1-6. Угроза судом Божиим Пасхору, оскорбившему пророка. 7–18. Жалоба пророка на тяжесть своего положения и утешение, какое подает ему Бог.

1 - 6 Пасхор, надзиратель в храме, услышав предсказание Иеремии, ударил его и запер в колодки на целые сутки. За это Иеремия предсказал ему лично отведение в плен вавилонский и смерть в плену, повторив при этом пророчество об отведении в плен и всего иудейского народа.

1 Пасхор — это был сын Еммера и, значит, священник из 16-й священнической череды (1Пар 24.14). Его должность была очень важная. В то же время он приписывал себе пророческое достоинство (6 ст.) и, значит, смотрел на Иеремию как на своего соперника.

2 Ворота Вениаминовы называются верхними, вероятно, потому, что вели из внутреннего, священнического двора во двор внешний, а первый двор был расположен выше второго. Или, может быть, они названы так в отличие от городских ворот, носивших тоже название «Вениаминовых» (см. Иер 17.19).

3 Господь таинственно теперь нарекает злому священнику новое имя, вполне отвечающее ожидающей его печальной участи. Это знак того, что судьба Пасхора, указанная в значении нового его имени, не может уже быть изменена.

7 - 18 Оскорбления, каким подвергся пророк, заставляют его снова жаловаться на свою судьбу. Он даже решился было вовсе перестать пророчествовать, но не мог привести свое решение в осуществление. Господь побуждает его продолжать свое служение и, в надежде на Его помощь, пророк высказывает свою уверенность в погибели его врагов. Но вскоре человеческая немощь опять дает знать о себе и пророк проклинает день своего рождения.

7 С евр. точнее: «Ты увлек или уговорил меня, Господи, я поступаю против своей воли?»

8 Пророку, при каждом своем выступлении с проповедью, приходится жаловаться на насилия и обиды, ему причиняемые за его проповеди. Он, в самом деле, должен возвещать такие слова Божии, какие его согражданам в высшей степени неприятны и за которые пророку приходится расплачиваться постоянно.

14 - 15 Проклятия, какие посылает пророк дню своего рождения и человеку, возвестившему отцу о рождении у него сына, должно толковать в том смысле, что пророку стало невыносимо жить на свете.

16 Так как тот человек, который возвестил о рождении Иеремии его отцу, едва ли может быть сравнен с городами Содомом и Гоморрою, которые здесь имеет в виду Иеремия, и так как неестественно допустить, чтобы чужой человек мог быть допущен к женщине-родильнице и тем более чтобы он мог умертвить Иеремию, когда тот находился в утробе матери, то лучше признать (с Duhm'ом), что в 16 ст. вместо слова isch = человек стояло слово jom = день, которое и пишется довольно похоже на первое. В таком случае и здесь и в 17-м ст. мысль и выражение становятся ясными. Пророк желает чтобы день его рождения был несчастным днем, чтобы в этот день не рождались больше дети: он лишен будет жизни как Содом и Гоморра: и только рыдания будут слышаться в этот день. Затем, тот день мог, действительно, убить Иеремию, так что он родился бы мертвым, и в таком смысле выражение 17-го стиха является естественным.

Особые замечания. Символическое действие в долине Гинном и история, передаваемая в ХХ-й гл., имели место, вероятно, до 4-го г. царствования Иоакима, когда пророк еще мог выступать с проповедью в храме, чего ему не дозволялось впоследствии. — Пророчество Иеремии о Пасхоре исполнилось, вероятно, при отведении Навуходоносором в 607 г. некоторой части иудеев в Вавилон. В самом деле, в Иер 29.25–26 ст. надзирателем храма назван уже не Пасхор, а некто Софония.