1-9. Грехи Иудеев и предстоящее им наказание. 10–22. Пророк оплакивает судьбу своего народа. 23–26. Прибавление.

1 - 9 Пророк так измучен неуспешностью своих увещаний, что хотел бы подобно Илии уйти в пустыню. Его единоплеменники — прелюбодеи и в прямом и в переносном смысле этого слова. Отвергшись от Бога, они разрывают естественные узы братской любви, изменяют своим друзьям.

1 Этот стих в евр. Библии отнесен к предшествующей главе. — У пророка не хватает слез для оплакивания бедственной судьбы Иудейского царства.

2 Пристанище путников — это так называемый хан — палатка или шалаш в пустыне, где на ночлег останавливаются путешественники и где нет ничего, кроме крова, — никаких необходимых для прожития запасов. Пророк, однако и сюда бы охотно удалился, чтобы только не видать своих соотечественников.

5 Приучали язык свой. Искусство лгать требует большей сноровки, чем желание говорить одну только правду.

7 Речь, идет о грозном суде, какому подвергнет Иегова Свой народ.

10 - 22 Пророк сетует о своей стране, которую он видит уже опустошенною, но объясняет эту судьбу иудеев их ожесточенностью, с какою они отвергали закон Иеговы. Потребуется особые плакальщицы, чтобы оплакать великие бедствия, которые обрушатся на Иудею, а потом и весь народ заплачет от горя, — от потери близких.

21 - 22 стихи представляют собою небольшое, мастерски составленное, стихотворение, в котором, по-видимому, пророк говорит о чуме, которая является страшным бичом для осажденных городов. Чума не щадит даже детей; и об их погибели Иеремия говорит раньше всего, показывая свое особое сожаление к этим невинным жертвам преступности их родителей.

23 - 26 На суде Божием не помогут людям ни вся их мудрость, ни сила, ни богатство. Поэтому не в этих преимуществах нужно искать для себя опоры, а в познании Господа. Кто не хочет творить волю Божию, для того не принесет пользы и обрезание.

25 Обрезанных и необрезанных — правильнее: обрезанных, но (в тоже время можно сказать) — необрезанных. Пророк предрекает гнев Божий тем, которые телесно обрезаны, но в то же время ведут нечистую жизнь, для которых поэтому внешнее обрезание не составляет действительного знамения общения с Богом и потому не может их гарантировать от суда Божия, угрожающего грешникам.

26 Египтяне издревле совершали обряд обрезания. Точно также и родственные евреям едомитяне, аммонитяне и моавитяне имели у себя в эпоху Иеремии обряд обрезания. Впрочем впоследствии у едомитян, этот обряд вышел из употребления и только Иоанн Гиркан принудил их восстановить его. — Стригущие волосы на висках — это арабы, совершавшие этот обряд с целью угождения богам своим. — Эти народы необрезанны, т. е. с вашей точки зрения, их обрезание не имеет никакого значения и не делает их участниками теократической жизни. Точно также и иудеи не могут надеяться на свое обрезание, потому что у них не обрезано сердце, т. е. они далеки сердцем от Бога.

Особые замечания к VII–IX гл. Храмовая речь, заключающаяся в VI–IX гл., очевидно, представляет собою в обстоятельном изложении ту речь, какая кратко изложена в Иер 26.4 и сл., и значит, за нее пророк претерпел те взыскания, о каких говорится в Иер 26.1 гл. Вся эта речь проникнута живым пророческим одушевлением и несомненно представляет подлинное произведение Иеремии. Только Иер 9.23–26 ст., тоже, конечно, принадлежащие Иеремии, не находятся в связи с речью и им собственно следовало бы стоять отдельно. Некоторые толкователи (напр. Оrelli) полагают также, что Иер 7.16–20 и 27, в которых содержится откровение, направленное лично к Иеремии и Иер 8.18 и сл. Иер 9.2 и сл., где пророк изливает свои чувства, представляет собою вставки, сделанные пророком в храмовую речь тогда, когда он диктовал ее переписчику. Но нет, собственно в этих отрывках ничего такого, что не могло бы быть передано и в слух всего народа во храме.