1–11. Замыслы врагов против Христа, помазание Иисуса в Вифании, уговор Иуды о предании Христа. – 12–16. Приготовления к пасхальной вечери. – 17–25. Пасхальная вечеря. – 26–31. Удаление Христа с учениками на Елеонскую гору. Предсказание об отречении апостола Петра. – 32–42. Христос в Гефсимании. – 43–52. Предание Христа Иудою и взятие Его под стражу. – 53–65. Христос на суде в Синедрионе. – 66–72. Отречение апостола Петра.

1 Историю страданий и смерти Господа Иисуса Христа евангелист Марк вообще передает согласно с Матфеем. Однако в его рассказе есть некоторые особенности: Марк то короче, то обстоятельнее, чем Матфей, описывает входящиев этот раздел истории Христа события.

«Через два дня...» У Матфея – это слова Самого Христа (Мф 26.1), у Марка – его собственное замечание, сделанное, конечно, согласно с изречением Христа.

«Празднику Пасхи и опресноков» (см. Мф 26.18).

«Взять Его хитростью...» (см. Мф 26.3-4).

2 (См. Мф 26.5).

3 - 9 (См. Мф 26.6-13).

Евангелист Марк замечает, что миро было приготовлено «из нарда» – по-еврейски «неред» (Песн 1.12, Песн 4.13 и сл.), т. е. из цветка, растущего в горах Ост-Индии, принадлежащего к породе valeriana, в пядень длиной. Сок, из него добываемый, шел на приготовление особой ароматической жидкости, которая лучше всего выделывалась в г. Тарсе и рассылалась оттуда на продажу в маленьких алебастровых банках. «Чистого» (πιστικῆς), т. е. без посторонних примесей.

«Разбив сосуд» (стих 3). У банки, вероятно, было приспособление для наливания из нее мира, в виде горлышка, и женщина, не желая, не думая что-нибудь оставлять для своих нужд из находившегося в банке мира, прямо отбила горлышко и все содержание банки вылила на голову Христа.

«Триста динариев» (стих 5) – около 60 рублей, что соответствует стоимости 1200 г серебра (динарий – 20 коп., т. е. 4 г серебра).

«Роптали на нее» (ἐνεβριμῶντο, ср. Мк 1.43) – очень рассердились на нее.

«Сделала, что могла» (стих 8), точнее: что получила, то сделала или отдала (ὁ έσχεν ἐποίησεν). Господь, кажется, здесь дает понять, что женщина отдала, пожертвоваладля Него тем даром, какой сама получила перед этим.

10 - 11 (См. Мф 26.14-16).

Помазание Христа миром имело место «за шесть дней до Пасхи» (см. Ин 12.1), и если Марк, как и Матфей, изображает его как будто совершившееся перед самым днем предательства Христа Иудою, то делает это для того, чтобы выявить всю гнусность поступка Иуды в противоположность любви, проявленной по отношению ко Христу женщиной, апостол Христа является предателем Его! Поэтому стих 10 и должен, собственно, следовать непосредственно за 5-м стихом рассматриваемой главы.

Днем предания или уговора Иуды с первосвященниками церковное предание полагает среду.

12 - 16 (См. Мф 26.17-19).

«Когда заколали пасхального агнца». Это евангелист Марк прибавляет для того, чтобы точнее обозначить для своих читателей, христиан из язычников, в какой именно день ученики приступили ко Христу. Одно выражение, «день опресночный» (Мф 26.17), было недостаточно точно, потому что дни опресночные продолжались целую неделю (см. Исх 12.1). Хотя, собственно говоря, опресночный первый день или Пасха начиналась только с вечера 14-го нисана, однако в просторечии и утро того дня, очевидно, уже называлось днем пасхальным или опресночным.

«И встретится вам человек, несущий кувшин...» Евангелист Марк, как и ранее (Мк 11.2 и сл.), изображает здесь Христа как Владыку всего, обладающего даром прозрения.

«И он покажет вам горницу...» т. е. комнату, находящуюся наверху (ἀνώγαιον), комнату, устланную коврами и снабженную диванами, на которых возлежали во время трапезы.

«Готовую», т. е. имеющую стол, и сосуды для приготовления пищи и для омовения, и подушки для сидения.

Очень вероятно, что дом этот принадлежал самому Марку и его матери, Марии, и что Марк принадлежал уже в то время к числу учеников Христа и присутствовал при совершении пасхи со Христом и апостолами (ср. стих 19).

17 - 26 (См. Мф 26.20-30).

