1-16. Увещания к приобретению и хранению доброго имени. 17-21. Призыв внимать словам мудрых. 22-29. Наставления частью нравоучительного, частью практического свойства.

1 - 16 Охранение своего доброго имени рекомендуется у Премудрого (ст. 1 дал.) в том же смысле - безусловного превосходства этого нравственного блага пред ценностями материальными (Сир 41.15, ср. Еккл 7.1). Доброе имя приобретается более всего деятельной любовью к ближнему, благотворительностью ему: отсюда на первом месте ставится долг богатого помогать бедному, причем мотивом благотворительности указывается то, что и богатый, и бедный - равно создания одного Бога (ст. 2, сн. Притч 14.31; Притч 17.5; Иов 31.15), и Им поставлены на одном жизненном пути. Воздается хвала жизненному благоразумию (ст. 3 и 5) с осуждением неразумия, но особенно превозносится смирение и страх Божий - с указанием благодетельных плодов того и другого в самой внешней жизни человека (ст. 4). Затем, в ст. 6-12 раздельно называются добродетели, которыми охраняется и созидается доброе имя. Здесь, прежде всего, оттеняется громадная важность воспитания и обучения юноши именно с самого раннего возраста (ст. 6). В Мишнич. трактате Авот (IV, 20), в соответствии с этим говорится: "Кто учит ребенка, чему подобен? - пишущему чернилами на новой бумаге; а кто учит старого, чему подобен? - пишущему чернилами на чищенной (от прежнего письма) бумаге". Затем, упомянув о различии в житейском быту богатых и бедных (ст. 7), Премудрый указывает что богатством и вообще благосостоянием можно пользоваться как к добру так и к злу. В последнем отношении называются: страсть к раздорам и деланию всякого рода зла (ст. 8, "сеять неправду, зло", как и "сеять правду" - обычный библейский образ: Иов 4.8; Притч 11.18; Ос 10.12), кощунство (ст. 10) и вероломство (ст. 12). На другой стороне ставятся - благотворительность (ст. 9), чистосердечие (ст. 11) и разумность (ст. 12).

Наконец, отрицательную сторону речи о добром имени составляет предупреждение от пороков лености (ст. 13 - здесь дан образец бессмысленной отговорки ленивого, сн. Притч 26.13), распутства (ст. 14, сн. Притч 2.16; Притч 5.3; Притч 6.24, глупости (ст. 15) и жадности, соединенной с притеснением бедных (ст. 16).

17 - 29 Ст. 17-21 образуют введение к новой группе или новому собранию притчей, обнимающему вторую половину гл. XXII, и главы XXIII и XXIV. Притчи этого отдела отличаются пространностью, обнимая нередко несколько строк (3 стиха в Притч 23.1-3,6-8, 5 ст. - в Притч 23.31-35; Притч 24.30-34). Во введении, ст. 17-21, высказывается увещание к вниманию словам мудрых (ст. 17), отмечается их достоинство (ст. 18), главное значение - возбуждение надежды на Бога (ст. 19), и идейная сущность (ст. 20-21). В ст. 22-29 в трех двустишных притчах: а) осуждается и запрещается притеснение бедных (ст. 22-23); б) делается предостережение от близости и содружества с человеком гневливым (ст. 24-25); и в) снова настойчивое предупреждение против поручительств (ст. 26-27, сн. Притч 6.1 сл. ; Притч 17.18; Притч 20.16).

Преступление перенесения межи ближнего, не необычное в древнее время, считалось одним из самых позорных (ср. Втор 19.14; Притч 23.10). В ст. 29 указан редкий, но возможный в положении трудящегося случай - возвышение до степени ближайшего служения царю.