54 гл.) главы с предыдущей (53 гл.). В заключительных стихал последней главы, в речи о плодах великой искупительной жертвы Мессии указывалось, между прочим, и на то, что Невинный Страдалец, после прославления Его Богом, увидит большое и многочисленное потомство (10) и что Он спасет и оправдает "многих". Вот об этом-то "долгоживотном семени", об этих-то оправданных многих чадах бесплодной прежде матери пророк и хочет вести теперь, логически вполне уместную, специальную речь.

1-6. Пророчество об умножении чад воссозидаемой и воссоединяемой Богом церкви. 7-10. Вечность союза и непоколебимость союза Бога с новозаветной церковью. 11-17. Промыслительные заботы Бога о новой церкви: ее украшение, научение, утверждение в правде и охрана от врагов.

1 - 3 Идет обычное у пророка Исаии в таких случаях торжественное обращение к субъекту речи (ср. Ис 35.1; Ис 48.1; Ис 49.1; Ис 51.1; Ис 52.1 и др.), хоть недостаточно ясное - к какому именно? Вследствие этого, одни говорят, что это - обращение к язычникам, другие - к уверовавшим из иудеев, третьи - к духовному Израилю вообще, как составившемуся из язычников и из иудеев. Последнее объяснение полнее и лучше других отвечает главной теме данной речи.

Возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами... Обычный в еврейской поэтической речи плеоназм и параллелизм мыслей. Что касается смысла самого обращения, то большинство святоотеческих толкователей склонно видеть здесь исключительное обращение к "неплодящей прежде языческой церкви" (святой Кирилл Александрийский, святой Иоанн Златоуст, блаженный Иероним и др.). Но, как видно из свидетельства блаженного Иеронима, такой, несколько односторонний взгляд утвердился из противодействия другому, более одностороннему и гораздо опаснейшему - иудейских хилиастов, которые на этом и на подобных ему местах основывали свои грубо чувственные ложномессианские вожделения. Но для нас такая опасность отпадает, и мы смело можем восстановить подлинный смысл данного пророческого образа. Чтобы это сделать, необходимо сопоставить его с другими аналогичными образами, взятыми у того же самого пророка.

Такой, ближайшей параллелью является начало 35 главы: Возвеселится пустыня и сухая земля, и возрадуется страна необитаемая... Единство образа "неплодной, нерождающей" и образа пустыни сухой "необитаемой" откроется не только из сходства Ис 54.1 с Ис 35.1, но еще из того, что отдельные черты, относящиеся в 54 гл. к "неплодной", встречаются также в первой части книги. Ср. напр., ст. 1-й с Ис 26.17-18 (особенно "рождали как бы на ветер"), слова: - у оставленной гораздо больше детей... ты распространишься направо и налево, ср. с Ис 26.15; ст. 2-й с Ис 33.20,23; стих 11-12 с Ис 28.16 (иер. Фаддей, Цит. сочин., с. 215, примеч.). В 35-й главе, по общепринятому мнению, под "жаждущей пустыней" разумеется страна Израильская или Палестина, которая во время плена вавилонского, действительно, пришла в сильное запустение (Ис 49.19) и снова расцвела лишь по возвращении ее обитателей из вавилонского плена. Отсюда, можно заключать, что и в 54 гл, под образом "неплодной и порождающей жены, временно оставленной мужем", разумеется, прежде всего и главным образом, народ израильский. Но не весь Израиль, в большей своей части отвергнувший. Мессию и за то отверженный Богом, а лучшая, хотя и меньшая часть этого Израиля, но "святое его семя", которое послужило закваской для нового духовного Израиля, вытекшего, преимущественно, из недр язычества.

Некоторую аналогию обращения, именно, к этому "остатку" Израиля можно усматривать, напр., в следующих словах пророка Исаии: Веселись и радуйся, жительница Сиона, ибо велик посреди тебя Святый Израилев. (Ис 12.6). См. также торжественно ликующие речи пророка о духовном Сионе (51-52 гл.).

Потому что у оставленной гораздо больше детей, нежели у имеющей мужа... Те, кто в предыдущем обращении видели указание на пустыню "язычества", и в данном сопоставлении усматривают сравнение новозаветной (языческой) церкви с ветхозаветной (иудейской). Но мы, держась иного толкования в первом случае, должны последовательно предложить другое и в данном месте. Под женой, имеющей мужа и однако довольно бесплодной, мы разумеем исторический, ветхозаветный Израиль, который несмотря на всю исключительность союза его, как избранного народа, с Богом, в целой своей массе оказался однако "бесплодной смоковницей". Под "женой же, оставленной своим мужем" и однако многорождающей, мы разумеем "остаток" верного Израиля, т. е. христиан из иудеев, которые, хотя и потеряли прежнюю исключительность своих отношений к Богу (в Церкви Христовой "нет уже Иудея, ни язычника..." Гал 3.28), но зато приобрели очень многих и верных чад новозаветной церкви из бывших язычников.

