Речь Иова ко всем друзьям. 1-10. Решимость Иова защищать свою невинность. 11-23. Описание гибели грешника.

1 Пользуясь молчанием друзей, Иов продолжает речь "возвышенную", - приточную, образную (евр. "машал").

2 Ее он начинает клятвою именем Божиим ("жив Господь"; ср. 1Цар 20.3), - с призвания Бога в свидетели истинности своих слов. Хотя Бог и нарушил по отношению к нему требование правды, - лишил возможности доказать невинность и тем самым огорчил, повергнул в уныние (Иов 23.2 и д. ), но все же Он является высшею инстанцией правды.

3 - 4 Содержание, сущность клятвы. Бог свидетель того, что Иов до тех пор не перестанет защищать свою правоту, пока "дыхание и Дух Божий в ноздрях" его (ср. Быт 2.7), - пока он - существо разумное, само сознание которого говорит о невинности.

5 Показания этого последнего не позволят ему согласиться с советом друзей признать себя справедливо наказанным. Пока Иов жив, он будет настаивать на факте своей непорочности.

6 Поступить иначе он не может, так как в противном случае придется идти против совести ("сердце" ср. 1Цар 24.6; 2Цар 24.10). Она ни в чем его не укоряет (ср. Иов 23.10), а он станет признаваться в грехах!

7 В зависимости от невинности Иова все его враги, лица, считающие его грешником, восстают против праведника, а потому оказываются нечестивыми.

8 - 10 Клятва именем Божиим (ст. 3-4) и ссылка на свидетельство совести (ст. 6) - достаточные доказательства правоты Иова. Но так как они могли быть приняты друзьями за лицемерие, то Иов и указывает теперь на невозможность последнего со своей стороны. Если бы он лицемерил, то не мог бы, умирая ("исторгнет душу" - из тела, ее жилища, - ср. Иов 4.19), питать какую-либо надежду на оправдание (ср. Иов 13.16), а он в ней уверен (Иов 19.25-27). Равным образом нечестивый не может рассчитывать, подобно Иову, быть услышанным Богом (ср. Иов 13.15; Иов 23.1; Пс 17.42) и находить, как он, свое благо в Боге и к нему обращаться (Иов 16.19-20; Иов 17.3). По своему настроению Иов не похож на нечестивого.

11 - 12 Чтобы еще более доказать свою правоту, выяснить различие между собою и нечестивыми, Иов переходит к описанию постигающей их участи. Он предлагает друзьям учение о "руке Божией" - об отношениях Бога к грешникам. Как видно из слов: "все вы и сами видели" (ст. 12), а равно и из ст. 13-23, это - те самые взгляды, которые неоднократно высказывались друзьями. И тем не менее они, по его словам, все время "пустословили" ("тагбалу" - от "габал" - "безосновательно думать и поступать" - 4Цар 17.15), - безосновательно отождествляли его судьбу с судьбою нечестивого, тогда как они не похожи друг на друга.

13 Воспроизводя в настоящем случае слова Софара (Иов 20.29), Иов и в дальнейшем описании гибели нечестивых повторяет взгляды друзей и таким образом впадает в самопротиворечие, так как ранее настаивал на безнаказанности грешников (Иов 21.7 и д. ). Но признать доводы друзей, воспользоваться их аргументами побудило Иова желание придти на основании однородных положений к противоположным выводам. Оружие друзей он обращает против них же самих. "Они поставляли пред его глазами, как зеркало, участь нечестивого, чтобы он увидел в нем самого себя и убоялся. Он в свою очередь поставляет это зеркало пред их глазами, чтобы они заметили, насколько различен характер не только его поведения в страданиях, но и этих последних".

14 - 15 Меч, голод и сопровождающая его моровая язва ("mmavet", синодальное "смерть") - три бедствия (Чис 26.25-26; 2Цар 24.13; Иер 14.12; Иер 15.2; Иер 18.21), от которых гибнет многочисленное потомство нечестивых (ср. Иов 5.20-21; Иов 15.22-23). Непрерывный ряд бедствий лишает вдов возможности выполнить погребальный обряд оплакивания мертвецов (Быт 23.2; Пс 77.64).

16 - 17 Богатство нечестивого, в виде громадного количества серебра ("кучи серебра, как прах"; ср. Зах 9.3) и множества блестящих, пышных одежд (ср. Нав 7.21; 4Цар 7.8), перейдет к праведникам (ср. Иов 15.29; Пс 48.11).

18 Равным образом и жилище нечестивого так же непрочно, как постройка моли (ср. Иов 4.19; Иов 7.14), как сделанный на время шалаш сторожа (ср. Ис 1.8; Ис 24.20).

19 Синодальное чтение с его мыслью о быстром исчезновении богатства нечестивого едва ли может быть признано правильным: речь об этом шла уже в 16-17 ст. Перевод LXX: "πλουσιος κοιμηθησεται και ουκ προσδεσει", которому следует Пешито, древнеиталийский текст, Делич, Эвальд и др., содержит указание на внезапную, быструю смерть грешника. Естественность такого понимания доказывается, между прочим, тем, что друзья, взгляд которых повторяет Иов, заканчивали описание участи беззаконников изображением его смерти (Иов 15.32; Иов 18.13-14; Иов 20.23-25).

20 - 22 Образное выражение мысли о смерти грешника. Он гибнет подобно тому, как гибнут от всесокрушающих вод (Иов 14.19), от всеуносящего с собой потопа (Ис 28.2), от ветра (евр. "кадим" - самум), не только палящего ("καυσων" LXX), обжигающего (Быт 41.23), но и уничтожающего (евр. "вейелак" ср. Иов 14.20; Иов 19.10), вырывающего с корнем (евр. "зеар", ср. Пс 57.10). Все усилия спастись от гибели напрасны (ст. 22; ср. Иов 20.24).

23 Люди, свидетели гибели грешника "всплеснут руками", изумятся (Плач 2.15; Наум 3.19) и посвищут в знак презрения, насмешки (3Цар 9.1; Иер 49.17; Соф 2.15).