1-7. Размышляя о причинах грозного суда Божия над Ниневиею, изображенного в двух первых главах, пророк здесь указывает эти причины: а) в том, что этот преступный город беспощадно проливал кровь других народов (ст 1-3) и б) в том, что для покоренных им народов он служил развращающим соблазнительным примером в отношении идолослужения и пороков всякого рода (ст. 4-7). 8-13. Затем, непреложность определения Божия о гибели Ниневии и самую возможность этой гибели пророк доказывает: а) указанием на гибель другого сильного города - Фив (ст. 8-10) и б) очевидною слабостью Ниневии, ничтожеством ее укреплений и сил пред лицем врага, являющегося орудием Бога Мстителя (ст. 11-13). 14-19. Наконец, еще раз утверждается неизбежность гибели Ниневии вследствие совершенной непригодности находящихся в ее распоряжении средств защиты; при этом гибель мировой столицы и мировой державы будет встречена единодушною радостью подвластных Ассирии племен, народов и стран.

1 - 3 Пред Богопросвещенным взором пророка встает целое мора крови, пролитой Ниневиею и давшей ей имя "города кровей" (ст. 1, ср. Иез 22.2-4), а также обмана, насилия, грабительства. Как проповедник покаяния, пророк желал бы подвинуть Ниневию на путь нравственного самоисправления, но вместе с тем как Богопросвещенный провидец будущего, он видит всю невозможность исправления для Ниневии, дошедшей уже до последней степени падения, и это двойное чувство в отношении ее выражает нередко употребляемым пророками (Ис 10.1; Ис 18.1; Иер 48.1; Ам 6.1; Мих 2.1) горестным восклицанием "гоpe, увы!" (евр. гой), как позже с таким же восклицанием "горе" говорил о Ниневии же пророк Софония (Соф 3.1), почти уже современник исполнения грозного пророчества Наумова об этой столице Ассирии.

2 - 3 Но размышление пророка о причинах гибели Ниневии прерывается как бы уже слышимым и видимым приближением к ней неприятельского войска, и он дает неподражаемое по красоте, живости и разительности (если, конечно, читать речь пророка в еврейском подлиннике [Блаженный Иероним замечает к ст. 2-3: "В еврейском тексте столь прекрасно изображение войска, приготовляющегося к войне, и столь похоже на картину, что моя речь гораздо слабее" (с. 290)]) изображение стремительного движения этих исполнителей суда Божия над беззаконною Ниневиею: слышится свист конского бича, подобный землетрясению, топот колесничих колес, топот и ржание лошадей, быстрое, стремительное движение колесниц (ст. 2), а затем является и самый неприятель: стройными и бесчисленными рядами несутся всадники, блистая мечами, как пламенем, и копьями, как молниями (3а), а в конце всего выступает новая ужасная картина, как следствие предыдущей: пророк видит страшное место кровопролития и на нем - сначала множество павших, смертельно раненных и лежащих в предсмертной агонии, а затем - целые груды трупов, бесчисленное множество тел, о которые нельзя не споткнуться (3b). Так исполнится над "городом кровей" непреложный закон Божия возмездия за всякое убийство (Быт 9.6), тем более за целое море пролитой крови.