То обстоятельство, что эта жена оставлена Богом, нисколько ее не унижает, потому что она оставлена не за свою негодность, а вследствие недействительности, ненадобности, уничтожения самого этого брака, ибо христианство настолько универсально и космополитично, что в нем уже нет места никаким исключительным племенным или национальным союзам с Богом. Итак, здесь мы имеем, собственно говоря, обращение пророка к верному Израилю, уверовавшему в Мессию и этим самым оправдавшему свое высокое предназначение. Но так как этот "остаток" Израиля послужил закваской или семенем для рождения многих чад новозаветной церкви из среды язычества, то этим самым не исключаются из речи пророка и обращенные язычники. Нельзя не отметить, наконец, и того немаловажного обстоятельства, что наше толкование стоит в полном согласии со взглядом Апостола Павла на роль в истории христианства лучших представителей иудейства, когда, напр., он говорит, что "Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников" (Рим 9.24), или когда называет, христианина из язычников "дикой маслиной", привившейся к стволу иудейства (Рим 11.17).

2 - 3 Распространи место шатра твоего... пусти длинные верви твои и утверди колья твои. При нашем понимании первого стиха, толкование данного становится очень простым и ясным. Остаток верного Израиля очень мал и потому живет в самом тесном помещении (шатре). Но так как ему вскоре предстоит сильно умножиться и разрастись, благодаря притоку новых чад из среды язычества, то пророк и убеждает его перестроить свое жилище, чтобы сделать его, как можно поместительнее и просторнее. Образы - разоренного шатра, в случае несчастия, и обновленного и расширенного, в случав удачи и счастья - одни из любимых и употребительных у пророков (Ис 33.20; Иер 10.20 и др.).

В пророчественно-прообразовательном смысле под расширенным и обновленным шатром, раскинувшимся во все страны света ("направо и налево" 3 ст.), можно разуметь новозаветную церковь, как это объясняет блаженный Иероним: "она должна распространиться направо и налево, не должна подражать тесноте иудейской скинии, имевшей сто локтей длины, пятьдесят локтей ширины, ни заключаться в коротком пространстве храма, имевшего шестьдесят локтей длины и двадцать локтей ширины, но, не переставая, должна занимать места направо и налево".

Блаженный же Феодорит к этому добавляет: "едва ли ошибется кто, если назовет кольями святых пророков, апостолов и мучеников: ибо они, сокрытые в земле, наподобие кольев, держат скинию церкви, связанную учением, как бы какими веревками". Необходимо напомнить, что как самый образ "спасительного шатра", так и отнесение этого образа к "святому остатку Израиля" не является у пророка Исаии чем-либо совершенно неожиданным и новым, а дает, по-видимому, краткое повторение того, что было предметом специального раскрытия в одной из раннейших глав первой части его книги (см. IV гл. в особенности стихи 2-3 и 6-ой).

И потомство твое завладеет народами и населит опустошенные города. Новозаветная христианская церковь трактуется здесь, как естественное продолжение ветхозаветной иудейской церкви. И вот, когда большинство представителей ветхозаветной теократии не признало Христа за Мессию, отвергло Его и тем самым уклонилось от своего истинного призвания и как бы покинуло идеальные места своего обитания (в религиозном смысле), то на их убылые места во множестве явились другие, достойные занять их, - бывшие язычники, которые и сделались истинными потомками не по плоти, но по духу, обновленного Израиля (Рим 9.7-8; Гал 4.28 и др.).

4 С 4-8 идет особое, нарочитое ободрение "святого Израиля", которому раскрывается вся неосновательность его опасений и все богатство изливаемой на него Божественной милости.

Не бойся, ибо не будешь постыжена... ты забудешь посрамление юности твоей и не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Две, дважды повторенных, по содержанию параллельных, ободрительных мысли: не бойся, забудь о своем кратковременном позоре, блаженный Иероним в своем переводе с еврейского ставит их даже в причинную связь: "не бойся... потому что стыд юности твоей забудешь..."

