1. Божественное ободрение Иисуса Навина. 3. Военная хитрость, при помощи которой взят был Гай. 28. Сожжение Гая и казнь его царя. 30. Сооружение жертвенника на г. Гевал. 32. Написание закона на камнях и чтение его в присутствии всего народа.

1 - 2 После того, как народ очистился от лежавшей на нем вины, последовало Иисусу Навину божественное откровение, бодрившее его обетованием — предать Гай в его руки и повелевшее выступить против него не с малым отрядом, как прежде, а со всеми силами (за исключением, конечно, той части, какая должна была остаться в Галгале для охранения израильского стана). Хотя количество выступившего войска не указано, но во всяком случае, оно должно быть очень значительно. Если из 2 1/2 восточно-иорданских колен выбрано было около 40 тысяч войска, т. е. около 15 тысяч от колена, то от 12 колен израильских должно было выступить около 180 тысяч. Причина назначения такого большого количества войска против незначительного города 12 тыс. жителей (ст. 25) могла заключаться и в понесенном прежде поражении, ослабившем мужество израильтян, и в том вообще, что взятие даже небольшого города для них, как выросших в пустыне, представляло большие трудности. В этом же заключается и причина повеления сделать засаду позади города, т. е. с западной стороны (ст. 9). Обращение к такому приему, придуманному человеческим искусством, не представляет ничего не согласного с божественным величием. Так как взятие города Гая предоставлено было самим израильтянам, без особенной сверхъестественной помощи, то они могли и должны были употребить для этого наиболее целесообразные способы. А так как они не были знакомы с последними, то Господь и указывает на один из них, состоящий в устройстве засады. Повелевая сделать это, Господь, по словам блаженного Феодорита, «учит вверившихся Его мановению пользоваться и человеческими промышленями. Поелику первый город взяли одним звуком труб, то весьма кстати научаются тому, чтобы подвизаться, трудиться и ожидать Божией помощи» [Творения блаженного Феодорита, т. I-й, с. 279–280.].

3 - 9 Отряд, назначенный в засаду, должен был отправиться к Гаю ночью и, при небольшом расстоянии его от Галгала (около 20 верст), мог достигнуть окрестностей города ранним утром следующего дня и укрыться в глубокой долине, называемой исследователями [Tristram. Bible places, 110. К северу от холма Телль-ель-Гаджар, который признается некоторыми местом Гая, находится также глубокая долина с обрывистыми краями. Keil, Iosua, 62.] вади Гарит, которая находится между Гаем (о месте его см. Нав 7.2) и Вефилем. Посланные в засаду должны были, по наказу Иисуса Навина, не отходить далеко от города и быть постоянно готовыми к тому, чтобы вторгнуться в него, когда выйдут его защитники для преследования израильского войска, которое притворно обратится в бегство; овладев городом, находившиеся в засаде должны были зажечь его.

10 - 11 Между тем как посланный отряд занял около Гая назначенное ему место к западу от города, Иисус Навин, проведший ночь среди назначенного в поход войска, ранним утром следующего дня осмотрел его и затем направился к Гаю, идя имеете со старейшинами во главе войска. Он подошел к городу с восточной стороны, а засада находилась с западной. Такое именно представление о месте расположения главного израильского войска выражено в греческом переводе LXX-ти, передачей которого служат слова 11-го стиха, по русскому переводу, согласному со славянским; приблизился и подошел к городу с восточной стороны, засада же была к западу от города [B греческом тексте, как и в славянском, скобок здесь нет.]. В нынешнем еврейском тексте и переводе блаженного Иеронима вместо вышеприведенных слов конца 11-го стиха читается: и расположились станом с северной стороны Гая, а между ним и Гаем была долина. Эти слова еврейского текста не читались у LXX-ти по древнейшим его спискам (Ватиканскому, Александрийскому и др.); они внесены в греческий перевод Оригеном в его Гекзаплах, из которых перешли затем в позднейшие греческие списки и являются в них то на полях текста в виде примечаний, то в самом тексте, как в Лукиановских списках (Field) и изданиях Комплютенском и Альдинском, с которыми согласован нынешний славянский перевод 12-го ст., а вместе с ним и русский. Таким образом, данное место библейского текста передано по русскому переводу в двух видах: по древнейшим спискам перевода LXX-ти Иисус Навин подошел к Гаю с восточной стороны, а по еврейскому тексту и некоторым позднейшим греческим спискам — с северной. Древнейший, доострожский, славянский перевод следовал здесь переводу LXX-ти по древнейшим его спискам [В. Лебедев, с. 355.] : нынешний славянский перевод, как и русский, согласуется здесь в 11-м ст. с древнейшими списками перевода LXX-ти, а в 12-м — с нынешним еврейским текстом и с позднейшими греческими списками. Какой из этих переводов конца 11-го и начала 12-го стиха имеет на своей стороне преимущество, это будет объяснено при рассмотрении следующих стихов.

