1-3. Чудесно-целительный и духовно-радостный характер будущего служения Мессии. 4–9. Состояние искупленных Мессией и вечное духовное веселие Его царства. 10–11. Клики радости и восторга из недр этого торжествующего Мессианского царства, или новозаветной церкви.

Хотя настоящая глава с ее речью о характере служения Мессии в имеющей быть основанной Им церкви и сохраняет некоторую внешнюю связь с предыдущей главой, в которой говорилось о судьбах той же новозаветной церкви; но внутренно она более тесно примыкает к раннейшим главам, именно к тем самым, в которых говорилось о Мессии; о различных Его состояниях (унижения и прославления) и о характере Его служения, т. е. к 42, 49, 50 и 53 гл.

1 С 1–3 ст. Это — один из самых ясных и важных мессианских отделов кн. пророка Исаии, достоверность которого засвидетельствована Самим Господом Иисусом Христом, в Его известной проповеди, сказанной Им в Назаретской синагоге (Лк 4.16–21). Несмотря на это, некоторые из еврейских раввинов (Тарг.), а вслед за ними и большинство новейших рационалистических экзегетов (Rosenmullef, Seheyg, Braun, Hitzig, Ewald, Knobel, Klostermann etc.) находят возможным отрицать мессианский характер данного отдела и утверждают, что пророк Исаия говорит здесь о самом себе. Но против такого, явно тенденциозного взгляда, восстает и более почтенная еврейская древность (Кимхи, трактаты — Midrasch, Koheleth, Vajikra rabba и др.) и вся древнехристианская, святоотеческая традиция (святой Ириней Лионский, святой Кирилл Иерусалимский, блаженный Иероним, святой Иоанн Златоуст, блаженный Феодорит и др.) и общий характер автора книги — пророка Исаии, никогда не выдвигающего своей собственной личности, и наконец, более частный анализ именно данной главы, в связи со всем предыдущим и последующим контекстом речи (Подробнее об этом см. у И. Григорьева «Пророчества Исаии о Мессии и Его царстве», с. 234–241, Казань, 1902 г.).

Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня… Правильное понимание, как «Духа Божия», так и Лица, на котором Он опочил, устанавливается ясным смыслом предшествующих мессианских мест из кн. пророка Исаии, из которых бесспорно открывается, что под этими определениями разумеется Триипостасная Троица: Бог-Отец, как ниспосылающий Духа, Бог-Сын, как воспринимающий Его, Бог-Дух Святый, как нисходящий на Сына (во время крещения на Иордане; Ис 11.2; Ис 42.1; Ис 48.16; Ис 49.1–2). Библейское выражение «помазал» ведет свое происхождение от священного образа «помазания», или, точнее, «возливания елея на главу», служившего символом особого Божественного освящения лица, избранного на то или другое теократическо-общественное служение (царя, первосвященника, пророка). В данном примере знамением такого Божественного «избрания», или «посвящения» Богом Мессии на служение роду человеческому послужило ниспослание на Него Духа Святого. Буквальное исполнение этого пророчества можно видеть в истории крещения Господа Иисуса Христа, когда Дух Святой нисшел на Него в виде голубя (Мф 3.16; Деян 10.37–38). Цель этого помазания, или задачи служения Мессии состоит в том, чтобы «благовествовать нищим» — по-греч. ευαγγελιζειν πτωχοις — чисто новозаветные термины, имеющие глубокий материальный и духовно-нравственный смысл (Мф 5.3–4; Лк 6.20–21 и др.).

Исцелять сокрушенных сердцем... Тот, о Ком пророк Исаия раньше говорил, как о Кротком и смиренном Отроке, Который не сокрушит "надломленной трости" (Ис 42.3), будет в особенности любовно и бережно обращаться с надломленными человеческими сердцами, на которые Он прольет целительный бальзам Своего действительного утешения (Ис 49.13).

