1. Надписание книги. 2-7. Суд Господа над Самарией. 8-9. Скорбь пророка. 10-16. Бедствие Иудеи.

1 Ст. 1 является надписанием книги. См. введение. В надписании комментаторы обращают внимание на то, что пророк называет Самарию прежде Иерусалима; это объясняется тем, что пророк говорит о суде над народом Божиим, а этому суду прежде подверглась Самария. - Которое открыто ему. с евр. точнее - "Которое он видел" (ascher chazah); у LXX υπερ ων ειδε, - сокращенный оборот вместо υπερ τουτων, α ειδε, с слав.: "о них же виде".

2 Пророк обращается с речью ко всем народам и к земле. Из дальнейшего видно, что пророк говорит о народах и о земле, против которой выступает свидетелем Бог, т. е. не о языческих народах (Новак), а о народе и земле Израиля. - Господь из святаго храма Своего: библейские писатели нередко называют храмом Божиим небо (Пс 11.4; Пс 17.7; Пс 17.9; Авв 2.20); как видно из ст. 4-го, Михей под храмом Господа разумеет небесное жилище Бога. У LXX в ст. 2-м вместо евр. слушайте все народы, αχουσατε λαοι λογους, слав. "слышите людие вси (παντες, только в некоторых изданиях в рукописях LXX) словеса"; последнее, вероятно, возникло из евр. kullam (народы все), прочитанного как millim речи. Выражение, все что наполняет ее, LXX передают перифрастически и понимают о людях; отсюда в слав. "земле и вси, иже на ней". Вместо слова свидетелем (cd) у LXX отвлеченно εις μαρτυριον, слав. "в послушествование", во свидетельство.

3 В ст. 3-4-м пророк изображает снисшествие Господа для суда над Самарией. Союз ибо указывает на то, что ст. 3-й служит пояснением предшествующего, именно слов ст. 2-го да будет Господь Бог свидетелем против вас. Наречие вот указывает на близость суда Божия. - От места Своего - т. е. с неба.

4 Черты образа снисшествия Господа заимствованы пророком от физических явлений, свойственных Палестине, но, вероятно, не от таяния снега на вершинах палестинских гор (Юнгеров), а от грозовой тучи, разражающейся обильным дождем. В слав. т. вместо выражения долины распадутся читается юдоли растают: LXX передали текст подлинника свободно. Вместо слов льющиеся с крутизны в слав. "сходящи со устремлением"; греч. εν καταβασει можно бы передать, - "по склону горы".

5 Пророк указывает причину предстоящего Самарии и Иерусалиму наказания в нечестии народа. От кого (mi) нечестие Иакова? Не от Самарии ли? С евр. приведенное предложение точнее должно бы передать: "кто нечестие Иакова? не Самария ли?" Пророк, предоставляя Самарию воплощением греха, выражает мысль, что жизнь Израильского царства - одно только нечестие или грех. Кто (устроил) высоты (bamoth) в Иудее: у LXX eвр. bamoth соответствует слово αμαρτιας (в слав. "кий грех дому Иудина"). Ввиду чтения LXX, а также и Сир и Тарг., некоторые комментаторы (Новак) полагают, что в евр. тексте вместо bamoth (высоты) первоначально стояло chathoth (грехи) beth jehndah, причем chathoth выпало, a beth изменено было в bamoth. Но исправление bamoth в chatchoth, главным образом, мотивируется тем спорным соображением, отстаиваемым представителями отрицательной критики, что Михей, пророк VIII в. не мог в столь сильной форме обличать культ высот. Параллелизм же членов будет выдержан и при настоящем чтения евр. текста (нечестие Иакова - высоты Иуды); кроме того, легче из bamoth могло явиться chathoth, которое было в экземплярах LXX, чем наоборот.

6 - 7 Пророк возвещает суд над Самарией и угрожает ей полным разрушением; по слову пророка, от города останется только груда камней, сброшенных в долину с холма, на котором стояла Самария, обнажены будут фундаменты домов, и место города занято будет виноградниками. LXX евр. lei hassadeh ("в груду развалин в поле") перевели εις οπωροφυλακιον αγpoυ, в слав. "во овощное хранилище селное". Овощное хранилище - шалаш, устраиваемый в поле для сохранения плодов. Самария разрушалась неоднократно: именно в 722 г. Саргоном, царем ассирийским (4Цар 17.1), затем около 107 г. Иоанном Гирканом, который срыл укрепления города и сравнял его с землею (Иуд.Древн. 13; 10:2-3). Восстановленная после Гиркана проконсулом Сирии Габинием (57-55 до Р. X. ), Самария была обстроена и расширена Иродом Великим, переименовавшим город в честь Августа в Севастию. Но и под новым именем город недолго наслаждался благополучием; постепенно он упадал и превращался в развалины. Ныне на месте древней Самарии находится небольшая деревня Себаст, а большая часть территории некогда славного города занята под посевы и виноградники (ср. Кейт. Доказательства истины христианской веры, 1870. С. 244-253).