12 - 13 То, что читается в этих стихах по русскому переводу и нынешнему славянскому, составляет, как было замечено, передачу еврейского текста согласующихся с ним позднейших греческих списков и основанных на последних изданиях греческого перевода, каковы Комплютенская Полиглотта и Альдинская Библия [Вполне соответствующий славяно-русскому переводу 12–13 стихов греческий перевод читается в московской греческой Библии, хотя в Александрийском списке не находится того, что читается в данном месте по этому изданию.]. В древнейших греческих списках перевода LXX-ти и основанных на них изданиях, каково Сикстинское, отсутствует то, что содержится в этих стихах по нынешним нашим переводам. В древних греческих списках после конечных слов 11-го стиха засада же была к западу от города следовал непосредственно 14-ый стих: και εγενετο ως ειδεν βασιλευς Γαιкогда увидел это царь Гайский. В древнем доострожском переводе также не читалось того, что находится в 12–13 ст. [См. у В. Лебедева, с. 361, где сказано, что «ст. 12–13, опущенные в доострожском тексте, согласно с АВ (т. е. с Александрийским и Ватиканским списками), в Острожском заимствованы из Альдинского и Комплютенского изданий».] Это совпадение доострожского перевода с древнейшими греческими списками в опущении 12–13 стихов знаменательно в том отношении, что этим указывается верный путь к устранению недоумений, возбуждаемых содержанием этих двух стихов. Сказанное в них представляет явное несходство с тем, что изложено в предшествующих стихах. Вместо восточной стороны Гая место для израильского стана указывается здесь на северной стороне; вместо засады в 30 тыс., находившейся между Вефилем и Гаем с западной стороны последнего (9 ст.), здесь говорится о засаде из 5 тыс. также между Вефилем и Гаем с западной стороны города (12 ст.). Разрешение этой второй разности представляет особенные трудности для комментаторов, объясняющих перевод с нынешнего еврейского текста [О различных объяснениях этой разности см. Cook, II, 42. В отечественной литературе см. у В. Лебедева, с. 322.]. Принятое в нашей учебной литературе [См. вышеназванные учебные пособия протоиереев М. Хераскова и П. А. Владимирского.] объяснение, что у Гая устроены были две засады, первая в 30 тыс., вторая в 5 тыс., представляется неправдоподобным ввиду того, что первая засада была слишком велика сравнительно с числом жителей Гая, чтобы нужно было подкреплять ее. Неясными являются и последние слова 13-го ст.: И пришел Иисус в ту ночь на средину долины. Из них видно, что, подошедши к Гаю с войском, Иисус Навин не сделал на него в этот день нападения и сам не подвергся нападению со стороны гайского царя; только в следующую за тем ночь он выступил на долину перед городом и при наступлении утра был замечен гайским царем (ст. 15). И это промедление в нападении на город и незамеченность целого войска вблизи его в течение некоторой части дня и ночи возбуждают, естественно, недоумение, для которого библейский текст не дает объяснения. Выход из этих затруднений, представляемых содержанием 12–13 стихов, и дает перевод LXX-ти по древнейшим его спискам, как исключающий из текста эти стихи; а древний славянский перевод, не имеющий их, также усиливает важность этой особенности перевода LXX-ти: если ни LXX-ть толковников, ни древние наши переводчики не включили этих стихов в библейский текст, то нам со спокойной совестью можно последовать их примеру и не вносить в отечественный перевод того, что в данном месте явилось в позднейших греческих списках под влиянием нынешнего еврейского текста [Рассмотрение нынешнего еврейского текста 12–13 стихов приводит и некоторых из западно-христианских библеистов, исключительно пользующихся еврейским текстом, ко взгляду на эти стихи, как на позднейшую вставку или глоссу, сообщающую более точное сведение о количестве людей, посланных в засаду (т. е. о 5 только тысячах), чем то, какое дано в 3 ст. (т. е. о 30 тыс.); последнее число признается измененным против первоначального (5 тыс.), которое означено было еврейской буквой ге — 5 тыс.; при этом предполагается что эту букву переписчик еврейского текста по ошибке принял за ламед — 30 тыс. Это последнее число, как ошибочное, и исправлялось указанной глоссой. Keil, Iosua, 62–63. Хотя автор этого толкования отказался от своего взгляда на 12–13 ст. как на позднейшую вставку, но самое возникновение его у немецкого комментатора указывает на большое недоумение, возбуждаемое нынешним еврейским текстом этих стихов.]. На основании этого сказанное в 11 ст., что израильское войско подошло к городу с восточной стороны, сохраняет полную свою силу.