Проповедовать пленным освобождение и узникам открытие темницы, или, по LXX "слепым прозрение". [В славянском переводе - проповедати пленником отпущение и слепым прозрение. Прим. ред.] Освобождение или точнее - "отпущение", по свойству употребления здесь евр. термина רירד - указывает на одну черту из празднования юбилейного года, когда отпускались на свободу все должники и самая земля снова возвращалась к ее первоначальному владельцу (Лев 25.10). Почти дословное выражение этих мыслей мы уже встречали у пророка Исаии (Ис 42.7; Ис 49.9).

2 Проповедывать лето Господне благоприятное и день мщения Бога нашего... Здесь обращает на себя внимание сочетание двух, довольно разнородных свойств Мессии: Его милующей любви и карающей правды. Впрочем, черта эта хорошо известна и по изображению Псалмопевца, который выразительно замечает про Господа, что у Него "Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются" (Пс 84.11). В данном случае милующая любовь Мессии будет изливаться на всех бедных, страждущих, униженных и притесняемых; а Его карающая Правда будет направлена против всех самонадеянных богачей и несправедливых угнетателей. В самом сопоставлении таких противоположностей, как "лето благоприятное" в "день мщения" нельзя не видеть излюбленного пророком Исаией приема - говорить антитезами.

Ближайшей, определяющей параллелью к выражению "лето благоприятное" может служить место из 50 гл., где говорится об исполнении времени борьбы и полном, сугубом воздаянии за нее (Ис 50.2), а к термину "день мщения" - слова последующего контекста: "день мщения в сердце Моем и год Моих искупленных настал" (Ис 63.4). Из всего этого должно заключать, что такими синонимическими терминами, в сущности, определяется одно и то же время, именно, период земной жизни Спасителя, который одновременно был временем оправдания и спасения для одних, и временем суда и наказания для других (Ин 9.39).

3 Вместо пепла дастся украшение, вместо плача - елей радости, вместо унылого духа - славная одежда... Проповедь Сына Божьего не будет гласом вопиющего в пустыне, а достигнет положительных результатов и даст успокоение и мир всем ее принявшим.

Вместо пепла, как символа покаяния и печали (2Цар 13.13; Ис 3.26; Ис 47.1; Ис 52.1-2), Мессия принесет сионским страдальцам диадему, украшающую голову - символ господства, достоинства и возвышения (Ис 28.5; Иез 23.17,24). Вместо плача Он даст ей "елей радости", которым умащали себя древние в радостных случаях жизни... Вместо духа унылого, почти изнемогающего, Он даст славную одежду, которая будет их постоянным украшением. "Елей радости", которым умастят себя возрожденные, и славная одежда, в которою облекутся страдальцы, будут служить видимым знаком неизреченно радостного настроения последователей Мессии.

"С большой вероятностью можно думать, что указанные дары предуказывали на таинственные священнодействия, дарованные Мессией Христом избранному стаду для достижения райских блаженств и для полноты внутренней жизни церкви" (И. Григорьев. Цит. сочин., с. 244).

Сильными правдой, насаждением Господа во славу Его. Люди слабы и бессильны сами по себе; они становятся сильными только при поддержке Божественной Правды (Ис 59.16). Слова данного стиха являются почти буквальным повторением одного из заключительных стихов предыдущей главы: "народ твой весь будет праведный, на веки наследует землю, - отрасль насаждения Моего, дело рук Моих, к прославлению Моему" (Ис 60.21).

4 - 5 С 4-9 ст. говорится о росте мессианской церкви, ее универсальном характере, вечном веселии и всеобщем прославлении.

И застроят пустыни вековые, восстановят древние развалины... и придут иноземцы... и сыновья чужестранцев будут вашими земледельцами... В этих картинных образах, хорошо знакомых нам и из раннейших повествований того же пророка (Ис 44.26; Ис 49.8,19; Ис 58.1,12; Ис 60.10), очевидно, раскрывается мысль о широком росте и процветании новооснованного мессианского царства. В интересах единства кн. пророка Исаии важно отметить, что текст 5-го стиха имеет почти дословную параллель в следующих словах 14 главы: "дом Израилев усвоит их (иноземцев) себе на земле Господней рабами и рабынями и возьмет в плен пленивших его" (14 гл., 2 ст.). Подобные указания имеют двоякий смысл: с одной стороны, они говорят о возвеличении духовного Израиля, который из предмета ненависти и поругания у языческих народов превратится в предмет их почтительного внимания и даже служения; с другой стороны, они как бы пророчески намекают и на тот дивный образ, который так художественно раскрыта Апостолом Павлом в его сравнении язычников с дикой маслиной, привитой к стволу еврейского дерева (Рим 11.17-21).