Тоже делает и текст LXX, вместе со славянским: "не бойся... понеже срамоту вечную забудеши" (ср. Зах 8.15), Некоторое недоумение возбуждает здесь лишь то, что надо разуметь под "посрамлением юности" и "бесславием вдовства"? Так как, согласно нашему толкованию, здесь предметом пророчества являются христиане из иудеев, которые, быть может, несколько смущались своего особого, изолированного состояния (большинство иудеев стояло на враждебной христианству почве), то и в отмеченных терминах следует видеть указание на какие-либо определенные периоды из израильской истории. Под "бесславием юности" всего лучше разуметь время до заключения завета при Синае, в особенности, период Египетского блужения, когда народ еврейский почти вовсе забыл истинного Бога, о чем выразительно замечает и пророк Иезекииль: "и блудили они в Египте, блудили в своей молодости; там измяты груди их, и там растлили девственные сосцы их" (Иез 23.3).

Под "бесславием же вдовства" разумеют обычно период вавилонского пленения, когда господь, за грехи и блужение Израиля во след чуждых богов, снова оставил его и лишил Своего благодатного присутствия (разрушение храма и Иерусалима). Прямое подтверждение такого взгляда можно находить у пророка Иеремии: "вдовым не будет оставлен Израиль, и Иуда Богом Своим" (Иер 51.5), и косвенное - у самого Исаии: "вы проданы за грехи ваши и за преступление ваши отпущена мать ваша" (Ис 50.1).

5 Ибо твой Творец есть супруг твой... Лучше бы, по-русски, переставить эти определения: "твой супруг - есть творец". Верный остаток Израиля, смущаясь своей малочисленностью, мог, в припадке малодушия, считать себя покинутым людьми и оставленным Богом. Пророк и утешает его, говоря, что для верного Израиля время бесславного вдовства уже прошло, и что у него снова есть супруг, который есть Творец и не только Творец, но и Искупитель.

Богом всей земли назовется Он... Это - одно из знаменательных ветхозаветных мест, где особенно ясно выражена идея универсальности Бога: Он - не Бог только Израиля и Иудеи, но Бог всей земли, Творец вселенной и Искупитель всего человечества. До такой высоты религиозное сознание ветхозаветного человечества могло подниматься лишь в редких исключительных случаях (Пс 23.1; Пс 46.2,7; и др.); более же широкое распространение и глубокое понимание всего этого постепенно сложилось лишь в новозаветные времена.

6 - 8 Идет повторение той же самой мысли - о новом союзе (завете) Бога с народом - выраженное в более подробном развитии уже не раз названного образа, сначала, временно расторгнутого, а затем снова восстановленного супружеского союза.

Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом... В последних словах нельзя не видеть намека на ближайший повод предложенного в этой речи пророчеством утешения малому остатку верного Израиля.

7 - 8 На малое время Я оставил Тебя... но вечною милостью помилую... Обычные в еврейской поэзии приемы - параллелизма мыслей и антитезы их. Как содержание данного образа, так и самая его форма довольно близко напоминают известный символический образ, так подробно раскрытый у пророка Осии (в особен. Ос 2.19-20). Заслуживает здесь внимания также противопоставление Божественного гнева и любви: гнев - на короткое время, а милость и любовь - навеки.

9 - 10 Эти два стиха представляют собой Божественную клятву, данную в утверждение непреложности вышесказанного - о вечной милости Бога в отношении к Своему истинному, верному Израилю. Содержанием или знамением этой клятвы является указанное на другое аналогичное историческое событие, в котором уже достаточно некогда выразилась вечность Божественной милости. Это - ссылка на заключительный момент истории всемирного потопа, когда Господь поклялся Ною не повторять подобного опустошительного наказания за грехи людей (Быт 9.11). И вот, подобно тому, как Господь свято и нерушимо исполняет это обещание, несмотря на все ужасные преступления человечества, столь же непреложно осуществит Он и новое свое обетование о милости к новозаветному Израилю.

10 Горы сдвинутся и холмы поколеблются, а милость Моя не отступит... Чрезвычайно радостная и утешительная мысль, выраженная к тому же в самой определенной, торжественно-категорической форме, которая так и просится на сравнение ее с известными словами Самого Господа Иисуса Христа: "небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут" (Мф 24.35).

"Легче подвинутся горы и холмы, нежели изменится мысль Моя, как говорится в Евангелии. Таково милосердие Мое, чтобы завет мира, которым Мне воссоединен мир, сохранялся не по заслуге тех, кому он дарован, а по Моей милости" (блаженный Иероним).

11 - 17 В заключение главы дается поэтическое, трогательно-прекрасное описание особых Божественных забот об Его верном, новозаветном Израиле.