4 - 7 От изображения вины Ниневии в разного рода убийствах и кровопролитиях и наказания ее за эти преступления, пророк переходит к изображению другого рода преступлений Ниневии - "блудодеяния", евр. зенуним, LXX πορνεια, Vulg. fornicationes. Это выражение, как и весь вообще образ, под которым в ст. 4-м представлена Ниневия, может быть понимаемо двояко: в более узком, специальном смысле - применительно к пророческому воззрению на отношения Иеговы к Своему народу - Израилю, как на отношения брачного союза (Иез 16.8; Ос I-III гл), и на отпадение израильтян от истинного Бога и уклонение к идолопоклонству (Иез 16.30-31; Ос 1.1 - Ос 3.1) - в смысле идолопоклонства - и в смысле более широком. В первом смысле понимает рассматриваемое выражение блаженный Федорит, когда причиною гибели Ниневии называет "идольскую прелесть и великое непотребство" ее (с. 16); равным образом, по блаж. Иерониму, "Ниневия будет наказана за то, что она блудодействовала со многими народами и чтила идолов всего мира, который она подчинила себе" (с. 291), но такое специальное понимание рассматриваемого термина в отношении Ниневии, строго говоря, не может иметь применения, так как заветных отношений между Иеговою и языческими народам (наподобие завета с Израилем), не существовало; притом собственно об идолопоклонстве Ниневии в рассматриваемом отделе (ст. 4-7) нет речи. Очевидно, рассматриваемое выражение должно иметь более широкий смысл, в котором, однако, элемент идолослужения может не отсутствовать, так как именем "великой блудницы" в Апокалипсисе (Откр 17.1 след. ) назван Вавилон, как тип язычества. Таким образом, название блудодеяния в рассматриваемом месте может означать вообще "безбожную жизнь ассириян, которые не имели Бога в сердце своем и, увлекаясь собственными страстями, в сущности любили только самих себя и в своих отношениях к другим руководились своим самолюбием, которое всегда прикрывается личиною любви и под покровом ее ищет удовлетворения собственной похоти: так блудница расточает только притворно свои ласки другим и под этими ласками скрывает лишь заботу о своих личных выгодах. Такова была Ниневия, которая всеми хитростями и коварными договорами привлекала к себе народы и подчиняла их своей власти" (Симашкевич, с. 250-251). С этой стороны, обольстительная тактика Ниневии была слишком известна Израилю, горьким опытом многократно испытавшему всю обманчивость расточаемых ею ласк и даваемых ею благоприятных обещаний (такова была деятельность Феглафелласара (Тиглат-Пилезера, 2Пар 28.20-21; 4Цар 16.7-8; Ис 7.18-20; Салманасара - 4Цар 18.13-17; и Сеннахерима Ис 36.1; 4Цар 18.1). Средствами для цели у блудницы, Ниневии, были: блестящая внешность и видимость непобедимого могущества и, кроме того, нарочитые средства магического свойства. А последствием всего этого было всеобщее порабощение ею всех окрестных племен и народов (ст. 4). При этом общем толковании греха Ниневии может быть допущено и более специальное, даваемое блаж. Феодоритом: "Живя в нечестии и беззаконии, казалась ты (Ниневия) славною и знаменитою для тех, кто не имеет прав судить о сущности вещей, и оставив Творца и Спасителя, Который покаявшуюся тебя [блаж. Феодорит, очевидно, имеет в виду помилование Ниневии вследствие ее покаяния после проповеди пророка Ионы] сподобил великого человеколюбия, предалась волхвованию и все делала волшебством... Не довольствуясь собственным своим нечестием, и подданных принуждала быть одних мнений с тобою" (с. 16).

Таково преступление Ниневии, а далее, ст. 5-7, указывается Божие наказание ей, по роду своему соответствующее характеру преступления, как и первое преступление, Ниневии - кровопролитие имеет вызвать соответствующее же отмщение (ст. 1-3). Обнажение и крайнее посрамление Ниневии-блудницы выражено у пророка в чертах резких, но не необычных и у других пророков (Ис 47.2; Иер 13.22,26; Иез 16.36-40; Ос 2.3) и, вообще, свойственных востоку. "Так как, - перифразирует мысль ст. 5-6 блаж. Иероним, - ты, Ниневия, продавала народы через блудодеяния свои и семейства через чарования свои, и, подобно, публичной непотребной женщине, раскладывала свои ноги для всякого, то Я сам приду для разрушения тебя, - Я не пошлю Ангела и не поручу другим суда над тобою. Я открою срамные части твои пред лицом твоим, чтобы пред глазами твоими было то, чего ты прежде не видела. Я покажу народам наготу твою и царствам бесчестие твое, чтобы те самые, которые блудодействовали с тобою, презирали тебя, издевались над тобою и позорили тебя, и ты будешь служить примером для видящих тебя. Все это излагается под образом (sub metaphora) женщины прелюбодейной, которая, быв уличенною, выводится пред народом и бесчестится пред глазами всех" (с. 295). По блаж. Федориту, все что говорится в ст. 5-6, "сказано в смысле переносном и взято с рабов, подвергаемых великому поруганию и бесчестию" (с 16). Ст. 7 указывает следствие поругания Ниневии и отношение к этому других народов. "Кто увидит, что Ниневия разорена и что она обращена в пример для всех, тот испугается, удивится и скажет: кто будет печалиться о тебе, кто может быть твоим утешителем? Пока ты была могущественною, ты, как жестокая властительница, не жалела старца, не обращала внимания на младенца, и не приготовила никого, как друга для времени твоей печали, потому что ты никого не хотела иметь соучастником в твоем царствовании" (блаж. Иероним, с. 297).

