1–13. О молитве (молитва Господня). – 14–26. Господь защищается против обвинения в заключении Им союза с диаволом. – 27–28. Ублажение одной женщиной Матери Иисуса Христа. – 29–36. Ответ Христа требовавшим от Него знамения. – 37–54. Обличение Христом фарисеев и законников.

1 Неизвестно, в какое время и где Господь однажды совершал молитву, – вероятно, в некотором отдалении от Своих учеников. По окончании этой молитвы один из учеников обратился к Господу с просьбой научить их молиться, т. е., конечно, дать какую-либо определенную формулу молитвы, как это сделал Креститель для своих учеников (ср. Лк 5.33).

2 В ответ на просьбу ученика, который, очевидно, говорил от лица всех других учеников, Господь научает их молитве «Отче наш». Таким образом, молитва Господня, очевидно, была дана ученикам в ответ на их просьбу, и евангелист Матфей, очевидно, поместил ее в Нагорной беседе только потому, что начал излагать учение Христа о том, как вообще нужно молиться (Мф 6.9). В новейших изданиях (например, у Тишендорфа) молитва Господня по Евангелию Луки имеет более сокращенный вид, чем у евангелиста Матфея. Так, во 2-м стихе пропущены слова: «наш, иже на небесех» и «да будет воля Твоя яко на небеси и на земли». Некоторые (например, И. Вейс) приписывают очень большое значение этому различию, говоря, что вообще Церковь не сохранила в подлинном виде слов Христа: Но нам кажется, что эти обвинения напрасны и несправедливы. Во-первых, еще нужно доказать, что действительно оба евангелиста не сходятся друг с другом в передаче молитвы Господней. Ведь принятый в Восточной Церкви текст этой молитвы, как его приводит евангелист Лука, имеет также для себя основания в некоторых древних кодексах (см. прим. Тишендорфа к 11-й главе Луки, с. 561), и очень возможно, что в тех кодексах Евангелия от Луки, где молитва Господня приведена в сокращенном виде, предложено чтение, какое существовало только в тех церквах, где были написаны эти кодексы. На самом же деле молитва Господня сначала одинаково записана была в Евангелиях и Матфея и Луки. А затем, во-вторых, возможно и такое предположение, – если принять за факт, что у Луки молитва Господня имеет только пять прошений, – что евангелист Матфей дал в своем Евангелии формулу молитвы, а евангелист Лука только очертил ее содержание в более кратком виде, так как в самом деле, например, выражение: «да будет воля Твоя», по существу, сходно с предшествующим прошением: «да приидет Царствие Твое». Словом, вопрос о том, какой первоначально вид имела молитва Господня в Евангелии Луки, не может еще считаться окончательно решенным. Нельзя, в самом деле, игнорировать свидетельства Синайского кодекса, который имеет у себя прошение «да будет воля Твоя как на небе, так и на земле:».

Объяснение молитвы Господней см. в комментариях к Мф 6.9-13.

3 Вместо «дай», как сказано у Матфея, здесь стоит слово «подавай» (настоящее время). Это означает продолжающееся постоянно давание, чему отвечает и далее употребленное выражение: «на каждый день» (у Матфея – на сей день), т. е. день за днем, ежедневно.

4 «Грехи» – более определенное выражение, чем «долги», употребленное у Матфея.

«Ибо» – у Матфея: «как». Смысл, в общем, одинаков здесь и там.

«Но избавь нас от лукавого». Это прошение также опускается в новейших изданиях Евангелия от Луки. По поводу него можно сказать то же, что сказано выше по поводу опущений, предполагаемых во 2-м стихе.

Славословие опущено в Евангелии Луки и по нашему тексту.

5 - 8 После того как Христос научил Своих учеников молиться, Он дает им уверение в том, что молитва их будет услышана. Он говорит притчу о друге, который своими неотступными просьбами заставляет своего друга встать ночью с постели, чтобы дать просителю три хлеба для угощения неожиданно приехавшего к нему друга.

