Непосредственно за искренним, воодушевленным и трогательным изображением Промысла Божия в судьбе человека, в нравственном мире, Давид рисует и высоко поэтическую картину промыслительной деятельности Бога в жизни мира физического.

Благослови, душа моя, Господа, благого Творца и Промыслителя над миром. Ты сотворил свет, облако, огонь и все стихии физического мира (первый и второй дни творения, 1-4); образовал воду и землю, и той и другой назначил пределы (5-9); Ты произвел источники, растения и животных (10-13); Ты создал нужное для питания скота и человека, и всему существующему назначил соответствующие места обитания (14-18). Днем и ночью воды и земли полны жизни и движении (19-26) и все существующее живет и питается Твоими дарами и поддерживается Твоей милостивой силой (27-32). Буду всегда петь Господа и да не будет более беззаконных на земле (33-35).

1 - 4 Господь велик во всем своем творении; все предметы видимого мира говорят о Его "величии и славе", т. е. своим существованием, красотою и разнообразием они безмолвно восхваляют Господа, являясь величественным внешним выражением Его силы. Свет - является как бы Его одеянием, небо - шатром, раскинутым над всей землей; Ты обитаешь над водами ("горние чертоги" - верхняя комната, самая почетная в еврейских домах); управляешь облаками, по которым ходишь (древние в тучах видели образ явления Бога), как и по ветрам так, как человек по земле. Стихии мира, напр., ветер и огонь, являются такими же быстрыми и точными исполнителями Твоей воли, как и ангелы. Здесь указания на многочисленные чудеса, совершаемые Богом при посредстве внешней природы, напр., через землетрясения, грозы, огонь и т. п.

5 - 9 Изображается кратко история творения земли. Земля утверждена Богом непоколебимо: ничто уничтожить и обратить ее в прежнее хаотическое состояние не может, хотя в начале миросоздания твердая масса земли была окружена "бездною, как одеянием", так что вершины гор закрыты были водою. По творческому же повелению ("от прещения", "от гласа грома" - образы силы Божественного приказания) воды отошли от земли, обнаружились горы, и появились поля в назначенных им местах; воды же сосредоточились в определенных пределах, из которых они сами собой не могут вылиться.

10 - 13 Но земля не лишилась совершенно воды. В долинах и среди гор появились источники, дающие воду живущим там всяким зверям и диким ослам. Последние были многочисленны на Востоке и любили жить среди гор. Около водных источников появились и деревья, а на них гнездятся разноголосые птицы, оживляющие своим пением все горы и долины.

14 - 18 Земля производит хлеб, вино и елей человеку; на ней же появляются и сады при долинах, и роскошные кедры на Ливане; там же селятся птицы, выше всех гнездо свивает аист; на горах же живут серны, а среди камней укрываются зайцы. Таким образом - всюду жизнь и движение.

19 - 24 Солнце и луна исполняют данное Богом назначение, служить указателями времени, и солнце знает свой срок ("знает запад" - знает свой закат, когда перестает светить). Когда солнце прекращает светить, настает ночь, вместе с тем начинается и особенная жизнь; тогда хищные звери (львы) и все, селящиеся в дубравах (лесах и рощах) выходят искать себе соответственной их инстинктам и физическому строению пищи. С восходом же солнца они скрываются в логовищах; тогда выступает со своими дневными занятиями человек. Как величествен и премудр весь мир, так устроенный Богом и полный кипучей и разнообразной жизни в каждый момент дня и ночи!

25 - 26 Не безжизненно и море: там невозможно пересчитать всех гадов и разнообразных животных от малых до великих; там плавают корабли по поверхности воды, как громадные чудовища, свидетельствующие о великой силе творческого ума человека, а под водою играет левиафан (крокодил, см. 40 гл. кн. Иова), для которого не страшны ни другие обитатели вод, ни самая бездна морей.

27 - 30 Все это многообразие тварного нуждается в Боге, все ждут от Него пищи себе в нужное время, ее и дает им Господь. Но весь этот мир тварей неминуемо гибнет, когда Господь "сокроет лице", не дает им пищи, и возрождается, когда Господь "посылает свой дух", когда снова возвращает всему живущему свою милость.

Здесь выражено возвышенное учение о постоянном промышлении Бога над миром, своей силой и ниспосылаемыми Им дарами поддерживающего и питающего все тварное.

31 - 35 Пусть будет слава Богу от всего Его творения, которое да радует Его своим благоговением ("да веселится") к Нему, как всемогущему существу, второе так заботится ("призирает") о нем (тварном) и Который так всемогущ, что может сотрясти и уничтожить землю и воздымить горы, т. е. образовать вулканы. Давид заключает псалом желанием, чтобы это слабое изображение величия Божия было угодно Ему, и чтобы нечистое, греховное исчезло с земли и не оскверняло святости творения.

102-й псалом - пятый в шестопсалмии. Указавши и раскрывши ранее (Пс 87.1) тяжесть и гибельность отверженного от Бога состояния, Церковь здесь побуждает человека дорожить и заботиться о своем спасении, указывая словами этого псалма на великую любовь Бога к человеку, на Его долготерпение и снисхождение, дающее возможность каждому грешнику надеяться и искать Божественной помощи.

103-й псалом называется предначинательным, так как им полагается начало вечерни. Указанием на величие миросоздания и Промысл Божий над ним, всякий молящийся располагается к серьезному и внимательному отношению ко всему содержанию богослужения, как руководству для него со стороны Великого, всемогущего и любвеобильного Существа.

По силе языка, его точности, яркости и образности выражений, а отсюда и особенной рельефности изображения предмета речи, этот псалом многими древними и современными исследователями его считается выдающимся по своей художественности эпическим произведением во всей мировой литературе.

"Иов, пророки, Экклезиаст, и особенно псалмы, наполнены величественными описаниями". Псалом "Благослови, душа моя, Господа"... представляет шедевр этого рода... Гораций остается далеко позади этой поэзии (Шатобриан). "Можно сказать, что 103 псалом заключает в себе единственный эскиз мира" (А. Гумбольт).