8 - 10 Чтобы устранить всякое сомнение в возможности изображенного пророком - совершенной гибели Ниневии (ст. 1-3) и крайнего унижения ее (ст. 4-7), что являлось особенно необходимо ввиду глубокой самоуверенности Ниневии, почитавшей себя неприступной, непобедимой (Наум 2.11; ср. Соф 2.15), пророк указывает на гибель под ударами ассирийского оружия еще более могущественного, чем Ниневия, города Верхнего Египта - Но, иначе Диосполиса (Onomast. 390), по принятому в науке мнению, Стовратных Фив (Иер 46.25; Иез 30.14-15) с знаменитым прорицалищем бога Аммона. Именно к этому знаменитому городу древности подходят указанные в ст. 8 след. признаки. Город Фивы в Верхнем Египте был столицею, как Мемфис в Нижнем. Еще во времена Гомера он славился величайшим могуществом и несметными сокровищами (Илиад. IX. 381-383), давшими ему название первенца городов мира (Diod. Sicul. II, с. 2, § 4). Он именно, - на что указывается в ст. 8, - лежал по обеим сторонам Нила, между протоками и каналами этой священной для Египтян реки, так что, подобно неприступной крепости, был окружен водами, как стенами.

Напротив, нельзя видеть в Но-Аммоне ни Александрии [Vulg.: numquid es melior Alexandria populorum. Чтение первой половины ст. 8 у LXX и слав. темно и непонято. слав.: уготовит часть, устроит струну, уготовити часть Аммону] (мнение, основанное на халдейском переводе и свидетельстве блаж. Иеронима, см. с. 299-300), ни так называемого малого Диосполиса в Нижнем Египте: к каждому из этих городов указанные в ст. 8 черты мало подходят, притом сравнение всемирно известной Ниневии с незначительным городом, как Диосполис малый, было бы странно и недоказательно. Для великого же Диосполиса, или Фив, характерно уже названием городом Аммона - от храма бога этого имени, построенного Рамзесом I, фараоном XVIII династии. В ст. 9 пророк, продолжая речь, высказывает мысль, что город Но-Аммон был крепок не только неприступностью своего естественного положения и не только собственным могуществом, но и своими многочисленными и тоже могущественными союзниками и защитниками, называемыми здесь в направлении с юга на север с уклонением затем на запад, именно жители страны Куш или Хуш - Эфиопии (Быт 2.13; 4Цар 19.9, см. примеч. к последнему месту - Толков. Библ. II, с. 549) и Мицраима - Египта (в самом названии последнего - в двойств. форме заключается указание на две составные части страны: Египет Верхний и Египет Нижний). Наряду с египтянами и эфиоплянами, как главными союзниками и защитниками Но-Аммона, называются еще Фут-Копты или мавритане (Иос. Флав. Иуд.Древн. 1:6, 2) и Лувим - Ливийцы (обычно в Библии упоминаемые вместе с Мицраимом и Хушем. 2Пар 12.3; 2Пар 16.8; Дан 11.43). С изображенным могуществом Но-Аммона в резком контрасте бедственная судьба его и жителей по взятии и разорении города, пленении и крайнем унижении его жителей - ст. 10. Пророк, очевидно, говорит о недавнем и еще свежем в памяти ассириян и иудеев взятии Но-Аммона или Фив, именно совершенном ассирийским царем Асаргаддоном, сыном Сеннахерима (пленителем Манассии 2Пар 32.11), именуемым на ассирийских памятниках не просто царем, но и завоевателем Мицраима и Хуша (см. у Симашкевича, с. 27:6-284). Напротив совершенно неприемлемо мнение блаж. Феодорита, блаж. Иеронима и некоторых новых толкователей, видящих в ст. 10 указание (или собственно пророчество) о конечном разрушении Фив Камбизом, в 525 г. до Р. Х. Разительность события пророк усиливает еще тремя картинами варварства завоевателей города Но-Аммона, причем, так как завоевателями этого города, так жестоко расправившимися с его жителями, были ассирияне, то эти новые штрихи целой ужасной картины могли, по намерению пророка, усиливать возвещаемое им возмездие Ниневиии всей Ассирии, еще раз указывая на полную справедливость и заслуженность ожидающей их кары (обычность подобных картин во время войн и завоеваний на востоке доказывается сравнением напр. 4Цар 8.12; Ос 10.14; Ис 13.16; Пс 13.9; Суд 5.30; Втор 20.1; Суд 16.21 и др.);

