Надписание приписывает псалом сынам Кореевым, левитам, в согласии с чем находятся З и 11 стихи, где писатель выражает желание быть не в самом святилище, куда имели доступ только священники, но во дворе храма, забота о котором лежала на левитах. Псалом указывает на вынужденное удаление от храма вместе с левитами и помазанника Божия (10 ст.). Под последним можно разуметь царя, так как со времени помазания Саупа на царство термин "помазанник" стал преимущественно прилагаться к царям (1Цар 12.3,5; 1Цар 26.9; 2Цар 1.14; Пс 17.51; Пс XIX:7). Царь по изображению псалма, благочестив, принадлежит к числу "ходящих в непорочности" (12 ст.). Таким царем нужно считать Давида, а обстоятельствами написания псалма - бегство его из Иерусалима во время гонений от Авессалома, когда Давида сопровождали любившие его и сочувствовавшие ему левиты. Последние хорошо понимали состояние Давида в его удалении от скинии, что и изобразили в псалме. - "На Гефском орудии", т. е. инструменте, заимствованном из филистимского города Гефа. Содержание псалма представляет изображение тяжелого душевного состояния праведника, вынужденного жить вне привычной и излюбленной им сферы близкого единения с Богом в месте особенного Его присутствия, т. е. в скинии.

Как дороги Твои жилища, Господи, к которым стремится моя душа и которые для меня тоже, что гнездо для птенцов птицы (2-4). Блаженны те, которые живут в доме Твоем или те, которые направляются к нему укрепляясь в силе по мере приближения к Сиону (5-8). Услышь нас, Боже, и призри на Твоего помазанника. При дворах Твоих один день лучше тысячи вне их, так как Господь есть солнце и щит изливающий блага на непорочных (9-13).

2 - 5 "Как вожделенны жилища Твои" - как дороги и приятны для меня Твои, Господи, селения! Под селениями разумеется не только святилище, но и двор храма со всеми относящимися сюда сооружениями. Я, говорит писатель, душою и телом взвываю, страдаю по ним ("истомилась душа моя"). Мне бы хотелось быть там, где Ты, Господи, обитаешь, и радоваться близости к Тебе. Для птицы местом покоя и защиты служит ее гнездо, таким же местом успокоения для каждого страждущего праведника являются селения Господни, где он может в богослужении, жертвах и молитве почерпать ободрение и силы.

6 - 8 Но не лишен будет блаженства и тот, кто свою силу черпает в Тебе, хотя бы и был далеко от храма: из долины слез, которая ему назначена от Бога, т. е. от места своего изгнания, он стремится выйти, подняться на гору, на которой стоял Кивот Завета, т. е. Сион. Такое искреннее, сердечное влечение ко храму Господь благословит: все изгнанники укрепятся и явится им в Сионе Господь, т. е. они будут возвращены и их изгнание окончится.

11 Сознание удаленности от храма, невозможность принимать участие в богослужении так глубоко чувствовалась изгнанниками, что они предпочитали "один день" при скинии тысяче вне ее, желали быть самыми последними, презираемыми ("у порога в доме Божием"), но только быть во дворе храма, чем жить среди грешных людей внешне счастливой жизнью.

12 - 13 Писатель уверен, что его желание возвратиться "во дворы Господни" исполнится, потому что Господь "солнце и щит", т. е. награждает ("благодать и славу дает") "ходящих в непорочности", какими и были эти невольные изгнанники. Сознание же своей невинности и сила веры в Бога создает уверенность в получении защиты, а потому писатель и называет таких людей блаженными, счастливыми.