14 Как скоро увидел гайский царь приближающееся израильское войско, он поспешно выступил со своими воинами навстречу ему в назначенное место пред равниной. Слова встав рано составляют перевод читаемого в Комплютенском и Альдинском изданиях и в некоторых греческих списках, равно как в еврейском тексте, речения (ваиашкиму — ωρθρισε); в древнейших греческих списках (Ватиканском, Александрийском и др.) они не читаются. Место, где должны были собраться жители Гая для отражения израильтян, нападение которых, очевидно, ожидалось (ср. 17), было наперед назначено; оно находилось пред равниной (по еврейскому тексту «гаараба», как обыкновенно называлась Иорданская долина), под которой разумеется, вероятно, пустынная местность на восток от Гая в направлении к Иордану, по которой шел путь израильского войска к этому городу.

17 Воины Вефиля, находившегося недалеко от Гая, были, очевидно, приглашены царем последнего на помощь ввиду ожидавшегося нового нападения израильтян.

18 - 19 Поднятие копья могло быть видно находящимся в засаде, если это сделано было с высокого места, на котором находился, вероятно, израильский вождь во время битвы, а могло тотчас сделаться известным находившимся в засаде и в случае, если от последних посланы были особые люди для получения распоряжений от Иисуса Навина.

20 И не было для них места, куда бы бежать, или, по буквальному переводу с еврейского: «и не стало у них рук, чтобы бежать туда или сюда», т. е. не стало силы, органом которой служат руки, или, по переводу блаженного Иеронима: non poluerunt ultra huc illucque diffugere — «не могли туда или сюда бежать». Такой же смысл имеет сходное с этим выражение в Пс 75.6: не нашли все мужи силы рук своих.

29 Гайский царь был повешен на дереве после того, как был умерщвлен; так поступлено было и с другими ханаанскими царями по ясному свидетельству 10:26; труп оставался на дереве до вечера (Втор 21.22–23).