«Ядущий со Мною» (стих 18). Здесь дается намек на то, что предатель за трапезой находится поблизости ко Христу. Но кто он – это было еще неясно. Неясно было также и значение выражения «предаст». Если бы апостолы видели в нем указание на сознательное предание Христа Его врагам, то едва ли они стали бы спрашивать: «не я ли?» Может быть, они имели в виду какое-либо нечаянное действие, неосторожно вырвавшееся слово, которое могло послужить ко вреду их Учителя.

«И другой: не я ли?» (стих 19). Это выражение, находящееся только у евангелиста Марка, показывает, что, кроме 12 апостолов, которые задавали вопрос «один за другим» (εἷς κατὰ εἷς), за столом находились и некоторые другие лица, и вот один из этих последних (καὶ ἄλλος) и обратился к Господу с вопросом. То, что за столом действительно сидели и другие ученики, кроме 12-ти, и, быть может, даже Пресвятая Богоматерь, видно и из слов: «один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо». Такого частного определенияне не было бы надобности высказывать, если бы со Христом находились тогда только 12 апостолов...

«Впрочем» (стих 21) – неправильное выражение. Здесь в греческом тексте стоит частица ὅτι, употребляющаяся для причинной связи: «так как...». Поэтому весь стих 21 нужно передать следующим образом: «так как Сын Человеческий уходит, как о Нем написано, согласно с волею Бога, но так как, с другой стороны, тому человеку, через которого Сын Человеческий будет предан, предстоит горькая судьба, то лучше было бы тому человеку не родиться!».

Во всем этом повествовании евангелист Марк ни разу не называет Иуду по имени, предоставляя самим читателям сообразить, о ком идет речь. Иуда выступает только в 43-м стихе.

«И пили из нее все» (стих 23). Евангелист Марк упоминает об этом, вероятно, с той целью, чтобы показать, что и Иуда не был лишен вкушения Крови Господней («все» пили).

27 - 31 (См. Мф 26.31-35).

«Предварю вас в Галилее». По общепринятому взгляду, здесь понимается Северная Галилея, где Господь так долго проповедовал Евангелие (ср. Мф 26.32). Есть, однако, у некоторых новейших толкователей воззрение, по которому здесь подразумевается небольшой округ (по-еврейски – «галила») селений около Иерусалима. О существовании такого округа говорится и в Ветхом Завете (Нав 18.17; Иез 47.8). В этот округ входила и Елеонская гора, и Вифания, где в последнее время перед страданиями Христос почти постоянно пребывал ночами со Своими учениками (Лк 21.37). Туда и направлял взоры Своих учеников Христос. Там Он и являлся им по воскресении. Но такое воззрение противоречит сообщениям евангелиста Иоанна о явлении Христа в Северной Галилее при море Тивериадском.

«Дважды пропоет петух». В первый раз петух поет около полуночи, во второй – перед наступлением утра. Петр отречется от Христа прежде, чем наступит утро нового дня – значит, в тот же самый день, в который он так уверял Христа в своей любви к Нему. При этом отречение будет произнесено трижды – с особенной силой...

32 - 42 (См. Мф 26.36-46).

«Час сей» (стих 35), т. е. роковой час страданий и смерти (ср. стих 41).

«Авва» (стих 36) – отец – слово арамейское, которое евангелист считает нужным перевести по-гречески ὁ πατήρ.

«Симон! ты спишь?» (стих 37). Вопрос был обращен прежде всего к Симону, который хвалился своей преданностью Христу.

«Сказав то же слово» (стих 39). Так кратко упоминает евангелист Марк о второй молитве Христа, а о третьей и вовсе не говорит, делая на нее только намек в словах: «и приходит в третий раз». Евангелист Матфей подробно говорит обо всех трех молитвах Христа.

«Кончено» (стих 41) – правильнее: «довольно» (ἀπέχει), т. е. довольно спать (блж. Августин «О согласии евангелистов», III, 4).

43 - 52 (См. Мф 26.47-56).

«Ведите осторожно» (стих 44). Точнее, крепко, под крепким наблюдением (ἀσφαλῶς), чтобы Он как-нибудь не ускользнул.

«Равви! Равви!» (стих 45). Это двукратное обращение Иуды ко Христу представляет собой знак особого уважения (ср. Мф 23.7).

«Один юноша...» (стих 51). Здесь содержится описание случая, бывшего во время взятия Христа. Об этом случае, именно о попытке воинов захватить одного юношу, разбуженного ночной тревогой и одетого только в легкое покрывало (σίνδονα), сообщает только один евангелист Марк. Очень вероятно предположение, что здесь он передает случай, бывший именно с ним.

53 - 65 (См. Мф 26.57-68).

«Петр... грелся у огня» (стих 54). Точнее: «грелся у света» (τὸ φῶς). Огонь был зажжен, очевидно, для того, чтобы осветить двор. А может быть, разложен был огонь и для того, чтобы около него сторожа могли погреться, так как на Востоке ночи весной бывают очень холодные.

