1-6. Вступительное увещание к хранению заповедей Божиих и вообще к стяжанию мудрости, как оплоту против обольщения женою прелюбодейною. 6-9. Образ неразумного юноши. 10-20. Блудница ласками и лукавыми обещаниями прельщает неразумного. 21-23. Последствия обольщения. 24-27. Заключительное увещание.

1 - 5 Общее введение к последующему увещанию против увлечений соблазнами распутной жены имеет и в содержании и в форме много общего с прежними подобными же вводными замечаниями Премудрого (Притч 1.8; Притч 2.1; Притч 6.20; частнее ср. ст. 2 и Притч 4.4; ст. 3 и Притч 3.3). В тексте LXX слав. в начале ст. 2 есть добавление: υιε, τιμα τον Κυριον, και ισχυσεις, πλην δε αυτου μη φοβου αλλον, сыне, чти Господа, и укрепишися! кроме же Его не бойся иного. Хотя эти слова и не встречаются в других переводах, и, на первый взгляд, как бы несколько прерывают течение речи, однако, ввиду аналогичных мест книги Притчей (Притч 1.7; Притч 3.7), возможно что эти слова были и в еврейском оригинале, бывшем у LXX.

Наставление в ст. 4 - назвать мудрость сестрою, а разум - родным (свойственником) характерно как вообще для семитического образа представления отношений между лицами и предметами (напр., Иов 17.14; Иов 30.29); но и особенно для ветхозаветно-библейского учения о премудрости (сн. Прем 8.2; Сир 15.2): мудрость должна стать возлюбленным другом искателя ее, предметом его любви и вожделения. Цель мудрости, - без сомнения, благоустроение всей жизни человека, но здесь (ст. 5) указывается лишь одна из целей и одно из проявлений мудрости: мудрость дает возможность ревнителю ее устоять против обольщений прелюбодейной жены.

6 - 9 Совершенно противоположен правилам мудрости образ действий юноши безумного: он вовсе не держится предписываемых мудростью правил - удалять путь свой от жены прелюбодейной и не приближаться к двери дома ее (Притч 5.8), или - изгонять из сердца всякое похотливое увлечение красивой внешностью блудницы (Притч 6.5); напротив, он намеренно направляется к дому ее (Притч 7.8), видимо исполненный похоти к ней и преступных намерений, удовлетворению которых (содействует случай предвиденной, быть может, встречи (ст. 9, по-видимому, указывает на то, что юноша усиленно искал приключений) с женой блудницею, обольстительные приемы которой сейчас изображаются, ст. 10-20.

10 - 20 Если в гл. V беспорядочной прелюбодейной любви противопоставлялись блага любви к единой законной жене: если в Притч 6.20-35 преподавались увещания о подавлении главным образом внутренних нечистых сердечных движений, как корня и начала греха нецеломудрия, то здесь, гл. 10-20, дается подробное, конкретное изображение отвне приходящих соблазнов к нарушению седьмой заповеди десятословия, особенно же подробно изображается сама виновница мужских падений - прелюбодейная жена. Чрезвычайно конкретный образ ее смущал и еврейских и христианских толкователей книги Притчей, из которых первые даже склонялись, ввиду этого, к исключению книги Притчей из канона, а некоторые древние христианские толкователи пытались объяснять образ блудницы Притч 7.1 в аллегорическом смысле - безумия, нечестия, в противоположность изображаемой в гл. VIII-IX Премудрости Божией. Но хотя и нельзя отрицать возможности этого аллегорического понимания, однако, и непосредственное буквальное понимание рассматриваемого отдела вполне согласимо с боговдохновенностью книги Притчей, ибо цель картины, ст. 10-20 гл. VII - поучительная: Премудрый путем этого конкретного образа желает возбудить в ученике своем отвращение к соблазнам прелюбодеяния и внушить стойкость в целомудрии. Прелюбодейная жена является на улице в одежде блудницы, с покрывалом (LXX: ειδος εχουσα πορνικον, Vulg.: omatu meretricio, ст. 10), чтобы не приняли за замужнюю женщину (ср. Быт 38.14 сл. ; Толков. Библ. т. I, с. 216). Бесстыдство, коварство лукавство обнаруживаются во всех действиях и жестах жены (ст. 11-13); особенно же в словах ее. Желая придать приглашению своему невинный вид, она поводом к приглашению выставляет (ст. 14) религиозное торжество - принесение у нее мирной жертвы всегда соединявшейся с пиршеством (Лев 7.11 сл.). Затем, завлекая юношу в свои сети, говорит (ст. 15-18) о роскошной обстановке предстоящего пиршества и плотских удовольствий, а последнее возможное колебание юноши побеждает упоминанием о долговременной отлучке своего мужа из дома (ст. 19-20).

21 - 23 Хитрые речи блудницы, хорошо рассчитанные на податливость чувственной природы человека, особенно юноши, увенчиваются успехом; после некоторых колебаний юноша безвольно отдается в руки губительницы и предается животным наслаждениям, губящим и тело и душу.

24 - 27 Тем убедительнее являются заключительные увещания избегать соблазна всякого вообще вида прелюбодеяния, конечные результаты которого всегда одни и те же; временная и вечная гибель.