1-3. Премудрый будет поучать слушателей, как детей, точнее будет учить своих собственных детей и всех других тем наставлениями, которые некогда слышал от своих родителей, особенно от отца. 4-9. Сущность наставлений отца Премудрого - увещание к мудрости с указанием благ ее. 10-19. Предостережение от уклонений на путь нечестия. 20-27. Настойчивое увещание не забывать отеческих заповедей.

1 - 3 Учение мудрости и благочестия, преподаваемое Премудрым, имеет тем большую силу истинности и обязательности, что оно не есть лишь достояние и произведение единичной личности учителя, но получено им в наследие от предков, ближе всего от его родителей, у которых он был нежно любимым сыном (ст. 3). Традиция (παραδοσις των πατερων) возвышала авторитет всякого учения мудрости (ср. Иов 8.8 сл. ; 15:18 сл. ; Сир 8.9; Сир 16.5; Сир 31.12). Тем более Соломон мог прибегнуть к такому приему увещания, что уже в начале речи (Притч 1.8) он упомянул о долге послушания заветам отца и матери. Здесь (ст. 1) и ниже (Притч 5.7 и Притч 7.24) обращение не к "сыну", а к "детям", так как в своей воспитательного характера речи Премудрый ссылается на собственный пример и "сыном является сам Соломон" [Соломон не был "единственным" сыном матери своей, т. е. Вирсавии: по 1Пар 3.5 у Давида от Вирсавии было четыре сына (включая Соломона). Отсюда во многих древних еврейских кодексах (у Кенник, и Росси) выражение ст. 3: лифне-имми, пред лицом матери моей, заменяется другим выражением: ливне-имми, сыновьям матери моей, т. е. братьям или среди братьев, причем и сл. яхид будет обозначать не единственного (как в Вульг. и русск.). а "возлюбленный", LXX: αγαπωμενος ]. Чему учил Премудрого отец его, об этом говорится ниже со ст. 4.

4 - 9 Увещания отца (Давида, по LXX, слав. - и матери: 'ελεγον και εδιδασκον με, иже глаголаша и учиша мя) Соломону, и по содержанию и по характеру сходны с увещаниями самого Соломона к юношеству, рассеянными по всей книге Притчей. Главным предметом речей и наставлений Давида Соломону (ст. 4 сл. ; ср. 1Пар 28.9), как и самого Соломона слушателям его, был закон Божий, заключающийся в Пятокнижии Моисеевом; но затем, воспринятый умом человека. Закон должен быть прилагаем к его жизни и деятельности, а это требует особенной "мудрости" (хокма), особенного "разума" (бина) и отеческое наставление Соломону неоднократно завещает "наподобие выкликов торговца, предлагающего свой товар", по выражение Умбрейта (ст. 6; ср. ст. 8б), стремление к мудрости и неуклонную верность ей (ст. 5, 7; ср. Притч 3.14). Мудрец здесь сравнивается с любимой женой (ср. Сир 15.2), которая охраняет возлюбленного мужа от всяких бед; представляется высочайшим благом, ради которого надо жертвовать всеми иными благами: "главное - мудрость; приобретай мудрость, и всем имением твоим приобретай разум" (ст. 7). Ст. 8-9 говорят о благотворных и привлекательных плодах стяжания мудрости (ср. Притч 1.9).

10 - 19 Продолжая изображать блага следования путями премудрости, Давид теперь вместе с тем предостерегает Соломона от уклонения на пути нечестия (ст. 14-19).

Наставления о путях премудрости становятся более специальными - указывают самый характер жизненного следования путями премудрости; премудрость открывает для ревнителя ее долгоденствие (ст. 10) и правильное течение жизни - благоприятные жизненные условия (ст. 11) и отсутствие непреодолимых преград на жизненном пути (ст. 12). Переходя затем к новой группе наставлений - предостережений, Давид еще раз усиленно призывает (ст. 13) сына к неослабному хранению его наставлений мудрости, так как в них заключается истинная жизнь для соблюдающего их, - призывает ввиду опасных для юноши соблазнов. Дальнейшее изображение (ст. 14-17) пути нечестивых имеет не мало общих черт с характеристикой их в 1-19. Если пути нечестивых, способствуя безмерному расширению и усиленно низменных страстей человеческой природы, навсегда лишают человека мира душевного и спокойствия и на каждом шагу готовят ему всякие опасности (ст. 16-17, 19), то, напротив, путь праведных или нравственное поведение их сравнивается (ст. 18) со светом восходящего и постепенно приближающегося к полудню солнца (ср. Ис 60.3; Ис 62.1; Ис 2.5; Притч 6.23; Притч 28.5), как солнечный свет начинается с появления утренней зари, постепенно усиливается и к полудню достигает своего наивысшего напряжения, так, подобно этому, и жизнь праведных представляет ряд постепенных успехов в деле нравственного преуспеяния: по мере движения их на жизненном пути, жизнедеятельность их становится все чище и светлее (ср. Мф 5.16), от низшей ступени нравственного совершенства они восходят к высшей, пока, наконец, не достигнут состояния, о котором предрек Спаситель: тогда праведницы просветятся, яко солнце, в царствии Отца их, Мф 13.43 (см. у еп. Виссариона, с. 56-57).

