1-21. Мрачная характеристика религиозно-нравственного и общественно-гражданского состояния Израиля, как истинной причины его отвержения Богом.

1 Тесная связь настоящей главы с предыдущей открывается уже из одного того, что она продолжает давать ответ на тот же самый вопрос, какой служил темой и предшествующей главы, именно - почему евреи, которые, по-видимому, так строго исполняют все предписания Моисеева закона, не получают, однако же, оправдания и спасения от Бога? Уж не лежит ли причина этого во Всевышнем, как могли думать некоторые, особенно самонадеянные в высокомнящие о себе из сынов Израиля? Как бы предупреждая самую возможность подобного безрассудного вопроса, пророк, именно, и начинает данную главу с решительного заявления, что рука Господа не сократилась, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело, чтобы слышать (1 ст.). Следовательно, причины погибели народа Божия лежат не в Господе, а в самом народе, точнее, в его беззакониях и преступлениях, каковые пророк Исаия подробно и раскрывает дальше.

2 С 2 ст. по 8 включительно идет сильная общая характеристика религиозно-нравственного развращения Израиля, удалившего его от Бога В ней можно видеть как резкое обличение современного пророку израильского общества, так и пророчественное прозрение в такое же, или даже еще худшее состояние позднейшего Израиля, эпохи пришествия Мессии и основания христианства.

3 - 4 Ибо руки ваши осквернены кровью... уста ваши говорят ложь... никто не возвышает голоса за правду... зачинают зло и рождают злодейство. Как мысль этих стихов, так и еще больше их словесная форма очень близко стоят к первой главе той же книги, чем подтверждается единство автора (ср. Ис 1.15,21 ст.). Осквернение рук кровью может иметь, конечно, и буквальный смысл, как пролитие крови жертвенных животных (без разумения смысла жертвы) или даже, как принесение человеческих жертв (детей богу Молоху - Ср. Иер 7.31), или символический, в смысле, вообще полного ниспровержения всех нравственных устоев, до готовности на кровопролитие и убийство, включительно, или же наконец - преобразовательный, в качестве предуказания на Того Величайшего Праведника, убиением Которого евреи завершили ряд аналогичных же исторических фактов (Мф 23.35).

Главной причиной такого развращения и упадка сынов Израиля пророк Исаия выставляет уклонение их с истинного пути "теократической правды, или праведности" ("путь Божий") на путь "нечестия и лжи" ("путь диавола"). Измена идеалу Божественной Правды - это измена самой истины и есть ложь, по существу дела.

Надеются на пустое... (4 ст.) По-еврейски стоит tohu, т. е. одно из тех выражений, какими в 1 гл. кн. Бытия описывается состояние первозданного хаоса,

5 - 6 Ту же самую мысль - о неправедно-насильническом характере всей деятельности Израиля - с присоединением еще и новой - о крайней непрочности и непригодности преступных плодов подобной деятельности - пророк Исаия раскрывает в данных стихах путем образов и сравнений, сопоставляя зловредный характер деятельности - со змеиными яйцами, а качественную негодность и непрочность ее результатов - с легкой паутиной, готовой разорваться при малейшем же к ней прикосновении.

7 - 8 Если раньше пророк говорил о "руках", исполненных крови, но здесь, дня полноты характеристики он говорит и о "ногах", спешащих идти по пути зла и греха. Нельзя при этом не отметить, что пророк Исаия глубоко проникает в причины подобного состояния, справедливо усматривая их в ложном настроении мыслей и умов: мысли их - мысли нечестивые... (7 ст.). Обращает на себя внимание также и параллелизм всего этого отдела со многими аналогичными местами из книги Псалмов (Пс 5.6-7,10; Пс 7.15; Пс 9.28; Пс 11.3; Пс 13.1-3; Пс 27.2-5 и др.).

9 - 11 С 8 по 11 дается раскрытие плодов или следствий такого пагубного поведения, которые характеризуются здесь, как удаление правосудия, как утрата света и погружение во тьму (9 ст.), сравниваются с беспомощным состоянием слепого, или даже мертвого среди живых (10) и уподобляются жалкому положению ревущего медведя и стонущего голубя (11 ст.),

12 С 12-15 пророк снова возвращается к наболевшему пункту - о грехах Израиля.

Ибо преступления наши с нами, и беззакония наши мы знаем... (12 ст). Мысль и даже выражение ее - чисто псаломские (Пс 39.13; Пс 50.5 и др.).

