В первой половине XXXV псалма (1-5) описан нечестивый, который постоянно злоумышляет на праведного и строит ему козни, он не может успокоиться и ночью, которую проводит в обдумывании злых планов. Такая характеристика очень подходит к Саулу, неугомонному преследователю Давида, почему этот псалом, за отсутствием в нем других каких-либо конкретных указаний можно считать написанным в эпоху гонений от этого царя.

Истинное благочестие возможно у того, в ком есть страх Божий, поэтому нечестивый, как не имеющий этого страха, всегда стремится только ко злу (2-5). Но как бы ни была велика сила нечестивого, милость и правда Господа к человеку являются истинной и несокрушимой опорой последнего так как только от Него идет свет жизни (6-10). Эту милость Твою, Господи, продли ко правым сердцем и нечестивые погибнут (11-13).

2 Давид уясняет себе основной, психологический источник и причину нечестия беззаконного. Причина эта - отсутствие в нем "страха Божия пред глазами его". Страх Божий есть благоговейное чувство пред Богом, обязывающее человека стремиться к тому, чтобы не оскорблять Последнего, никаким дурным помыслом и поступком. В основании такого страха лежит признание человеком чистоты Его заповедей и их высокого и благотворного значения для человека. Если есть в человеке такое сознание и такой страх пред Богом, то все старания его будут направляться к согласованию своих действий и внутренних стремлений с заповедями Господа. Если же подобного настроения нет в человеке, не может быть в нем и заботливости о чистоте своих поступков: руководящим принципом и началом деятельности становится его благо личное и удовлетворение своих желаний земных. Поэтому то небольшое самоограничение, какое налагает на себя нечестивый, или точнее - некоторая нравственная самооценка своих действий, которой иногда и он может отдаваться, не может быть понимаема, как забота о нравственном перерождении, это самообман, месть нечестивого пред самим собою, будто он "отыскивает беззаконие свое, чтобы возненавидеть его".

4 - 5 От отсутствия в нечестивом страха Божия зависит и то, что все его слова, поступки и помыслы направлены к неправде, лукавству и злу. Так как деятельность нечестивого имеет целью личный интерес, мелочный, то и приемы его действий основаны на лжи, строении козней, чему он отдается даже в ночное время - время покоя для других людей.

6 - 7 Бог управляет миром по законам милости и правды. "Милость и истина Его до облаков и неба; правда, как горы, и судьбы - бездна великая". Сравнения, употребленные автором, имеют целью показать, что в Боге - вся истина и вся правда и что только ими Он управляет всем миром, человеком и скотом.

8 "Сыны человеческие" - все люди. "В тени крыл" - под сенью, покровительством Бога - тоже, что и под крыльями наседки, которая ревниво оберегает своих птенцов. Так и Бог печется о всем живущем и особенно о человеке.

9 "Тук дома Твоего", "поток сладостей" - образы, указывающие на богатые дары природы, которые даны в пользование человеку.

10 "Во свете Твоем мы видим свет". Так как ранее говорилось о внешних богатых источниках счастливого существования на земле, которые получаются от Бога, то означенное выражение должно, согласно с контекстом речи, понимать так: нашим благополучием ("видим свет") мы обязаны Твоей милости ("во свете Твоем").

12 "Да не наступит на меня нога гордыни". - Источник праведности человека заключается в страхе Божием. Гордыня - свойство, противоположное ему. Она поддерживает в человеке стремление жить по своей воле и влечениям, а не в согласии с заповедями Господа. Смысл выражения тогда будет таким: сохрани меня, Господи, от своеволия, как причины отчуждения человека от Тебя, ибо тогда Ты не будешь хранить меня. Можно разуметь под гордыней вообще человека нечестивого, и весь стих представит молитву к Богу о спасении от неправедных врагов.

13 Если Господь выступит на защиту праведного, то там, где Он поразит нечестивых, последние "не встанут", т. е. будут уничтожены совершенно.