11 - 13 Совершенно подобная участь неотвратимо ожидает и Ниневию. Ей предстоит принять из рук Божиих и выпить чашу гнева Божия (ср. Пс 74.9; Иер 25.15-17; Иер 51.7; Авв 2.16 и др.). "Как упоению какому предана будешь бедствию и устремляясь туда и сюда, станешь искать какого-либо избавления от обдержащих зол, но не найдешь... Подобно смоковницам, колеблемым ветром, с которых легко спадают и незрелые смоквы, будешь ты лишена жителей: мужественные твои воины, объятые страхом, ничем на будут отличаться от жен; но без усилия отворятся врата твои, когда огонь истребит вереи, и, как поток, вторгнутся в них сопротивные" (блаж. Феодорит, с. 18). В ст. 11 знаменательно выражение "ты будешь сокрыта" теги наалама: удивительно точное исполнение этого пророчества можно видеть в том, что развалины некогда славной, всемирно известной Ниневии скоро после рокового события 606 года, действительно, пришли в забвение и долго оставались совершенно неизвестными миру, а в настоящее время, с установлением местонахождения древней Ниневии, развалины ее все же представляют печальную картину бесследно и безвозвратно погибшего, совершенно уничтоженного и всеми презренного величия. В ст. 12-13 показывается легкость и беспрепятственность завоевания и падения Ниневии, неизбежность и несомненность чего была показана в ст. 8-11. Палестинский колорит носит употребленное в ст. 12 сравнение укреплений Ниневии скороспелыми смоквами биккурим: этот род смокв поспевал не только в июне, но и еще ранее (Мк 11.13), тогда как обычным сезоном собирания смокв является лишь конец августа; они держатся на дереве весьма непрочно и легко отпадают (Ис 28.4; Ос 9.10; Мих 7.1; Иер 24.4). Так и все твердыни Ассирии попадут в руки неприятелей без усилий с их стороны. Первая половина 13 ст. объясняет причину легкости завоевания Ниневии и всей страны - решительным упадком мужества в войске: воины ассирийские по унынию и трусости будут подобны женщинам (ср. Ис 19.16; Иер 50.37; Иер 51.30). Во 2-й половине стиха не только еще раз указывается на легкость завоеваний самых главных твердынь Ассирии, но и оказывается самый образ гибели последних, именно необыкновенная быстрота роковой катастрофы: "врагам твоим настежь откроются ворота земли твоей, огонь пожрет запоры твои". В последних словах видят указание на обычай ассириян - при осаде городов и крепостей употреблять зажженные факелы с целью зажечь дверные запоры и таким образом открыть доступ в осаждаемый город; таким же образом имеют поступить с ними.