7 Вместе с разрушением Самарии погибнут и идолы самарийские, Resileicha - каменные изваяния, рус. истуканы, и ozabecha - статуи, доказав таким образом, свое бессилие. - Любодейные дары ее, т. е. различные приношения языческим богам, (служение которым, с точки зрения пророка, есть любодеяние, а может быть, и прямо дары, собиравшиеся в качестве платы существовавших при языческих храмах блудницам (в слав. "понеже от найма блуда собра"). - Ибо из любодейных даров она устраивала их, на любодейные дары они и будут обращены: т. е. идолы, устраивавшиеся Самарией на любодейные дары, перейдут к другой блуднице - Ниневии, будут обращены в дары ассирийским богам. Пророк называет и служение язычников своим богам любодейством, исходя из мысли, что и они, подобно Иудеям, отступили от завета, заключенного Господом со всем человечеством в лице Адама и Ноя (ср. Ос 6.7; Иез 16.1 и Иез 23.1). Гл. jukkththu (будут разбиты) и issarphu (будут сожжены) LXX или читали в формах действ. залога (jakothu isrphu) или просто страд. форму заменили действительной; отсюда в слав.: "вся изваянная ея сокрушат и вся мзды ея (μισθωμα, плата блуднице. Ос 2.12; Втор 23.19; Иез 16.50), запалят огнем".

8 Пророк выражает свою скорбь о погибели Самарии, так как эта погибель служит указанием и на предстоящие бедствия иудейского народа, на котором со ст. 8-го пророк и сосредоточивает свое внимание. - Буду ходить как ограбленный и обнаженный: пророк намерен в знак скорби облечься в траур, - одеть, подобно ограбленным врагами пленникам (Ис 3.23; Ис 20.1-4), вретище и даже обнажиться, т. е. или разорвать свою одежду, как делали в знак траура (Быт 37.34; 2Цар 14.2), или же совсем обнажиться как поступали с пленниками (Ис 20.1-6). Одежда пророка должна была не только выражать его скорбь, но и предуказывать на предстоящий народу плен. - Выть, как шакалы, и плакать как страусы: вой шакалов, по свидетельству путешественников, похож на рыдания человека; равным образом, и страусы по ночам издают звук, напоминающий плач человека. LXX слова стиха 8-го отнесли не к пророку, а к Самарии; поэтому в славянском: "сего ради возрыдает и восплачется, пойдет боса и нага, сотворит плач, аки змиев (ως δρακοντων) и рыдание, аки дщерей сиринских". В греч. тексте, таким образом, плач сравнивается с плачем драконов (евр. thanim), - баснословных существ, которые будто бы могли издавать необычайное шипение или свист (Блаж. Иероним, в коммент. ) и с рыданием сиринов. Под сиринами (σειρην) или сиренами LXX разумели или те баснословные существа, которые, по сказанию Одиссея, отличались необыкновенно приятным голосом (Блаж. Иероним, Феодорит), или же ночных птиц, издающих жалобный стон (Юнгеров), самок страусов.

9 Причина скорби пророка о погибели Самарии та, что подобное же бедствие угрожает Иудее и Иерусалиму. Пророк, при этом называет Иерусалим "воротами народа", потому что Иерусалим для страны имел такое же значение, какое имеют ворота для города, - был местом верховного суда, резиденцией царей, местом собрания народа (Втор 21.19; Иер 17.19). Взятие Иерусалима было ключом к завоеванию страны, как взятие городских ворот отдавало во власть врагов город. Вместо слов русского текста болезненно (anuschah) поражение ее в слав. читается: "яко одержа (κατεκρατησεν) язва ея", т. е. "возобладала над ней язва"; вместо ея (αυτης родит. пад. от κατεκρ. ) в слав. должно бы быть ю - (в зависимости от глагола "одержа").