Бедная, бросаемая бурею, безутешная! С такими словами пророк обращается к новозаветной иудейской церкви, и посредством их - ко всему духовному Сиону. Сколько в них поэтической нежности, трогательной заботливости и искреннем теплоты чувства! И как сильно и хорошо такими немногими словами охвачены все превратности внешней и внутренней судьбы Израиля, начиная с постепенной внутренней нормы его нравственно-религиозной жизни и кончая потерей его политической самостоятельности, заставлявшей его постоянно переходить из одних рук в другие.

12 Я положу камни твои на рубине (11) ... ворота твои из жемчужин и всю ограду твою из драгоценных камней. В противоположность крайней неустойчивости ветхозаветной иудейской церкви, новозаветная христианская (во главе с уверовавшими иудеями) будет поставлена особенно твердо и прочно: в основание ее лягут рубины и сапфиры, воротами ее будут служить жемчужины, а ограда будет сделана сплошь из драгоценных камней. Все это свидетельствует, с одной стороны, о крайней прочности и устойчивости церковного здания, а с другой - о богатстве и роскоши ее внешнего убранства. По-видимому, этот же самый образ, под видом "горнего Сиона или небесного Иерусалима" подробно раскрыт и в Апокалипсисе (Откр 21.10-27), а в несколько измененной форме также и у пророка Иезекииля (Иез 40-48 гл.). Ближайший, исторический смысл этого образа тот, что хотя новозаветная церковь тоже не обойдется без сильных потрясений и бурь, но они ей не страшны, подобно тому, как ярость морских волн бессильна против твердой гранитной скалы, или как внешняя осада не опасна для хорошо и сильно укрепленного города. В иносказательном пророческом смысле, по толкованию святых отцов - под краеугольным камнем, лежащим в основании здания Церкви, должно разуметь Христа (ср. Ис 28.16; Ам 7.8; Зах 3.8,9; Пс 117.22; Мф 21.42; Лк 20.17-18; Деян 4.11; 1Пет 2.4-8); а под другими драгоценными камнями, сосредотачивающимися вокруг Него - Его апостолов и учеников, а также и всех их достойных преемников (Мф 16.18; и др.).

13 - 14 Стихи изображают будущее внутреннее благосостояние новозаветной церкви.

И все сыновья твои будут научены Господом... О том, что Господь изольет на новозаветных чад Своих мир и милость и преподаст им благодатные уроки любви, премудрости и благочестия - неоднократно говорится во многих местах Ветхого и Нового Завета (Ис 44.3; Иер 31.33, 34; Иез 11.19; Иоил 2.28; Ин 6.45; Деян 2.17; 1Фес 4.9 и др.).

14 Ты утвердишься правдою... Из 14-го стиха очевидно, что слова Господа обращены к Невесте и Супруге Великого Царя, к Церкви Христовой. Церковь, Невеста Христова, "утвердится правдою". Но не о Женихе ли ее сказано, о Котором пророчествовал Пс 44.1 и Который есть тот же Еммануил и Отрок Господень: "поспеши, воссядь на колесницу, ради истины и кротости и правды"?

"Не о нем ли говорит Исаия: "младенец родился нам... и нарекут имя Ему... Князь мира". Умножению владычества его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве Его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века". (IХ; 6-7 Властов).

15 - 17 Господь обещает Свою всесильную помощь против всех врагов, имеющих когда-либо ополчиться на Его Церковь.

Вот, будут вооружаться против тебя, но не от Меня... Утверждается новая точка зрения на бедствия и страдания церкви: ветхозаветная церковь переживала бедствия, которые, для ее вразумлення, попускал, или даже как бы насылал, на нее Сам Бог (Ис 1.5-6; Ис 2.6; Ис 6.10; Ис 10.5; Иер 7.25-34; Иез 8-11 и др.). Новозаветные же страдания - бедствия и гонения - имеют другой источник и иное значение, отчасти раскрытое у Апостола Петра (1Пет 4.12-13).

16 - 17 Говорится о гибели врагов церкви, которые падут жертвой своей же собственной слепой злобы. Мысль эта неоднократно встречалась у пророка Исаии и раньше (Ис 42.25; Ис 44.25; Ис 49.26; Ис 52.1 и др.).

Наследие рабов Господа, т. е. их конечный удел - это оправдание пред Богом и вечное спасение. Т. о. заключение речи, возвращаясь к ее началу, уніт. тожает всякий повод для того малодушного смущения и страха некоторых ("остатка" Израиля), который и дал пророку повод к произнесению самой этой речи.