«Положим, что...» В греческом тексте здесь не условная, а вопросительная форма предложения, и только с 7-го стиха идет условное предложение, к которому 8-й стих является главным или заключением (ср. Мф 7.9). Правильнее течение мысли можно бы представить в таком виде: «Кто из вас очутится в таком положении, что он имеет друга и что к нему придет друг в полночь и скажет: и не получит ли он ответ от него: не беспокой меня?.. А Я говорю вам...

«По неотступности его» – точнее: «из-за назойливости его» (διά γε τὴν ἀναίδειαν). Эта назойливость, которой, по-видимому, Господь, советует подражать (см. стих 9), не представляется делом нетерпимым, потому что, как правильно замечает Тренч (с. 279), проситель настаивает не ради себя самого, а ради другого и чтобы не изменить священному долгу гостеприимства. Так Авраам подает нам другой пример неотступно-настойчивой просьбы: он также молит не о себе, а в защиту Содома (Быт 18.23-33).

9 - 10 Здесь находится приложение притчи к положению учеников Христовых. Они также настойчиво должны просить Бога о своих нуждах, и их просьбы будут удовлетворяемы (см. Мф 7.7-8).

11 - 13 (См. Мф 7.9-11).

Особенностью Евангелия от Луки здесь является, во-первых, прибавление о яйце и скорпионе, который, свернувшись, делается похожим на яйцо, да иногда и цвет кожи имеет белый, а во-вторых, замена выражения: «блага», находящегося у евангелиста Матфея, выражением: «Духа Святаго». Впрочем, последняя замена не изменяет существа дела, потому что источником всякого истинного блага является, конечно, Дух Святой, так что все равно будет сказать: благо, или Дух Святой (как источник блага).

14 - 26 Об исцелении бесноватого немого евангелист Лука говорит, по-видимому, следуя тому источнику, который был близок к Матфею (Мф 9.32-34), а речь Христа по поводу обвинения, возведенного на Него фарисеями и законниками, излагает, держась ближе всего Евангелия от Марка (Мк 3.22-30) и частично делая некоторые добавления к сказанию Марка.

«Нем» (стих 14; см. Мк 9.17).

«Некоторые» (стих 15) – это, очевидно, были фарисеи (см. Мф 9.34).

«А другие, искушая...» (стих 16). Это прибавление евангелиста Луки (см. Мк 8.11; Мф 16.1).

«Но Он, зная...» (стих 17; см. Мф 12.24 и сл.).

«Перстом Божиим» (стих 20) – у Матфея: «Духом Божиим» (Мф 12.28). Лука нередко употребляет такие образные выражения (см. Лк 1.66,71,74). Перст – это внешнее выражение Божеской деятельности (ср. Исх 8.19).

«Когда сильный...» (стих 21). Эта притча здесь изложена полнее, чем у Матфея (Мф 12.29) и примыкает к сравнению, приведенному еще в книге пророка Исаии (Ис 49.24).

«Кто не со Мною» (стих 23; см. Мф 12.30).

«Когда нечистый дух» (стих 24; см. Мф 12.43-45). Вероятно, присоединяя этот раздел (стихи 24–26), евангелист Лука хотел объяснить, что, собственно, представляют собой те обычные изгнания бесов, которые совершались и учениками фарисеев. Эти экзорцисты исцеляли человека не навсегда, а только на время и господства сатаны над людьми уничтожить были не в силах.

27 - 28 Замечание о женщине, по всей вероятности, имевшей детей и, может быть, не совсем хороших, делает один евангелист Лука. Господь на восклицание этой женщины, которая высоко ставила только телесное отношение Матери Христа к Ее Сыну, говорит, что одного телесного приближения ко Христу мало, для того чтобы быть блаженным, и что для этого требуется и душевная близость ко Христу – охота к слушанию и хранению слова Божия, которое возвещает Он.

