Каждый стих данного псалма начинается от буквы евр. алфавита, почему он и называется алфавитным. Такой способ письма был довольно употребителен не только у евреев, но и вообще у восточных народов, представляя один из видов художественного построения речи, облегчающего ее запоминание.

Псалом написан во время гонений от Авессалома, на что указывает двойственность его содержания: с одной стороны, Давид называет своих врагов беззаконниками, незаслуженно преследующими его (3, 19), с другой - просит Бога о прощении своего греха, который он считает очень великим (7, 11-18). Другие части псалма, изображающие Давида одиноким, оставленным (16), только с небольшим количеством преданных ему лиц (19) и ввиду большой, угрожающей ему опасности (1, 20), соответствуют его положению при Авессаломе, во время бегства из Иерусалима.

Спаси меня, Господи, от врагов и научи меня следовать правде (1-6). Ты милостив, прости мои грехи и наставь меня (7-10). Очисти и спаси меня от окружающих врагов и тяжелых страданий, так как я надеюсь только на Тебя (11-21).

3 "Беззаконнующие втуне" - нападающие на меня без оснований, поводов к тому с моей стороны.

4 - 5 "Пути и стези" - это Божественные заповеди. Давид молит Бога о научении как этим заповедям, так и Его "истине", т. е. правде, закону. Под этим научением разумеется не внешнее усвоение тех заповедей, не простое лишь изучение писанного Моисеева закона, что для Давида не трудно было сделать, но развитие в себе внутренней силы неуклонного следования предписаниям закона, от которого, как Давид говорит ниже, он отступал. - "На Тебя надеюсь всякий день" - всю жизнь провожу в надежде на Тебя, т. е. при всех страданиях я только от Тебя ищу и жду помощи.

6 - 7 "Щедроты" и "милости", большею частью означают - первое слово - внешние выражения божественной любви к человеку в ниспослании ему материальных благ, а "милости" - духовных, напр., душевного спокойствия от сознания близости Бога, чистоты и возвышенности воззрений и т. п.

- "Грехи юности и грехи преступлений" - грех с Вирсавией. Давид сознает виновность и незаконность этого поступка, но называет его не намеренным и не сознательным нарушением Божественной заповеди, а плодом увлечения ("юности"), бессознательным. Этот грех был следствием временного господства над Давидом чувственного влечения, тем порывом, каким отдается юный возраст, когда еще не выработалась способность строгой оценки своих поступков и помыслов, но когда человеком руководит больше область чувствований, направляющая волю, а потому и поступки человека часто не в ту сторону, куда они направлялись бы, если бы были освещены разумом. Смотря по тому, что лежит в основании последних - возвышенные ли побуждения, или низменные - соответственными являются и поступки, то как подвиги героизма, самопожертвования, или наоборот, грубого эгоизма и низменных страстей. Таким порывом, затемнившим в Давиде сознание и оценку делаемого, и был его поступок с Урией и Вирсавией. Выяснение Давидом внутренней, психологической стороны своего греха не было однако ж попыткой самооправдания и выражением желания остаться безнаказанным, но столь глубоким сознанием своего падения и своей виновности пред Богом, что он молит Его о своем помиловании лишь по великому снисхождению Бога к человеку, по Его необыкновенной щедрости и милости к недостойному, что Бог часто проявлял над евреями (6 ст.).

8 - 10 "Наставляет грешников на путь". Закон представляет собою указания, с которыми должна согласоваться деятельность человека, если она имеет целью его духовное совершенствование и приближение к Богу. Но человек часто отступает от этой возвышенной задачи и направляет свои силы на удовлетворение дурных, низменных своих влечений. В данном случае Господь дает ему вразумления, которые указывают на ошибочность избранного им пути. Эти указания могут быть общими, свойственными и присущими каждому человеку, и частными, даваемыми не всем и не всегда. Под первыми разумеется то нравственное чувство человека, которое одобряет или осуждает его дела (голос совести), под вторыми - особенные указания, даваемые Богом человеку для его исправления, как, напр., по отношению к Давиду - обличение его пророком Нафаном. Все это Господь делает из любви к человеку, с целью облегчить ему выступление "на суд" пред "Богом", и тем избавить его от тяжелой ответственности пред Ним за свое поведение. - "Все пути Господни" - все действии Бога; "хранящие завет Его и откровенья" - жаждущие союза с Ним, и близости, т. е. Господь всегда помогает человеку в его стремлении к Нему особенными действиями и указаниями. Давид здесь разумеет обличение его пророком Нафаном, раскрывшее Давиду глаза на его поступок и побудившее его к покаянию и большей духовной бдительности над собою.

11 Очищение ради великого имени Бога указывает на высоту благоговения Давида пред Ним. Бог всесовершенен, в Нем нет и не может быть никакого недостатка; соответственно тому и Его чтители должны быть людьми высокой нравственной чистоты; недостойные же как бы умаляют величие Его имени. Это то же, что мы видим и в обыденной жизни: чем выше положение человека, тем достойнее должно быть его лицо; ничтожный человек как бы грязнит, унижает самое звание свое. Давид свой грех называет тяжким ("велико оно") и себя великим грешником пред Богом, унижающим Его своим поклонением в том случае, если он не позаботится о своем очищении.

12 - 14 Здесь перифраз основной мысли Второзакония, по которой верный Богу будет наслаждаться как духовными благами, так и внешне-материальными. - "Тайна Господня - боящимся Его, и завет Свой Он открывает им", т. е. Господь настолько близко становится к благоговеющим пред Ним, что сообщает им все, скрытое от других. Здесь нужно разуметь непосредственное воздействие Бога на человека сообщением ему откровения и внутреннее руководство им.

18 "Призри на страдание" - посмотри на мое унижение и "прости все грехи мои" - вызвавшие эти бедствия. Давид преступление с Вирсавией ставит в связь с настоящими бедствиями.

20 "Да не постыжусь, что я на Тебя уповаю" - спаси меня от врагов, чтобы моя вера в защиту от Тебя не была осмеяна врагами. Моя гибель может быть истолкована врагами, как показатель Твоего бессилия спасти тех, кто в Тебя верует; оказанием защиты не допусти оскорблять Твое великое имя.

21 После прощения моего греха и очищения "непорочность и правота да охраняют меня", пусть я никогда не уклонюсь от истины и не впаду в грех.

22 Этот стих представляет литургическую прибавку, может быть появившуюся во время вавилонского плена, когда евреи в положении угнетенного и кающегося Давида могли видеть образ своих страданий в плену и молиться об избавлении от них словами своего искренне кающегося благочестивого предка.

В богослужении этот псалом входит в состав 3-го часа, дополняя содержание XVI Пс искренней и горячей молитвой к Богу о духовном очищении молящегося (1, 7 и 11 ст.) для достойного присутствия при совершении литургии.