В логической последовательности мыслей пророка Исаии настоящая глава имеет самую тесную связь с предыдущим повествованием: в нем ставился вопрос, почему Господь допустил Свой избранный народ до такого, во всех отношениях, крайне печального состояния? Причем уже самой постановкой вопроса как бы делался Ему упрек в недостаточности любви и милости к Своему народу. Настоящая глава дает ясный и положительный ответ на все это, откуда усматривается, что у Бога, конечно, нет недостатка в милосердии и любви; но эти Божественные благодеяния изливаются лишь на тех, кто их ищет, а не на тех, кто их слепо и безрассудно отвергает, как поступает Израиль. Вообще, пример Израиля - лучшее и красноречивейшее доказательство праведности Суда Божьего - нечестивое и преступное большинство его - несет заслуженную кару, а верный и послушный остаток - получает исполнение всех обетовании. Полное же и окончательное осуществление этих обетовании требует и создания новых особо благоприятных для того условий, какие и наступят уже в новозаветный период.

1-7. Справедливость Божественного Суда над непокорным и вероломным Израилем. 8-10. Обещание пощады и спасения верному его "остатку". 11-16. Сравнительное сопоставление заслуженной участи тех и других; 17-25. создание новой теократической общины духовного Израиля, т. е. новозаветной церкви.

1 Я открылся не вопрошавшим обо Мне; Меня нашли не искавшие Меня... Под "вопрошавшими" и "искавшими" Господа, но не там и не так, как и где следовало бы, разумеются кичившиеся своей мнимой, показной праведностью иудеи (См. Ис 58.2-4).

Вот Я! Вот Я! говорил Я народу, не именовавшемуся именем Моим. Народом, носившим имя Господа, был Израиль, о котором Сам Господь устами того же пророка Исаии совершенно определенно возвестил, как о народе, "кто называется именем Моим, кого Я сотворил для славы своей, образовал и устроил" (Ис 43.7). Противоположность народу израильскому в этом отношении представлял весь мир языческий, которому теперь и открывается Господь, скрывший Лице Свое от недостойного Израиля. Смысл данного указания можно представить себе так. Иудеи, как видно отчасти и из предыдущего контекста, склонны были обвинять Всевышнего, что Он покинул своих людей и перестал о них заботиться. Пророк и выставляет теперь встречный факт, из которого видно, что Господь никогда не переставал промышлять о людях, что и теперь Он это делает, только в отношении к другому, более, чем Израиль, достойному народу.

2 Всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному... Напрасно, следовательно, Израиль сетует, что Господь забыл его, что "рука Его сократилась, чтобы спасать, и ухо Его отяжелело, чтобы слушать" (Ис 59.1). Совершенно наоборот, Всевышний "всякий день простирал... руки... к народу непокорному", т. е. проявлял постоянную любвеобильно трогательную заботу об обращении Израиля (Ис 50.2). Но Израиль остался нем и глух к этому Божественному призыву, почему вполне и заслужил наименование "народа непокорного" (Ис 30.1; Иер 5.23; Иер 6.28; Ос 4.16), "ходящего путем недобрым", т. е. несогласно с волей и законом Бога, а "по своим помышлениям, или, как выразительнее заметил пророк Исаия в другом месте, угождая "своей прихоти" (Ис 58.13; ср. Ис 53.6; Ис 55.7; Ис 56.11; Ис 57.17 и др.).

3 - 4 ст. дают фактическое доказательство того, что Израиль "ходил путем недобрым", именно путем идолослужения и нравственного развращения.

К народу, который постоянно оскорбляет Меня в лице... т. е. который дерзко и открыто попирает законы Господа и тем самым наносит Ему самое сильное оскорбление (Ис 58.9; Иер 7.19; Иер 32.30 и др.). Далее, пророк более подробно перечисляет частные виды практиковавшихся у евреев его времени языческих культов.

Приносит жертвы в рощах... Это - культ священных деревьев, или дубрав, соединенный с безнравственным служением богине Астарте; он практиковался в предпленную эпоху у евреев особенно широко, почему и заслужил резкое обличение у многих пророков (Ис 1.29; Ис 57.5; Ис 66.17; Ос 4.13 и др.).