«Блаженны слышащие...» Точнее: «Да! Но блаженна также...» (μενοῦν μακάριοι) или: «напротив, блаженны и т.д.».

29 - 32 Речь по поводу требования от Христа знамения с неба евангелист Лука в общем излагает сходно с Матфеем (см. Мф 12.39-42). О знамении Ионы пророка евангелист Лука говорит короче, чем Матфей. Иона был для ниневитян знамением того, что к ним послан он истинным Богом, именно на это указывала его удивительная судьба (спасение из чрева кита после трехдневного там пребывания); Христос же станет для современного Ему поколения знамением того, что Он послан Богом как Мессия также через Свою личную судьбу (как восставший из чрева земли после трехдневного там пребывания, – Евфимий Зигавин).

«С людьми рода сего» – правильнее: «с мужами...». Очевидно, здесь противополагается женщина мужчинам: женщина им служит примером!

33 - 36 Здесь Господь показывает, как напрасно предъявляемое Ему фарисеями требование чудесных знамений. Зачем эти знамения, когда во Христе явился свет божественного откровения, который может быть видим всеми? Нужно только иметь здоровые очи души, чтобы воспринять этот свет. Под «свечою» можно понимать Самого Христа как Свет мира.

Комментарии к отдельным изречениям см. Мф 5.15, Мф 6.22-23.

37 «Когда говорил» – правильнее: «когда сказал это».

«Он пришел» для того, чтобы дать вразумление фарисеям (блж. Феофилакт).

38 Фарисей, вероятно, в душе своей удивился тому, что Христос, только что приходивший в соприкосновение с народом и изгонявший беса, не совершил, садясь за обед, обычного омовения (ср. Мк 7.2).

39 Господь начинает здесь обличать фарисеев в ложном благочестии, повторяя то же, что, по Евангелию от Матфея, он высказал в Своей речи против фарисеев в Иерусалиме (Мф 23.1). Можно полагать, что евангелист Лука только приурочил к этому обеду данные обличения. На самом деле едва ли возможно допустить, чтобы Господь обратился с ними к хозяину дома и его друзьям: настоящее их место именно там, где они находятся у евангелиста Матфея.

«Ныне вы», т. е.: «вот, вы!»

«А внутренность ваша». У Матфея это выражено несколько иное (Мф 23.25). Там сравнивается внешность и внутреннее содержание чаши и блюда, а здесь – внешняя чистота сосудов и внутренняя нечистота пьющих и вкушающих из них.

40 Бог сотворил и внешние вещи, и внутренний мир человека. Как же поэтому неразумно заботиться о чистоте только внешнего творения Божия, забывая о внутреннем своем мире!

41 Этот стих представляется очень трудным для изъяснения. Весьма неожиданным является заключение: «подавайте лучше милостыню». Причем здесь подача милостыни? Ведь речь шла об омовении перед обедом: Б. Вейс находит возможным, однако, установить некоторую связь этого стиха с предыдущим. «К тому, что сказано в стихе 40, – говорит он, – здесь сверх того (πλήν) указан еще способ, как очищать чаши и блюда: нужно отдавать то, что заключают в себе эти чаши и сосуды (внутреннее их), как милостыню, и вот все для вас в таком случае будет чисто – не понадобится и установленных у вас обрядовых очищений! Они вам не будут нужны потому, что вам все будет чисто – ничто не осквернит вас!» Очень может быть, что фарисеи действительно не любили подавать милостыню, и Господь в настоящем случае обличает этот их недостаток. Но, во всяком случае, такое толкование нельзя не признать несколько искусственным. Более правдоподобным представляется другое объяснение этого места, данное Клейном в «Zeitschrift für die neutestamentliche Theologie» (1906, S. 252–254). Клейн находит сходство между заключающимся в рассматриваемом стихе наставлением Христа и словами пророка Исайи о том, в чем состоит сущность омовения. По мысли пророка (Ис 1.16), сущность омовения состоит в очищении себя от нечистоты греховной, и Господь здесь приводит, несомненно, начало 16-го стиха из 1-й главы книги пророка Исайи. Но употребленный здесь у Исайи глагол «закки» (в форме гифил «гизакку») евангелист Матфей перевел правильно словом «очищать» (Мф 23.26: «очисти прежде»), а евангелист Лука понял его в его позднейшем, арамейском значении «давать милостыню». Поэтому, если заменить здесь коренное слово «гизакку» словом «очистите» (то, что у вас есть), то смысл получится яснее и сохранится связь с предыдущим стихом. Господь советует фарисеям очистить или соблюдать в чистоте все, что они имеют, не одни чаши и блюда, не руки только, а и душу свою, тогда им не страшна будет никакая внешняя нечистота.