14 - 17 Как выше в гл. II ст. 1, евр. 2, так и здесь, ст. 14, пророк с горькою ирониею советует Ниневии напрячь все силы, употребить все средства защиты города против осаждающих врагов, но все эти усилия и меры будут совершенно бесплодны, ст. 15-17. Общую мысль этого отдела блаж. Федорит выражает так: "Не полагайся на сии твердыни, ибо никакой не окажут тебе помощи, но, подобно брению, которое для делания из него плинф топчут вместе с плевелами, и ты будешь попираема наступившими на тебя врагами: город сожгут, а вас жителей поражать будут всякого рода стрелами, как саранчу и мшицу вконец истребят всех вас; богатство же, которое собрали вы отовсюду, и которое также нелегко исчислить, как звезды небесные, возьмут неприязненные" (с. 18-19). В ст. 17 по евр. подлиннику стоят два слова: миннезарим и тифсарим, филологический состав, этимологическое образование и точное значение которых определить трудно. Иудейские толкователи (напр. Абарбанел) производили миннезарим от евр. незер диадема, передавали значение этого термина так: principes, quorum capitibus diadema et corona inest. В новое время Гезениус, Кёниг и др. сближали это слово с словом назир, князь, посвященный, назорей. Но, по более принятому в науке мнению (leremias, lensen, Zimmem), и миннезарим и тифсарим - оба ассирийского корня и являются названиями важных военных должностей или чинов в ассирийском войске; прототипом первого считают ассир. massaru (tanzaru) "стражи", а второго - ассир. dupsarru (tupsams) "писцы". Так или иначе, но сравнение ассирийских военачальников с саранчою и мошками (ст. 17) указывает одновременно - и на чрезвычайное их множество, и на особенную быстроту, с какою они исчезнут, не доставив Ниневии никакой защиты.

18 - 19 Оканчивая вещания своего пророческого "бремени" на Ниневию, пророк еще раз возвращается к мысли о неизбежном, по суду Божию, роковом конце Ниневии. Обращаясь в лице царя ассирийского ко всему гордому Ассуру, пророк возвещает ему грядущий мертвенный покой на его территории, именно: беспробудный вечный сон смерти ожидает всех представителей, вождей и начальников ассирийского народа, имеющих пасть от вражья меча в самой первой схватке с неприятелем; воины, оставшись без вождей, побегут, а вслед за войском побегут и рассеются по горам, как овцы без пастыря, и все жители Ассирии (ср. 3Цар 22.17; Зах 13.7; Иез 34.6). С тем вместе совершенно прекратится и политическое бытие могущественной всемирной ассирийской державы. И это падение Ниневии вместе с гибелью всего государства, несмотря на весь свой трагизм, вызовет у окружающих народов не скорбь, сострадание и сожаление, а изумленную радость и чувство глубокого удовлетворения по поводу погибели жестокой властительницы мира - Ниневии, не принесшей им ничего, кроме великого зла и вреда. "Припоминая бедствия, какие терпели от тебя, обрадуются, что и ты терпишь тоже, и будут рукоплескать" (блаж. Феодорит, с. 20).

Грозное пророчество Наума о судьбе Ниневии со всею точностью исполнилось в разрушении Ниневии, а с нею всей Ассирии, соединенными силами мидян и вавилонян. Краткое, но точное свидетельство об этом важном мировом событии читается в книге Товита (Тов 14.15); свидетельство это подтверждается сличением аналогичных свидетельств классических писателей - Геродота, Абидена, Александра Полигистора, Ктезия, особенно же - данными открытой в 1894 году надписи Набонида, где указана и хронологическая дата разрушения Ниневии и гибели Ассирии - 607-й или 606-й год до Р. X, - дата, которую в настоящее время можно признать общепринятою в науке, (Ср. у Симашкевича, с. 324-341; у проф. Н. М. Дроздова, О происхождении книги Товита Киев. 1901, с. 515-527; ср. Толков. Библия, т. III, с. 691-692).