6 А вы будете называться священниками Господа... Слова эти впервые сказаны Богом всему Израилю при заключении Синайского завета (Исх 19.6). Теперь они повторяются пророком Исаией или, точнее, говорившим чрез него Мессией, в приложении к духовному Израилю, нового завета; наконец, в при самом наступлении этого завета они еще раз удостоверяются Апостолом Петром (1Пет 2.9). Некоторые в этих словах хотят находить как бы особое выделение Израильского народа на священное служение и в новозаветной церкви; но это - неправильно, в виду ясных показаний последующего контекста (Ис 66.20-21).

Будете пользоваться достоянием народов и славиться славою их. Повторение того, что было сказано раньше. (Ис 60.5-9,16).

7 В нем говорится о сугубой чести некогда здесь на земле поносимого Израиля, и о вечном воздаянии ему там, на небе (ср. Ис 60.15).

8 Ибо Я, Господь... Весьма важное показание, в смысле установки субъекта речи. Отсюда очевидно, что им уже никак не мог быть сам пророк Исаия, который никогда бы не дерзнул назвать себя Господом. Им мог быть и действительно был только Сын Божий, Мессия, Который в то же время и есть и Сын Божий и истинный Господь.

Люблю правосудие и ненавижу грабительство с насилием... Не лишая эти слова их основного этического смысла, можно думать, что они имеют в виду и некоторую историческую основу, именно те унижения и притеснения, которые терпел народ израильский от разных языческих народов, в особенности же от вавилонян (Ис 49.26), и за которые теперь Господь хочет воздать всем праведную расплату. В таком понимании этого места укрепляют нас и слова непосредственно следующего стиха.

9 И будет известно между народами семя их, и потомство их - среди племен... Если прежде народ еврейский был беден, незнатен, унижен и стеснен от других народов, со временем "семя" этого Израиля, его "духовное потомство", т. е. христианство будет возвеличено и прославлено. При виде этого ни у кого не останется сомнения в том, что это - действительно, "семя, благословенное Господом".

10 Созерцание такого полного торжества и высокой славы новозаветной Христовой церкви наполняет душу пророка священным восторгом, и он из глубины переполненного сердца поет победный гимн Богу, влагая его в уста самой церкви. Примеры подобного рода бывали и раньше (Ис 42.10; Ис 44.23; Ис 49.13).

Радостью буду радоваться... Указывает на самую высшую степень радости, новозаветной церкви, при виде такого множества членов и такого всеобщего почета и такого ясного благоволения Божия (см. 8 ст.).

Возвеселится душа моя о Боге Моем... потому что именно Он - причина и источник духовного веселья церкви. Невольно напрашивается сравнение этих слов с аналогичными словами другой радостной, новозаветной песни: "величит душа моя Господа и возрадовался дух мой о Боге, Спасителе Моем" (Лк 1.46-47).

Ибо Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня... Образ взят, по-видимому, от воина, одетого в бранные доспехи; хотя евр. термин ליךמ - "одежда спасения" указывает на одежду первосвященника. В переносном смысле все это знаменует благодатные дары Святого Духа, подаваемые в таинствах церкви и сообщающие с верою приемлюшим их оправдание и спасение.

Как на жениха возложил венец, как невесту, украсил убранством. Сравнение церкви с женихом и невестой следует признать особенно выразительным и сильным, так как на свое брачное торжество все, даже самые бедные люди, обычно стараются предстать в самом лучшем и нарядном уборе. В частности, сравнение церкви Христовой с невестой служит предметом целого псалма (Пс 44.1). Можно, наконец, отметить, что текст этого стиха дал содержание одной из наших богослужебных молитв, при архиерейском облачении.

11 Сравнив новозаветную церковь с землей и садом, Господь, по словам блаженного Феодорита, "показал всю вселенную, ставшею единым садом правды".