10 В ст. 10-16 пророк в ряде образов говорит о предстоящем бедствии. Пользуясь приемом игры слов, пророк называет при этом имена городов, которые пострадают от бедствия. Текст ст. 10-16, по-видимому, сохранялся не в первоначальной чистоте и неодинаково читается в подлиннике и переводах. Поэтому смысл ст. 10-16 весьма неясен и обыкновенно устанавливается комментаторами только предположительно. В ст. 10-м пророк запрещает Иудее объявлять о постигшем их бедствии и даже плакать громко в филистимском городе Гефе, дабы не вызвать злорадство исконных врагов и тем усугубить бедствие. Вместо этого пророк приглашает народ предаться скорби и облечься в траур в Офре. Офра - город в Вениаминовым колене, вблизи Вефим (Нав 18.23; 1Цар 13.17), ныне деревня Таибе. Пророк называет из городов иудейских нменно Офру, для того, чтобы получилась игра слов leaphra aphar ("в Орфе пеплом покроетесь"). У LXX и в слав. т. мысль ст. 10-го передается иначе: "иже в Гефе, не величайтеся, и Иенакимляне, не сограждайте из дому на посмеяние, перстию посыплите посмеяние ваше". Гл. ai thagidu (не возвещайте) LXX, предполагают, сопоставляли с nagid (князь) и потому перевели сл. μη μεγαλυνεσθαι, не хвалитесь, не величайтесь. - Иенакимляне, греч. οι Ενακειμ - потомки Енака (Чис 13.34; Втор 9.2; Нав 14.15), занимавшие некогда южную часть Палестины, а затем филистимские города Газу, Геф, Азот (Нав 11.22; Нав 14.12; Суд 1.20; 1Цар 17.1 и др.). Появление имени Иенакимляне объясняют погрешностью в греч. тексте: (сер. bacho (от bachah плакать) было переведено LXX-ю сл. Εν Ακειμ (как в Алекс. списке и списках 23, 95, 145, 187), что последующими переписчиками исправлена было в Εν Βακειμ (Суд 2.1-5), как читает блаж. Иероним (in Bachim), Сиро-гекз. и XII код., и потом в Ενακειμ, каковое чтение, находящееся во многих рукописях, принято было и елизаветинскими справщиками славянской Библии. На основании первоначального греч. чтения Εν Ακειμ или Εν Ακει новейшие комментаторы (Гоонакер) предлагают в теперешнем евр. тексте слово bacho считать собственным именем финикийского города Акко (Суд 1.31): bacho al thibehu - не плачьте громко, = не плачьте в Акко. Выражение слав. текста: "не сограждайте из дому на посмеяние" означает - не делайте из дома (Иуды) предмета насмешек. Сл. "не сограждайте" (μη ανοικοδομειτε) явилось потому, что LXX гл. al-thibehu (не плачьте) прочитали как al-thibnu (от banah строить). Eвр. bebeth leaphrah (в доме Офры) LXX поставили в зависимость от предшествующего гл. ανοικοδομειτε причем leaphra (Офра) приняли за производное от рааr (разевать рот в знак насмешки) или chapher (краснеть): отсюда получилось чтение слав. т. - "не сограждайте дому на посмеяние". Выражение "перстию посыплите посмеяние Ваше" получилось потому, что к последним словам ст. 10-го aphar hithphalaschitht LXX отвели и начало ст. 11-го ibri lachem (переселяйтесь себе), ошибочно связав ibri с chapher или рааr (краснеть, смеяться).