Мы изменили и солгали пред Богом и отступили от Бога нашего... Усиление и более ясное раскрытие ранее высказанной мысли о том, что измена Господу - есть отступление от истины и служение лжи (3-4 ст.).

Зачинали и рождали из сердца лживые слова (13 ст.). Мысль - очень глубокая. Примыкая к ранее выраженной мысли - о настроении ума, (7 ст.), он говорит о направлении сердца, т. е. области чувства, а в зависимости от него и воли, т. е. самой деятельности человека (Мф 15.19).

14 - 15 И суд отступил назад, и правда стала вдали, ибо истина преткнулась на площади, и честность не может войти. Прекрасное, образное выражение все той же мысли - об утрате правосудия, и истины, и даже элементарной честности.

Со второй половины 15 ст. по конец 19-го ст. содержится изложение грозного Суда Божия на всех его врагов, попирающих суд и правду, причем, по ассоциации сходства, мысль пророка переходит также и к врагам Израиля, которому Господь обещает воздвигнуть особого "заступника", т. е. Мессию.

16 И видел, что нет человека, и дивился, что нет заступника...

Сам Израиль, как видно из предшествующего повествования, был кругом виноват и не мог спасти себя от праведного Суда Божия. Естественно было поискать ему какого-либо праведного человека, который бы явился заступником и ходатаем за виновный народ, наподобие того, как некогда Авраам молил Бога о спасении жителей Содома и Гоморры, при условии, если там найдется только десять праведников (Быт 18.32). Но если в этих погибших городах не нашлось тогда десяти праведников, то теперь среди народа еврейского не найдется даже и одного такого праведника, который бы мог отвести праведный гнев Божий на народ, ибо, как говорит псалмопевец, "все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающих добро, нет ни одного" (Пс 13.3).

И помогла Ему мышца Ею и правда Его поддержала Его. Отсутствие защитника Израиля пред Богом среди людей ведет мысль пророка к Тому великому Ходатаю, которого воздвигнет Сам Бог, т. е. к Мессии. Такой взгляд на подразумеваемого здесь Ходатая вполне согласуется и с другими, несомненно мессианскими местами того же пророка (Ис 40.10; Ис 43.5; Ис 63.5 и др.).

17 - 19 С 17-19 в ярком образе воинственной схватки Ходатая Израиля со всеми его врагами рисуется будущее торжество Всевышнего над всеми противниками, как из среды самих евреев ("противники" и "враги" - 18 ст.), так и из среды язычников ("острова" 18 ст.).

Любопытно здесь самое сопоставление обыкновенных воинских доспехов (брони и шлема) с орудиями, или средствами нравственной борьбы (правда, спасение), что повторяется потом и у Апостола Павла (Еф 6.17; 1Фес 5.8).

20 Предшествующая мессианская, наполовину прикровенная, речь пророка переходит здесь в ясное и прямое предсказание о Мессии и Новом Завете.

И придет Искупитель Сиона и сынов Иакова, обратившихся от нечестия, говорит Господь. Апостол Павел в своем известном нарочитом рассуждении о судьбе Израиля цитирует это место в доказательство будущего обращения всех евреев, перед временем второго пришествия Господа на землю (Рим 11.26). Но, разумеется, ничто не мешает нам частичное исполнение данного пророчества относить и ко времени первого пришествия Иисуса Христа, когда многие из иудеев также обратились к Господу и уверовали в Мессию.

21 И вот, завет Мой с ними... Дух Мой, Который на тебе... не отступит от уст твоих и уст потомства твоего... отныне и до века". Хотя некоторые из толкователей, во главе даже с блаженный Иеронимом, и склонны относить эти слова только к личности самого пророка Исаии, как верного "слуги Господа" и "стража дома Израилева", но общая мысль повествования и ближайший контекст речи ("завет с ними") заставляют видеть здесь указание на весь новозаветный Сион, или верный Израиль. В этом же убеждает нас и Божественное обещание не отнимать у этого народа того пророческого дара (Дух Мой, который на тебе), который был главной отличительной чертой всего миссионерского служения ветхозаветного Израиля и который продолжал некоторое время действовать и в новозаветной церкви, в лице особых "апостолов и пророков" (Еф 4.11). Об этом миссионерском призвании лучших сынов Израиля пророк Исаия, как известно, не раз говорил и раньше (Ис 42.1-4; Ис 44.26; Ис 55.3 и др.).