Сожигает фимиам на черепках... Комментаторы СПб Академии думают, что под "черепами", или "черепками" "здесь разумеются кирпичи или камни, с таинственными знаками (Ис 57.6), почитание которых было распространено среди ханаанских народов (Лев 26.1; Чис 33.52), остатки каковых до последнего времени находят в заиорданской области Палестины и каменистой Аравии; в науке они известны под именем - менгиров, долменов, кромлехов и моавитских кирпичей" (916 с.). Но Английский настольный комментарий, ссылаясь на более ясные указания др. пророков, видит здесь указание на особый вид астрального служения, совершавшегося на черепичных кровлях домов (Иер 32.29 и Соф 1.5 - The Pulp. Com. - 470 p.).

4 Сидит в гробах и ночует в пещерах..., т. е. занимается некромантией и инкубацией, которым еврейский народ, действительно, сильно предавался, увлекшись примером окружающего язычества (Ис 8.19; Ис 29.4). Яркий пример этого дает история Саула у Аендорской волшебницы (1Цар 18.1).

Ест свиное мясо... вопреки прямому запрещению Моисеева закона (Лев 11.7; Втор 14.8), но в зависимости, вероятно, от языческих жертвоприношений и суеверных обрядов (Ис 66.17; 1Мак 1.41-64; 2Мак 6.18).

Мерзкое варево в сосудах у него... Это - или общее, заключительное указание на все "идоложертвенное", или новое указание на какой-либо частный вид идольской трапезы, вроде, напр., того, о котором говорит Властов - особое варево из разных зерен, приносимое в жертву Земле - Деметре, позже Гекате (т. е. Персефоне - Гекате - Селене), раздающей дары (407 с.).

5 Остановись, не подходи ко мне, потому что я свят для тебя... Весьма характерная черта, свидетельствующая о том, что увлечение язычеством со стороны евреев не было только под влияния извне, а и более глубоким, внутренним усвоением его, при котором проникнутый языческим духом считал себя совершеннее и чище оставшегося верным служителем Господа. Можно установить здесь и ближайшую связь с культом Астарты, в котором женщины, предававшиеся в честь этой богини разврату, носили название "кодеш", что значит "священная, святая". Блаженный Феодорит видит здесь прототип евангельских фарисеев, точно также особенно тщеславившихся своей мнимой "чистотой" - phares - "чистый" - Мф 9.11 и др.).

Они - дым для обоняния Моего, огонь горящий всякий день. Надлежащее понимание этого места устанавливается, на наш взгляд, следующими параллелями: "поднялся дым от гнева Его и из уст Его огонь поядающий" (Пс 17.9; ср. еще Откр 14.11) и еще: "и увидят трупы людей, отступивших от Меня; ибо червь их не умрет и огнь их не угаснет" (Ис 66.24; ср. Ис 1.31). Следовательно, здесь дано начало того грозного приговора над нечестивым Израилем, продолжение и заключение которого идет в двух последующих стихах,

6 - 7 Не умолкну, но воздам, воздам в недро их... и отмерю в недра их прежние деяния их. "Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам" - комментирует это известное ветхозаветное выражение Апостол Павел в своих двух посланиях (Евр 10.30 и Рим 12.19; Ср. Втор 32.35; Ис 49.4; Ис 62.11; Иер 16.18; Откр 22.12 и др.). "Отмерить", или "воздать известной мерой" и именно "в недро, или недра", - тоже характерное библейское выражение (Пс 78.12; Иер 32.18). Самый образ его взят из примитивного обычая древних жителей Востока принимать насыпаемое им зерно прямо в подол. Моральный смысл его также понятен и раскрыт Самим Господом в словах нагорной беседы: "какою мерою мерите, такою и вам будут мерить..." (Мф 7.2). В данном случае слова эти имеют то значение, что Господь не совершает никакой несправедливости по отношению к израильскому народу, когда теперь наказывает его: этим Он полной мерой лишь расплачивается с Израилем за все то, что последний причинил Ему в продолжение всей своей предшествующей и настоящей истории.