«Свидетельства сии не были достаточны» (стих 56), вероятно, потому, что не были согласны одно с другим.

«Храм сей рукотворенный...» (стих 58). Евангелист Марк точнее формулирует высказанное против Христа обвинение, чем Матфей. Очевидно, что здесь имеется искаженное повторение слов Христа, сказанных Им при первом выступлении в Иерусалимском храме: «разрушьте храм сей» (Ин 2.19).

«Тогда первосвященник стал посреди» (стих 60). Процесс плохо двигался вперед, все свидетельства против Христа были не достаточно сильны и даже не согласны между собою. Поэтому первосвященник выступает «на средину» синедриона, намереваясь, как прежде фарисеи (Мф 22.15), заставить Христа Самого проговориться о Своих намерениях и взглядах.

«Опять первосвященник спросил» (стих 61). Точнее: «спрашивал» (ἐπηρώτα – прошедшее время несовершенного вида), чем евангелист намекает, что вопросов Христу было на этот раз предложено немало.

«Благословенного». Только здесь во всем Новом Завете называется так Бог 1).

«Разодрав одежды» (стих 63), точнее: «нижние одежды» (ср. Мф 5.40). В холодное время первосвященник мог иметь на себе две нижние одежды (по-гречески χιτῶνας – множественное число).

Когда первосвященник спросил Христа, Мессия ли Он, Сын Бога, то Христос дал прямой утвердительный ответ: «Я» (ἐγώ εἰμι; стих 62). Так ясно и прямо заявляет Христос о Своем высоком достоинстве только у евангелиста Марка, тогда как в Евангелиях Матфея и Луки Он говорит: «ты говоришь», или: «вы говорите, что Я». Новейшие критики поэтому не хотят признать подлинности этих слов Христовых у Марка, он, говорят, только один так передает ответ Христа, а двое других синоптиков изрекают этот ответ согласно друг с другом. Христос, продолжают критики, и не мог объявить о Своем Мессианском и Богочеловеческом достоинстве, так как первосвященник и Он имели совершенно различные представления о Мессии. Далее указывают на то, что Христос тогда еще не стал истинным Мессией и царем иудеев – таким Он сделался после Своего прославления. Наконец, это заявление считают противоречащим прежнему молчанию Христа о Своем высоком достоинстве.

Но все эти возражения не имеют доказательной силы. Во-первых, нет ни малейшего основания ослаблять значение авторитета Евангелия Марка перед двумя другими евангелистами, а во-вторых, по мнению лучших знатоков греческого и еврейского языков, и те ответы, какие содержатся в Евангелиях Матфея и Луки, имеют также значение ответов утвердительных. Далее, Христос пришел к сознанию Своего высокого достоинства не после воскресения, а имел это сознание уже давно, оно проявилось в Нем, когда Он был еще 12-летним отроком. И потом, если первосвященник усмотрел в ответе Христа богохульство, то, значит, и он также соединял с понятием о Мессии понятие о Нем, как о Сыне Божием. Наконец, неосновательно и то утверждение, будто бы в Евангелии Марка Христос везде изображается скрывающим Свое Мессианское достоинство, в этом Евангелии есть немало мест, в которых Христос является признающим Свое Мессианское достоинство.

66 - 72 (См. Мф 26.69-75).

«На дворе внизу» (стих 66). Евангелист здесь противополагает двор

верхним комнатам дворца первосвященника, в которых производился суд над Христом. Он, так сказать, заставляет своих читателей спуститься из этих комнат вниз, во двор.

«И вышел вон на передний двор» (стих 68). Евангелист Марк здесь точнее определяет место второго отречения, чем Матфей («когда же он выходил за ворота»Мф 26.71). Это было, так сказать, преддворие (τὸ προαύλιον), окружавшее дом первосвященника снаружи.

«Служанка, увидев его опять...» (стих 69). По-видимому, евангелист Марк говорит о той же служанке, о которой говорил выше (стих 66), тогда как Матфей прямо упоминает о «другой». Может быть, евангелист Марк, по свойственному ему стремлению к краткости речи, не упомянул, что теперь выступила уже другая служанка.

«Галилеянин» (стих 70; см. Мф 26.73).

«Клясться» (стих 71), точнее: «проклинать» (ἀναθεματίζειν). О лице или предмете проклятия ничего не сказано, важно, что Петр дошел до проклятий.

«И начал плакать» (стих 72), точнее: и бросившись ниц, на землю лицом, плакал (ἐπιβαλὼν έκλαιεν).

 


1) Этот термин употреблялся раввинами, чтобы избежать употребления прямого имени Божия.