42 (См. Мф 23.23).

«Горе» фарисеям, потому что они держатся совершенно иных правил.

«Руты» (τό πήγανον) – вместо упоминаемого у Матфея «аниса».

«Всяких овощей» – всякая садовая растительность (πᾶν λάχανον) вместо «тмина», о котором упомянуто у Матфея.

43 (См. Мф 23.5-7).

Евангелист Лука сокращает здесь речь Христа ввиду того, что некоторые ее детали были непонятны для его читателей.

44 (См. Мф 23.27).

Мысль сравнения, приводимого у евангелиста Луки несколько иная, чем у Матфея. Лука изображает фарисеев подобными гробам, не выкрашенным яркой желтой краской, которая всем давала знать, что тут находится гробница с телом умершего человека. Видя это, прохожий сторонился, чтобы как-нибудь не задеть за гробницу и не оскверниться. И фарисея не узнаешь: по виду он – как и все другие люди, может быть, даже еще благочестивее других, так что люди легко могут поддаться его влиянию, очень пагубному для нравственной жизни человека.

45 Законник, видимо, не принадлежал открыто фарисейской партии, но, все, что Господь доселе говорил о фарисеях, относилось и к нему, потому что он, как и другие законники, во многом был схож с фарисеями.

46 (См. Мф 23.4).

47 (См. Мф 23.29 и сл.)

48 «А вы строите им гробницы». Обычное толкование этого места такое: строя гробницы или, вернее, поддерживая их, иудеи этим самым одобряют и те убийства пророков, которые были совершены в древности их предками. Но нельзя не сознаться, что такое толкование довольно неестественно. Поэтому лучше принять мысль Штира, что Господь здесь вовсе не признает поддерживание пророческих гробниц делом дурным, а говорит только, что современные Ему евреи не далеко ушли в отношении к пророкам и их учению от своих предков. Те не слушали пророков и даже умерщвляли их – конечно, иногда, – а эти ограничивают свое отношение к пророкам только тем, что строят им памятники, слов же их не исполняют:

49 «Потому», т. е. из-за этого вашего согласия с вашими отцами – убийцами пророков.

«Премудрость Божия...» Это не цитата из Ветхого Завета, так как такого места нет в Ветхом Завете, ни собственное, ранее сказанное изречение Христа. Можно думать, что Христос разумеет здесь Бога, Который послал в Ветхом Завете пророков, а в Новом – апостолов. У Матфея, по-видимому, Христос говорит о Самом Себе (Мф 23.34).

50 - 51 (См. Мф 23.35).

52 (См. Мф 23.13).

Евангелист Лука говорит не о том, что книжники не пускают других в Царство Небесное, как сказано у Матфея, а о том, что они удержали у себя ключ к познанию, т. е. к познанию божественной спасительной истины, как она явилась во Христе. Истина похожа на запертый дом, куда можно проникнуть только имея ключ. Но ключ этот находится в руках не народа, а немногих книжников: они своим учением помешали народу воспользоваться учением Христа, познать истину.

53 - 54 Книжники и фарисеи, когда Христос вышел из дома фарисея (так читается в лучших кодексах вместо «говорил»), начали всеми мерами вынуждать у Него ответы на свои вопросы, чтобы на чем-нибудь поймать Его...