8 С 8 по 10 ст., как это обычно у пророка Исаии и характерно для него, картина резко меняется: вслед за возвещением наказания идет обещание наград наказание - всему нечестивому еврейскому народу, а награды - благочестивому "остатку" сынов Иакова и Иуды.

Основная мысль отдела - о сохранении некоторых из большинства погибших - пластично выражена в образе здоровой, сочной виноградной кисти, очевидно, находящейся на зараженном дереве. Как самый этот образ, так и заключающаяся в нем идея, имеют несомненную связь с раннейшими главами того же пророка "О винограднике Божием" (5-6 гл.) Можно даже устанавливать связь этих речей и с известными евангельскими приточными образами (Мф 21.37-41; Ин 15.1 гл.).

9 Я произведу от Иакова семя и от Иуды - наследника гор Моих... Едва ли здесь нужно находить детальное указание на оба разделенных Еврейских царства. Лучше видеть здесь обычный библейский плеоназм, особенно характерный для пророка Исаии именно в этом отношении (т. е. в отношении к обозначению народа Божия) Ис 9.8; Ис 10.21-22; Ис 27.6; Ис 29.23; Ис 40.27; Ис 41.8; Ис 48.1; Ис 60.14,16 и др.). Не раз также пророк Исаия говорит и о горе или горах Господних (2; Ис 14.25; Ис 57.13; Ис 60.21), ясно разумея под этим всю землю обетования, т. е. Палестину, как страну крайне гористую. Действительно, стоит только взглянуть на географическую карту Палестины, чтобы вполне убедиться в справедливости такого названия. Палестину пересекают три главных группы гор: 1) горы Галилеи с высочайшей вершиной Гермон - 9400 фут. над уровнем моря, 2) горы Самарии и Иудеи - с вершинами Гебал и Гаризим около 2700 ф. и 3) горы Заиорданской области, из которых некоторые точно так же достигают 2000-3000 футов высоты.

Наследуют это избранные мои... рабы Мои... В общем смысле подобные эпитеты прилагаются в Библии ко всему Израилю (1Пар 16.13; Пс 104.6 и др.). Но здесь ясен ограничительный смысл толкования, указывающий лишь на благочестивый "остаток" Израиля (Ис 43.20; Ис 45.4; ср. Пс 14.1-2 и Пс 23.3-5), на выбранных из среды избранного народа.

10 Упоминаемые в нем географические названия долин: "Сарон" и "Ахор" - имеют в Библии и другие, более точные определения: первая - лежала по Юго-Западному побережью Средиземного моря, вторая же тянулась по Юго-Востоку, невдалеке от Иерихона (Нав 7.24; Нав 15.7 и Ос 2.15).

11 - 16 Идет новый отдел пророчественно-обличительной речи, в котором дан ряд сильных антитез, говорящих о блаженстве благочестивых праведных и страданиях нечестивых грешников.

Приготовляете трапезу для Гада и растворяете... чашу для Мени... Текст LXX и наш славянский это место передают так: уготовлящий демону трапезу, и исполняющий щастию растворение... Нетрудно видеть, что в последнем тексте собственные имена сирийских божеств - Гада, или Гадада и Мени, или М'ни, Ману-эл - заменены их нарицательными переводами. Телльамарнская корреспонденция и финикийские раскопки установили, что "Гад" - финикийское божество, "добрый бог фортуны" (Cheyne), образовавшееся из древне-ханаанского - Addi, или Adael - "божества грома", родств. греч. Зевсу и латин. Юпитеру, имя которого довольно часто встречается еще в телльамарнских письмах (имена Иади-Адди, Амун-Адди, Натан-Адди в др.) "Мени" - сирийское божество, встречающееся в надписях, так называемого, арамсо-персидского, или ахеменидского периода. Ученые сближают его с арабским божеством Mant, которое, по Корану, как посредствующее божество, отдаленно напоминает Мессию. Английский настольный коммент. думает, что в основе этого имени лежит семитический корень rnanât, что значит "число, часть" и указывает будто бы на такое божество, которое заведовало распределением соответствующей доли счастья каждому человеку (τνχη μοιρα).