11 Ввиду предстоящего нашествия неприятелей, пророк уже приглашает жительниц Шафира переселяться в неприятельскую страну в качестве пленниц, с которых сняты одежды ("срамно обнаженные"); от плена не убегут и живущие в Цаане, которые не найдут себе пристанища, - всюду, как, напр., в Ецале, встретят плач и вопль. Шафир - обыкновенно отождествляют с гор. Шамир, упоминаемым в Нав 15.48, находившимся, по свидетельству блаж. Иеронима и Евсевия, на равнине между Элевферополем и Аскалоном. Цаан или Цеанан - местечко, упоминаемое в кн. Нав 15.37, нынешний Кирбет-эс-Сенат близ Бейт-Джибрина. Ецель - местечко упоминаемое еще у пророка Зах 14.5 и находившееся, как предполагают, вблизи Иерусалима. Пророк называет, при изображении предстоящего бедствия Иудее, именно перечисленные места, ввиду филологического значения названий их: пророк желает воспользоваться приемом игры слов. Жительницам Шафира (имя Шамир означает: красота, украшение) предсказывается что они будут срамно обнажены, жителям Цаана (цаан - от jaza уходить), что они не уйдут от бедствия, а о селении Ецель (бок, сторона, опора) говорится, что оно не окажет помощи беглецам. Перевод LXX и наш слав. т. в ст. 11-м дает мысль отличную от мысли подлинника и неясную. Гл. Ibri lachem (переселяйтесь) LXX отнесли в конец ст. 10-го. Вместо слов жительницы Шафира, срамно обнаженные в слав., по переводу с греч., читается - "обитающая добре во градех своих": словом обре" (греч. καλως) LXX перевели евр. имя Шафира, словами во градех своих (τας πολεις αυτης) LXX перевели, очевидно, евр. erjah (нагота, рус. обнаженная), производя его от ir (город), причем евр. boscheth стыд (рус. т. срамно) оставлено было без перевода. Вместо имени Цаана в греч. т. читается Σεννααρ, а также Σενναν (блаж. Иероним, Комптл., Альд. и рукоп. ) и ηννααρ (Феодорит, И. Златоуст). Церковные учители (блаж. Феодорит. Кирилл Ал. ) полагают, что именем Сенаара LXX иносказательно назвали Иерусалим. Название Ецеля (beth-azel. ) передано LXX-ю в нариц. смысле: "плачитеся дому (сущаго) близ ея" (εχομενον αυτης). Вместо слов не даст вам остановиться в нем LXX читали иное выражение, которое в слав. передано: "приимет от Вас язву болезней".

12 Словами жительница Марофы пророк называет жителей Марофы вообще. Местоположение Марофы неизвестно. Предположительно отождествляют Марофу с упоминаемым в Нав 15.59 Моорафом, находившимся недалеко от Иерусалима в области Иудина колена. Но некоторые комментаторы полагают, что Марофа финикийское селение (Гоонакер). Пророк в описании картины предстоящего бедствия Иудее пользуется именем Марофы ввиду значения этого имени (горечь, скорбь). Самое выражение пророка о Марофе понимается различно: в нашем тексте евр. chalah tetov передано словами горюет о добре, при чем tor понимается в смысле имущества; новейшие комментаторы (Новак, Гоонакер), ввиду отвлеченного значения слова tov, приведенное выражение передают: "ждет добра". Если под Марофой разуметь не иудейское, а враждебное иудеям поселение, то смысл будет тот, что Марофа (горькая) ожидает для себя добра от предстоящего Иудее бедствия. О бедствии пророк замечает, что оно сошло к воротам Иерусалима: это эначит, что бедствие приблизилось, но еще не наступило. - Первая половина ст. 12-го в греч. и слав. тексте дает мысль отличную от мысли подлинника. Вместо ki chalah (ибо горюет) LXX, по-видимому, читали mi chalal, которое и перевели τις ηρξατο (слав. "кто нача"). Слово maroth (Марофа) понято LXX-ю в смысле нарицательного и передано сл. οδυνη, болезнь. Все выражение по тексту слав. получало вид: "кто нача во благая вселившейся в болезнех", или, как должно бы быть: кто нача болезни вселившееся во благая, т. е. "кто начал посыпать болезни живущей во благополучии". Речь идет об Иерусалиме, который в ст. 11-м называется Сеннааром.

13 Называемый в ст. 12-м Лахис, нынешний Умм-Лахис на пути из Бет Джибрина в Газу, находился на иудейской равнине, в области Иудина колена (Нав 10.3,23,30-32). Город был хорошо укреплен (2Пар 11.9) так что мог выдержать продолжительную осаду Сеннахирима (4Цар 18.14) и служить последним убежищем для иудеев при завоевании Навуходоносора (Иер 30.7). Предполагают, что Лахис был одним из "колесничных городов" царя Соломона (3Цар 10.26) и что в нем были поставлены кони солнцу (4Цар 23.11), хотя для последнего нет оснований. Смысл обращения пророка к Лахису не ясен, так как евр. rethom hammerkabah larechesch переводится различно. По смыслу рус. т. пророк приглашает жителей Лахиса спасаться на быстрых конях, - очевидно, ввиду предстоящего бедствия. В слав. т., согласно переводу LXX, обращение пророка к Лахису передано словами: "шум колесниц и конников", причем слова эти отнесены к концу ст. предшествующего и поняты о Иерусалиме. - Ты (евр. hi - он) - начало, почему Лахис может быть назван началом греха Иерусалима. Калмег, Шегг и др. комментаторы предлагают вторую половину ст. 13 перефразировать так: "началом греха дщери Сионовой было то, что у тебя появились преступления Израиля" (Кнабенбауер).