30 - 35 Тогда Иисус устроил жертвенник Господу… на горе Гевал. Ближайший смысл выражения тогда… устроил состоит, конечно, в том, что построение жертвенника на горе Гевал совершилось после завоевания Гая, о котором говорилось перед этим. Это понимание возбуждает, однако, недоумение в том отношении, что в предшествующем повествовании не было сказано о завоевании той местности, в которой находится гора Гевал с близлежащей Гаризим; предпринимать же путешествие в не завоеванную местность, находящуюся от Иерихонского Галгала в значительном расстоянии (около 60 верст), с женами, детьми и пришельцами (ст. 35) и оставаться здесь в продолжение нескольких дней вблизи неприятельского города (Сихема) могло быть небезопасным ввиду возможных враждебных столкновений с местным населением, о которых библейский писатель не говорит, однако, в этих стихах. Это соображение приводит многих библеистов к тому представлению, что событие, изложенное а 30–35 стихах, совершилось не вслед за взятием Гая, а значительно спустя после этого и что эти стихи занимают в библейском тексте не то место, какое дано им было первоначально библейским писателем [Это понимание принято отчасти и у нас в названных выше учебных пособиях протоиереев М. Хераскова и П. А. Владимирского.]. При видимой своей вероятности это объяснение не может быть признано правдоподобным уже потому, что ст. 30–35 неизменно занимают настоящее свое место в конце VIII главы по еврейскому тексту и по древним переводам [Единственное, сколько известно, исключение в этом отношении представляет только древний Ватиканский список, в котором ст. 30–35 следуют не после 29-го ст. VIII главы, а после 1–2 ст. IX гл ; но и по этому чтению Ватиканского списка содержимое в 30–35 ст. не отодвигается далее от завоевания Гая, так как в 1–2 ст. IX гл, излагается не то, что сделано было Иисусом Навином после этого завоевания, а то, что предпринимали в это время ханаанские цари.]. А что касается приведенного недоумения, то оно устранимо, помимо мысли о том, что событие, изложенное в 30–35 ст., совершилось в другое, позднейшее время. Оно устраняется посредством того правдоподобного предположения, что поход израильтян против Гая не ограничивался завоеванием этого города, а простирался и на другие города среднего Ханаана. А основанием для такого предположения служит то, что средняя часть Ханаана, в которой находились названные горы, несомненно была завоевана Иисусом Навином и что завоевание ее должно было предшествовать завоеванию южного и северного Ханаана. Несомненность завоевания среднего Ханаана очевидна из самого положения его в Ханаанской земле, как центральной полосы, владение которой открывало доступ в другие части этой страны. Для Иисуса Навина это завоевание имело, как замечено было прежде, то особенное значение, что, владея этой полосой, он через это разъединял южный и северный Ханаан и облегчал для себя победу над тем и другим в отдельности. Эту свою задачу он, нужно думать, и выполнил после завоевания Гая, причем простер свое оружие до Сихема. Библейский писатель, кроме сказанного им о Гаваоне и союзных с ним городах (Нав 9.1), не говорит особо о завоевании среднего Ханаана, как не представлявшем, вероятно, таких замечательных событий, какими ознаменована была описанная им в 10 и 11 главах борьба с царями южного и северного Ханаана, и только упоминанием о вефильском царе, пораженном вместе с другими ханаанскими царями (Нав 12.16), показывает, что ему известно было завоевание городов среднего Ханаана. А если завоевание последнего падает на время, следовавшее за взятием Гая, то каких-либо препятствий для всенародного путешествия [Возможность этого путешествия непосредственно после завоевания Гая некоторые из западнохристианских комментаторов объясняют еще тем, что израильский стан перенесен был в это время из Иерихонского Галгала в другой Галгал, названный во Второзаконии (Втор 11.30) и находившийся ближе к Сихему, известный в настоящее время под названием Джильджилие, к юго-западу от Силома; вследствие такого положений второго Галгала на торжестве, описанном в 30–35 ст., могли присутствовать жены и дети (Keil. Iosua, 66–70). Это предположение представляется, однако, маловероятным по отсутствию каких-либо указаний на перенесение израильского атака в это время в другое место. Молчание библейского писателя об этом имеет тем большее значение, что совершившееся впоследствии перенесение Скинии из Галгала в Силом он не оставил без упоминания (Нав 18.1). ] к горам Гевал и Гаризим не могло быть, конечно, и Иисус Навин в самой успешности этого завоевания мог найти побуждение к тому, чтобы без замедления исполнить волю своего великого предшественника об обнародовании закона и принесении жертвы Господу в скорейшем времени (Втор 27.2: когда перейдете за Иордан) после вступления в Ханаанскую землю, Сооружение жертвенника Господу Богу Израилеву на горе Гевал и принесение на нем всесожжения и жертв мира в присутствии всего народа (ст. 35) служили торжественным всенародным выражением преданности Господу, избравшему израильский народ своим народом, за дарованные великие милости. Жертвенник сооружен был согласно с книгой закона (Исх 20.25) и заповедью Моисея (Втор 27.5–7). Начертание закона Моисеева на камнях служило обнародованием его как закона Израильской земли, Под списком (по-еврейски «мишнэ» — «повторение копия») закона Моисея разумеется не одно Второзаконие (το δευτερονομιονвторой закон), а именно «воспроизведение» или «список» закона Моисея; употребленному здесь слову «список» во Втор 27.3 соответствует выражение напиши все слова закона сего. О священниках [и] левитах см. Нав 3.3.