12 Вас обрекаю Я мечу... "Обрекаю" - по-еврейски выражено יתיכב, т. е. употреблен тот же самый корень תכב, который заложен и в имени только что названного божества - "Мени". При таком понимании дела мы имеем здесь сильную антитезу истинного Бога с одним из ложных, что, вообще, составляет отличительную черту стиля у пророка Исаии.

"Заклание мечем", "согбение до земли", как расплата за неповиновение Богу - все это образы, хорошо известные нам из кн. пророка Исаии (Ис 10.4; Ис 46.1; Ис 50.2; Ис 53.7; Ис 56.4; Ис 66.4 и др.). И единственная причина всего этого, снова подчеркивает пророк Исаия от лица Самого Господа, - собственное поведение непокорного Израиля (см. 2 ст.).

13 - 14 Ряд специальных антитез, в которых различные виды блаженства праведных противополагаются обратным видам страдания грешных. "Вся серия этих контрастов может быть понимаема двояко: буквально - с отнесением ее к двум классам пленных израильтян, оставшихся верными Господу и изменивших Ему; и метафорически в отношении к рабам Господа и Его врагах всех времен и всех мест" (The Pulp. Comm. 472 p.).

15 И оставите имя ваше избранным Моим для проклятия... Бедствия, которые имеют обрушиться на голову непокорного Израиля, столь ужасны и беспощадны, что они и самое имя его сделают как бы нарицательным обозначением Божественной кары, вообще (ср. Иер 29.22).

И убьет тебя Господь Бог... Повторение и усиление мысли 12 стиха. Самый текст этой фразы взят, по мнению Английского настольного комментария, из специальной проклинательной формулы.

А рабов Своих назовет иным именем..., т. е. "народом святым", "духовным Израилем", "христианами" (См. комм. Ис 62.2,12), и "семенем благословенным" (см. ниже, Ис 65.23).

16 И кто будет клясться на земле, будет клясться Богом истины... Большинство экзегетов, начиная еще с блаженного Иеронима, предпочтительно останавливаются при истолковании этого места на тексте Вульгаты, где последняя половина вышеназванной фразы переведена так: jurabit in Deo amen. Слово "аминь" в библейском, как позднее и в литургическом употреблении, является торжественный признанием известного договора и как бы оправданием его (Втор 28.14-26; Нав 8.32-34). Поэтому, употребление этого слова здесь весьма знаменательно.

"В Ветхом Завете обещано спасение, совершившееся в Новом, когда Бог, глаголавший в пророках, в последние дни глаголал нам в Сыне (Евр 1.1-2): ибо все обетования Божии в Нем "да" и в Нем "аминь" (2Кор 1.20)" (Властов) Смысл употребления подобной фразы именно здесь можно выяснить следующим образом.

Те благодеяния, которые щедрою рукою будут излиты Господом на верный Израиль и его духовное потомство, дадут такое блестящее подтверждение абсолютной истинности и правды Всевышнего, что и самое Имя Его они сделают для всех непререкаемым знаком высшего клятвенного удостоверения (ср. Ин 17.3; 1Ин 5.20; Откр 3.14).

17 - 25 Последняя часть ответа Господа на предшествующую молитву Израиля. После возвещения праведного суда Божия на нечестивых грешников эта часть речи преподает утешение радостной надежды на блаженство Мессианского царства. По своему содержанию и характеру, она относится к отделу пророчеств о славных мессианских временах и особенно близко примыкает к некоторым из них (Ис 2.1-4; Ис 11.6-9; Ис 25.6-9; Ис 35.1-10; Ис 40.3-5; Ис 55.1-5; Ис 58.11; Ис 59.21). Еще в предшествующем стихе (16 ст.) говорилось уже о прекращении страданий и скорбей. Теперь же возвещается создание нового строя вещей, имеющего наступить в обновленном мессианском царстве. Выражая свою мысль в ярких, пластических образах, пророк и говорит теперь о создании нового неба и земли (17 ст.), о всеобщем веселии и радости, об отсутствии плача и вопля (18 ст.), об исчезновении всех дефектов человеческих возрастов (20 ст.), о мирном наслаждении всех плодами рук своих (21-23), о постоянной близости Божественной помощи (24 ст.) и о соответствующих, радикальных переменах и во всем остальном животном мире (25 ст.).

Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю... Ввиду того, что слова пророчества почти буквально повторяются с более подробным их развитием в нескольких новозаветных параллелях (2Пет 3.10,13; Откр 21.1-4), имеющих, бесспорно, исторически характер, а не представляющих собою какую-либо поэтическую аллегорию, большинство ортодоксальных экзегетов и находит, что полное и окончательное исполнение данного пророчества относится к моменту второго, славного пришествия Господня. Но поскольку первое пришествие Мессии является, до известной степени, связанным со вторым, условно здесь разумеется, конечно, и оно; тем более, что хронологически-то оно стояло даже ближе к пророку. Тогда, в отношении к первому мессианскому пришествию слова эти получают нравственный смысл, а в отношении ко второму - сохраняют свой физический.

18 - 19 Я творю Иерусалим веселием и радостью... и не у слышится в нем более голос плача и голос вопля. Под Иерусалимом блаженный Феодорит разумеет тот вышний Иерусалим, который, по апостолу, 16: он - матерь всем нам". (Гал 4.26. - Ком. СПб. Ак). Следовательно, Иерусалим - центр прежнего, исторического Израиля, берется здесь, в качестве центра и нового, духовно возрожденного Израиля, т. е. новозаветной церкви.

Творю... веселием - в еврейском тексте стоит глагол ארב - "творю из ничего" (Быт 1.1), т. е. делаю это единственно силой Своей Божественной любви, а не по каким-либо готовым, извне данным побуждениям. [В Славянском переводе с LXX-и: ...аз творю веселие Иерусалиму, и людем моим радость. Прим. ред.]. Мысль еврейского текста здесь возможно шире и глубже его русского, синодального перевода: буквально она должна быть передана в том смысле, что священный город - Иерусалим и святой его народ - Израиль, из предмета прежней ненависти и позора, будут превращены в предмет веселия и радости для всех народов (Ис 60.15 и Ис 61.9-11 и др.). Упоминание о "голосе плача и вопля" имело особую убедительность для слушателей пророка, только что переживших бедствия ассирийского нашествия (Ис 10.30; Ис 37.1-3).

20 Там не будет больше малолетнего и старца..., т. е. собственно говоря, не будет недостатков, свойственных каждому из этих крайних возрастов человеческой жизни: не будет недостатка в духовной крепости и силе у молодого и неопытного юноши, но не будет также дефекта и в физических силах у преклонного старца. Оба эти возраста, избавившись от своих недостатков, но сохранив присущие им достоинства, создадут гармонию идеальной, земной жизни человека.

В качестве комментария к речи о старце см. Притч 4.7-9 ст. В переносном же смысле здесь надо, очевидно, видеть указание на "полноту дней каждого из нас" в меру возраста "исполнения Христова" (Еф 4.13-14), независящую от нашего физического возраста, а единственно определяемую степенью "духовно-нравственной зрелости".

21 - 23 Специально говорится о радикальном перевороте всех общественно-социальных и экономических отношений. В этой области у современных пророку евреев царили, как известно, самый грубый произвол и беспощадная эксплуатация, при которых никто не мог спокойно наслаждаться плодами рук своих (Ис 58.6-7; Ис 59.2-8,14-15). В обновленном Мессианском царстве наступит полная противоположность всему этому. Нельзя также в словах данного пророчественного благословения не видеть и отмены прежнего проклятия (Втор 28.30).

24 Слова этого стиха представляют прямой ответ на сетования иудеев, искавших Господа, что Он будто бы покинул их, скрыл лицо Свое от них и не простирает на них Свою благодеющую десницу (Ис 58.2; Ис 59.1). Лучший комментарий их дан Самим Иисусом Христом (Мф 6.8,32).

25 Дается выразительный образ полного уничтожения на земле всякого зла, когда будут возможны такие непримиримые крайности, как мирно пасущиеся вместе волк и ягненок, и когда даже все звери укротят свои хищные инстинкты, перейдя на растительную пищу (ср. Ис 11.6-9).