14 Посему ты посылать будешь: речь обращена не к Лахису (Юнгеров), а к дщери Сиона. Дары - евр. schiluchim означает дары, даваемые невесте в качестве приданого (3Цар 9.16). Морешет-Гев - по-видимому, местечко, находившейся в каких-то отношениях к Гефу, - или бывшее вблизи его, или даже лежавшее на территории его. Название местечка morescheth созвучно с meorasah невеста (Втор 22.23-27); поэтому в выражении ты посылать будешь приданое в Морешет заключается игра слов. Смысл выражения, вероятно, тот, что дщерь Сиона должна послать приданое Морешету по случаю перехода его во владение нового обладателя. Морешет назван пророком, как представитель всей страны. - Но селения (beth) Ахзива (Achziv) будут обманом (leachzav) для царей Израилевых: в выражении пророка содержится игра слов, получающаяся не только от созвучия названия Ахзива с слов. achzav (обман), но и оттого, что в смысле нарицат. имени achziv означает ручей, пересыхающий летом и, таким образом, обманывающий путника, надеющегося утолить свою жажду; подобно ручью, и город Ахзив обманет надеющихся на него царей израильских. Под последними пророк разумеет собственно царей иудейских. Обманом для них Ахзив явится в том смысле, что и он вместе с другими городами перейдет во власть врагов. Ахзив город в колене Иудинoм, к западу от Иерусалима (Быт 38.5; Нав 15.44). - У LXX-ти собственные имена Морешет и Ахзив переведены, как и в другие случаях, нарицательными; отсюда в слав. т. читается: "сего ради даст посылаемыя даже до наследия (вар. Морешет) Гефова, домы суетны (с евр. селения Ахзива): вотще быша царем исраилевым".

15 Мореш ("наследие") город в колене Иудином (Нав 15.44), ныне развалины Мараш к юго-западу от Бейт-Джибрина. По слову пророка, в Мореш приведен будет наследник (hajoresch), т. е. Мореш перейдет во владение врагов Иуды. Мореш называется пророком для примера, как один из городов Иудеи. - Он пройдет до Одоллама, славы Израиля. Одоллам - древний город (Быт 38.1,12,20) в колене Иудином (Нав 15.36), окруженный скалами и пещерами, служившими некогда убежищем Давиду и его спутникам (1Цар 22.1; 1Цар 33.13; 1Пар 11.15). Местоположение его отождествляют с нынешней деревней Kopeйтун. По рус. переводу, вторая половина ст. 15-го имеет тот смысл, что наследник, т. е. неприятель, дойдет до южной границы Иудеи, до Одоллама. Славой Израиля Одоллам, как полагают (Юнгеров), мог быть назван за то, что окружавшие его пещеры и скалы делали его хорошим оборонительным пунктом для Иудеев (2Мак 12.35,38). Но евр. т. рассматриваемого выражения может быть переводим и иначе: "до Одоллама дойдет слава Израилева". "Славой Израилевой", в таком случае, пророк называет иудейскую знать и желает выразить мысль, что при наступлении бедствия вельможи иудейские, как иногда Давид, будут укрываться в Одолламских пещерах. LXX первую половину ст. 15 отнесли к Лахису (слав. "дондеже наследники приведу тебе живущая в Лахисе"), а во второй вместо имени Израиля поставили дщери Сиона (наследие даже до Одоллама прийдет, слава дщери Сиони). Имени Лахиса нет ни в одном переводе, кроме греческого.

16 Пророк обращается к Иуде, представляя Иуду под образом матери, скорбящей о детях. Пророк приглашает Иуду к трауру по случаю предстоящего пленения народа. - Расширь из-за них лысину: во время траура евреи остригали и даже выбривали волосы на голове и бороде (Ис 15.2; Иер 7.29; Иер 16.6); сделать это приглашает пророк и Иуду. - Как у линяющего орла: т. е. подобно орлу, который ежегодно весною теряет перья и покрывается новыми. Вместо выражения сними с себя волосы в слав. читается: "оброснися". Вместо слов расширь лысину в слав. "разшири оброснение".