1-7. О мудрости и глупости вообще. 8-19. Более частное изображение мудрых и глупых, главным образом со стороны различия их жизненного жребия. 20-27. О богатстве и бедности в их причинной связи с мудростью. 28-35. Параллельное изображение мудрых и глупых, богатых и бедных, наконец, господ и слуг.

1 - 7 Конкретным проявлением мудрости является мудрая, созидающая дом жена, а таким же примером глупости - безумная жена, расстраивающая свой дом и все его благосостояние собственными руками (ст. 1, сн. Притч 12.4). Далее противополагаются - страх Божий, ведущий человека прямыми путями, и дерзкое пренебрежение памятью о Боге, соединяющееся с хождением кривыми путями (ст. 2), - высокомерие речи безумных и скромность речи мудрых (ст. 3. Ср. Притч 12.6), - свидетели истинный и ложный (ст. 5, сн. Исх 23.1; Притч 12.17), недоступность мудрости людям, лишенным страха Божия, и полная доступность ее для исполненных страха Божия и чистых сердцем (ст. 6), почему и дается совет устраняться от глупого, у которого нечему научиться (ст. 7). Вне видимой связи с общею мыслью рассматриваемого отдела стоит хозяйственная заметка ст. 4, имеющая, по-видимому, цель научить человека - не переоценивая значения богатства (ср. Притч 10.15; Притч 13.8), сообразовать попытки умножения имущества с распространением орудий производства и вообще жизненных средств.

8 - 19 Здесь безраздельно и без строгого различия излагаются внутренние и внешние свойства и отношения мудрых - благочестивых и глупых - нечестивых. Противопоставляются - ведение мудрым пути своего и блуждание безумного на жизненном пути (ст. 8), кощунственное отношение последнего к идее греха и искупительной жертвы и благоволения во всех действиях этого рода у праведника (ст. 9), качество пути праведных и нечестивых и конечная судьба тех и других (ст. 11-12; 14-19). Попутно вставляются замечания: 1) о недоступности внутреннего мира человека, его радостей и горя, стороннему свидетелю или наблюдателю (ст. 10) и 2) безотрадное, почти пессимистическое наблюдение, что всякая радость, счастье таит в себе зародыш печали, несчастия (ст. 13).

20 - 27 Из двух стихов - 20 и 21, в первом указывается частое, хотя и не нормальное с нравственной точки зрения, явление - дружба лишь по видам корысти, - а во втором проводится моральное воззрение на этот пункт. Далее следуют сентенции: о гибельности злоумышления против ближнего и о благотворности доброжелательства (ст. 22), о пользе труда и о вреде празднослова (ст. 23), о богатстве, как уделе мудрых, и скудости, постигающей безумного (ст. 24), о спасительности истинного свидетельства и пагубности лжесвидетельства (ст. 25); наконец, в связи с последним, а вместе с содержанием целого отдела, говорится о страхе Божьем, как источнике всякого блага жизни и самой жизни (ст. 26-27).

28 - 35 Содержание отдела отчасти затрагивает область государственной жизни, указывается благо царя в многочисленности подданных его и несчастие - в малочисленности их (ст. 26); определяется основной закон возвышения и унижения народов - правда (ст. 34); царь представляется идеальной силой, как бы совестью народа, по справедливости награждающей благие деяния и карающей нечестие (ст. 35). С другой стороны и главным образом оттеняется значение и благо личной добродетели, и зло ее противоположности - нечестия, - так противопоставляются: долготерпение и раздражение (ст. 29), кротость и зависть (ст. 30), конечная гибель нечестивого и надежда на спасение у человека благочестивого (ст. 32). Высокое значение признается в особенности за делами милости, причем высказывается мысль, со всей ясностью повторяемая в Евангелии (Мф 25.36), что милосердие или немилосердие человека к ближнему Бог благоволит принимать и вменять Себе Самому (ст. 31, сн. Притч 17.5).