20 - 29 Снова (ст. 20) слушатели побуждаются (ср. Притч 3.21; Притч 2.2 и др.) к особенно внимательному восприятию наставлений мудрости, которые для исполняющих их являются не только питающими и поддерживающими истинную жизнь духа, но также благотворными для самого тела (ст. 22: мысль подобная выраженной в словах Апостола, "благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей", 1Тим 4.8). Но чтобы человек получил надлежащую устойчивость в добре и неодолимость со стороны приражений зла, всякому ревнителю мудрости - благочестия необходимо со всею тщательностью, более всяких других сокровищ, хранить свое сердце (евр. лев): "потому что из него источники жизни" (евр. тоцео хаим, LXX: εξοδοι ζωης). Сердце, по библейскому представлению служит центром, средоточием как физически органической природы человека (Пс 21.27, Пс 101.5; Ис 1.5; Иер 4.18), так и душевной и духовной жизни его (Пс 83.3; Иер 11.20 Иер 17.10), частнее - не только разного рода ощущений, чувств и эмоций (Притч 31.11; Притч 5.12; Притч 13.12; Суд 16.15), но и высших обнаружений духа, как то: решений воли (1Цар 14.7; 3Цар 8.17 и др.), ведения и силы разумения (3Цар 10.2 Суд 16.17; Притч 17.16; Притч 15.14; Притч 7.7; Притч 9.4), наконец, как центр и носитель нравственной жизни (Пс 50.12; 3Цар 3.6; 3Цар 9.4; Притч 7.10 и мн. др.). В этом последнем значении ветхозаветно-библейское "сердце" ближе всего подходит к христианскому понятию "совесть"; в этом смысле, в смысле чистого нравственного сознания (ср. новозаветное αγαθη συνειδησις 1Тим 1.5,19; 1Пет 3.16), сердце употреблено и здесь Притч 4.23 (ср. Пс 50.12; Иов 27.6; 1Цар 25.31), как показывают и дальнейшие стихи 24-25, предостерегающие от всякого лукавства, от всякого лицемерия и под. (ср. Притч 6.13; Притч 10.10; Притч 16.30; Сир 27.25, сн. Мф 6.22-23), чем извращается нормальное течение нравственной жизни, регулируемой доброй совестью. Только при условии неповрежденности последней, пути нравственной жизни человека могут быть тверды (ст. 26. Сн. Пс 108.133; Евр 12.13). Ст. 27 представляет сжатое обобщение всех отеческих увещаний к пути мудрости и добродетели и по форме выражения напоминает подобное же увещание законодателя Моисея, Втор 5.32. LXX удлиняют этот стих сравнительно с еврейским текстом словами: οδους γαρ τας εκ δεξιων οιδεν ο θεος, διεστραμμενοι δε εισιν αι εξ αριστερων αυτος δε ορθας ποιησει τας τροχιας σου, τας δε πορειας σου εν ειρηνη προαχει. Прибавка эта имеется и в Вульгате, а равно и в славянском и русском - синодальном перев. кн. Притчей (в переводе архим. Макария слова эти отсутствуют). По мысли слова эти представляют повторение и развитие мысли ст. 26-27. Ввиду устойчивости разных код. греческого текста в передаче этого добавления, а также ввиду авторитета Вульгаты, можно думать, слова эти могли находиться и в том еврейском оригинале, с которого был сделан перевод LXX-ти (ср. Franz Delitzsch. Das Salomonische Spruchbuch. Leipzig. 1873, s. 39).