Окончание ответной речи Иова на речь Софара. 1-17. Надежда Иова на божественное милосердие, дающее ему возможность оправдаться. 18-22. Ослабляющие ее соображения.

1 - 3 Бог слишком строг по отношению к Иову (Иов 13.23-36), а между тем он возбуждает сострадание, заслуживает милосердия. Жизнь человека, рожденного слабою женою (Быт 3.16; Иер 51.30) и потому по природе бессильного, непродолжительна, как существование цветка (Пс 36.2; Пс 89.6; Ис 40.6-8), стояние тени (Пс 101.12; Пс 143.4; Еккл 8.13; Прем 2.5), и печальна сама по себе. Поэтому нет нужды внимательно смотреть за ним и затем наказывать за малейшие проступки ("отверзать очи", ст. 3; ср. Зах 12.4).

4 Рожденный от зараженных грехом родителей (Пс 50.7), человек по своей природе склонен к греху (Иов 15.14; Иов 25.4). Он грешит непроизвольно (Иов 15.16), в некоторых грехах совершенно не виноват. Достойно ли ввиду этого наказывать его?

5 - 6 Земная жизнь человека есть единственное время для пользования благами счастья (Иов 7.7; Иов 14.22), в тех пределах, границах, которые указаны им Богом (ст. 5; ср. Пс 38.5-6). И если теперь, по воле Господа, существование Иова подходит к концу, то Он должен "уклониться от него" (с евр. "отвратить взоры свои", ср. Иов 7.19; Иов 10.20), "доколе не возрадуется своему дню, как наемник", т. е. должен прекратить наказания, чтобы Иов мог испытать в последние минуты своей жизни чувство радости (ср. Иов 10.20-22).

7 - 12 Продолжение прежней мысли. Со стороны пользования жизнью участь человека печальнее участи дерева. Срубленное или посохшее, оно при благоприятных условиях (ст. 9) продолжает существовании в отпрысках, побегах. Умерший же человек не возвратится к жизни "до скончания неба" (ст. 12), т. е. никогда, так как небеса вечны (Пс 88.30; Пс 148.6; Иер 31.35), при конце мира они подлежат изменению, но не уничтожению (Ис 65.17; Ис 66.22; 2Пет 3.13). Безвозвратное исчезновение полного жизни человека напоминает бесследное исчезновение вод (ст. 11, ср. Ис 19.5).

13 Перечисленные Иовом данные, при помощи которых он рассчитывает оправдаться пред Богом, не будут однако приняты Последним во внимание, пока Он находится в состоянии гнева (Иов 9.13). Иов умрет, как отверженный Господом грешник. Не допуская этой мысли ранее (Иов 13.15), он не может примириться с нею и теперь, - выражает желание умереть только на время, пока продолжается гнев Господа, под условием воскреснуть потом и возвратиться на землю со всеми признаками божественного благоволения.

14 - 15 Несмотря на сомнение в исполнимости высказанного желания ("когда умрет человек, то будет ли он опять жить?", ср. Пс 88.42), Иов представляет его осуществившимся и как бы созерцает факт своего оправдания. Временно укрытый в шеоле, он ждал бы окончания назначенного ему пребывания в нем, ждал бы перемены ("пока придет мне смена") своего состояния, отношения к Богу. "Бог воззвал бы, и он дал бы Ему ответ", - воззвал не с целью обвинения, а для того, чтобы дать возможность оправдаться (ср. Иов 13.22), вместо гнева проявил бы милость.

16 - 17 Иов испытал бы тогда полное блаженство, сила которого уясняется путем противоположения его современному состоянию. "Но теперь, - говорит страдалец, по точному переводу с еврейского, - Ты исчисляешь мои шаги, подстерегаешь мои поступки. Ты запечатал преступление мое в мешке и положил печать на беззаконие мое". Исчисленные грехи Иова "запечатаны в мешке", - вполне хорошо сохранены для соответствующего наказания, не будут забыты и не останутся без возмездия.

18 - 19 Составляющее потребность всей души Иова желание временного пребывания в шеоле уничтожается доводами рассудка. Сомнение: "когда умрет человек, то будет ли он опять жить?" (ст. 14) берет перевес. Если уничтожаются и не остаются незыблемыми твердые предметы, - горы, камни и скалы, то тем более не может иметь места слабая надежда Иова на возвращение к жизни после временного пребывания в шеоле.

20 И действительно, создаваемое смертью бедствие вечно ("теснишь до конца", - евр. "lanezah" - на веки; Иов 20.7). Как и всякий человек, Иов умрет с обезображенным смертью лицом ("изменяешь ему лице"), уйдет и более не возвратится к земной жизни (ср. "отойду, - и уже не возвращусь" - Иов 10.21).

21 - 22 Смерть прекращает всякое сношение с землею: умершему неизвестна даже судьба его близких (ст. 21; ср. Еккл 9.5-6); его плоть ощущает лишь то, что касается непосредственно ее самой, его душа плачет лишь о себе (ст. 22).