1-2. Вступление в речь, заключающее в себя постановку ее темы. 3-5. Обличение внешнего, чисто наружного и потому ложного благочестия иудеев. 6-7. Внутреннее содержание истинного и действительного благочестия. 8-14. Его спасительные плоды.

1 - 2 Основной темой глады является суд Божий над Израилем, или раскрытие его глубокой виновности, несмотря на всю внешнюю видимую праведность. Еврейский народ, в особенности, послепленной эпохи (которую, главным образом Исаия здесь пророчественно и созерцает) отличался большой привязанностью к Моисееву культу и букве закона. Потому он, быть может, совершенно искренно недоумевал, за что же еще его можно обвинять? Несомненно, этот именно смысл имеет характеристика иудеев во втором стихе, где они изображаются, "как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога Своего", а равно и предыдущие слова текста.

Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои... Но они ищут Бога не там и не так, где и как бы это следовало, что особенно ясно раскрыл Господь Иисус Христос сказавши: "приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня"; (Мф 15.8; Сравни это с почти тождеств. словами пророка Исаии, из другой главы Ис 29.13).

3 - 5 Почему мы постимся, а Ты не видишь?. . В еврейском мировоззрении царила грубо-внешняя, чисто механическая точка зрения на средства спасения: раз человек исполнил те или иные предписанные законом обрядовые действия, он полагал, что за это он не только имеет основание получить оправдание и спасение от Бога, но может даже этого требовать, как, своего рода, заслуженной награды или заработанной платы. Типичным примером этого рода у пророка Исаии так же, как позднее и у Самого Спасителя в его известной притче о мытаре и фарисее, является взгляд иудеев на особенное значение широко практиковавшихся у них постов (Лк 18.12; ср. Мф 6.16; Лк 5.36). Лучшим разоблачением всей несостоятельности подобного уродливого взгляда служат дальнейшие слова пророка, в которых он вскрывает все ханжество и лицемерие подобного поста, все несоответствие его своей цели.

Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других... Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? (4-5 ст.).

Отсюда совершенно ясно, что один чисто физический пост, хотя бы он сопровождался полным изнурением тела, совершенно недостаточен: свое значение и смысл всякий пост получает только тогда, когда он растворяется и соответствующим душевным настроением, о чем пророк Исаия говорит непосредственно дальше.

6 - 7 В этих двух замечательных стихах прекрасно раскрывается внутренняя сторона поста, его истинная, моральная природа, состоящая в делах правосудия, любви и милосердия. Основной тон такого поста - борьба с греховным эгоизмом в служение меньшему брату, Стихи эти так хорошо раскрывают смысл и условия правильного, угодного Богу поста, что они недаром послужили содержанием одной из лучших наших великопостных стихир: "постящеся, братие, телесне, постимся и духовне, разрешим всякий союз неправды, расторгнем стропотная нуждных изменений, всякое списание неправедное раздерем: дадим алчущим хлеб и нищие бескровные введем в домы, да приимем от Христа Бога велию милость".

8 - 10 Все эти стихи в целом ряде параллельных образов раскрывают одну и ту же мысль - мысль о спасительных плодах истинного поста, взятого здесь, очевидно, в качестве символа правильного богопочтения вообще.

И правда твоя пойдет пред тобою и слава Господня будет сопровождать тебя (8 ст.). То самое оправдание, которого теперь вы так тщетно ищете, будет у вас пред глазами, и прославление от Господа будет естественной наградой для вас. Почти буквальное выражение данного образа встречаем мы и у Псалмопевца Пс 36.6).

Когда ты удалишь из среды твоей ярмо... По связи с контекстом ("узы ярма" - 6 ст.), под "ярмом" здесь правильнее всего понимать гнет юридических и общественно-экономических отношений, давивший большинство сынов Израиля со стороны привилегированного меньшинства.

Перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное... "Подымание перста означает самонадеянную гордость учителя, садящегося на седалище Моисеево; слова оскорбительные, произносимые начальствующими, мы видели выше в пророчествах Исаии, как, напр., в Ис 5.18-19; Ис 28.9-10,13-15,18,22; Ис 30.1-2; Ис 31.1 и мн. др., из которых явствует... весьма сильно распространенное в правящих классах неверие" (Властов).

11 И ты будешь, как напоенный водою сад... Сравнение божественной благодати с действием оживляющей влаги на иссохшую землю - образ хорошо известный, как в Ветхом, так и в Новом Завете. В частности, данное выражение буквально повторяется еще и у пророка Иеремии (Иер 31.12). Не лежит ли в основе этого образа у обоих пророков чисто историческое воспоминание - о рае, как эдемском саде, орошаемом многими реками? (Быт 2.10).

12 И застроятся потомками твоими пустыни вековые... и будут называть тебя... возобновителем путей для населения... Имея в виду, что "под пустыней жаждущей" пророк Исаия обычно разумеет мир языческий (Ис 35.1; Ис 55.1,5; Ис 61.4 и др.), мы вправе утверждать, что здесь он говорит о религиозной миссии духовно обновленного Израиля, именно, о призвании через него язычников в ограду новозаветной церкви. Под "потомками" Израиля, в таком случае, должно разуметь не плотских, а духовных потомков, т. е. христиан.

13 - 14 Два последних стиха главы, раскрывая неправильный характер празднования евреями субботы, показывают, в чем же заключается ее истинный смысл. Хотя евреи, в особенности послепленного периода и времени земной жизни Спасителя, очень строго соблюдали "субботний покой" (Ис 1.13; Мф 12.1,11; Лк 6.6-9), но они, очевидно, не понимали его истинного духа, его характера "святости". Как можно заключать из слов пророка, евреи, прекращая в субботу обычную, трудовую жизнь, посвящали получавшийся таким путем досуг исполнению своих прихотей, или даже праздному пустословию. В противоположность такому недостойному времяпрепровождению, истинная суббота, по мысли пророка, должна быть "святым" днем, т. е. посвященным Богу и ближним и состоящим в делах богомыслия и деятельного служения ближнему. Только такое празднование субботы, вместе с полным нравственным удовлетворением, даст великую духовную радость и будет действительным освобождением от сутолоки злободневной жизни. Высокий образец истинного субботствования неоднократно являл, к соблазну фарисеев, и Сам Господь наш Иисус Христос, в течение Своей земной жизни (Мф 12.1-14; Лк 14.1-6 и др.).