Неудовольствие Аарона и Мариами против Моисея. — Подтверждение богоизбранничества пророка. — Проказа Мариами. — Исцеление.

1 Под «эфиоплянкой», женой Моисея, одни разумеют Сепфору, дочь мадианитянина Иофора, так как-де земля мадианитян находилась в смежности с землей эфиопского племени омиритов или савеев (3Цар 10.1; Лк 11.31) и могла также называться эфиопской (блаж. Феодор., Толк. на кн. Чис., вопр. 22). Другие, основываясь на данных Иосифа Флавия (Иуд.Древн. 2:10, 2), разумеют дочь эфиопского царя, на которой будто бы женился Моисей еще будучи при фараоновом дворе, после одного блестящего похода против Эфиопии. Третьи разумеют кушитку, жительницу южной Аравии, взятую Моисеем после предполагаемой смерти Сепфоры, во избежание родственных связей в Израиле.

2 Очевидно, что «эфиоплянка» послужила лишь поводом для Аарона и Мариами выразить Моисею чувства их оскорбленного честолюбия: последнее не могло мириться с исключительным положением в народе их брата.

Требовалось особое подтверждение богоизбранности Моисея.

3 Существует мнение, что данный стих приписан И. Навином при окончательном пересмотре им рукописи кн. Числ, — подобно тому, как сделана им приписка в конце кн. Второзакония (Втор 34).

10 «Так как прокаженный, — замечает блаж. Феодорит, — по закону признаваем был нечистым, а Аарон был корнем и основанием священства, то, чтобы укоризна не пала на весь род, Бог не подверг его такому же наказанию, но устрашил и вразумил наказанием сестры» (Толк. на кн. Чис., вопр. 23). Из следующего стиха видно, что Аарон действительно понял свой проступок.

15 «Семь дней» — согласно установленному законом карантину для оскверненных прикосновением к трупу и только что очистившихся от проказы (Лев 13.1; Лев 14.8–10; Чис 19.16).