О повиновении властям, как первой обязанности человека в гражданской жизни (1–6). О воздаянии каждому должного и о любви (7–12). О святости частной жизни христианина (12а–14).

1 - 6 В гражданской жизни христианин должен проявлять свое благоговение пред Богом в повиновении установленным от Бога властям. Очень вероятно, что Апостолу было уже известно что–нибудь о неповиновении римских христиан властям. Это могло быть отзвуком того возбуждения, какое в то время иудеи предъявляли по отношению к римской власти; вместе с тем ожидание скорого наступления конца мира должно было делать христиан несколько холодными к исправлению тех обязанностей, какие они были обязаны нести, как граждане Рима. Наконец, культ императоров также побуждал христиан протестовать против распоряжений властей римских, которые не терпели, чтобы римские граждане отказывались от воскурения фимиама пред статуями императоров.

1 Всякая душа. Апостол говорит здесь о христианине, как о гражданине государства; если всякому гражданину необходимо оказывать повиновение властям, то христианин обязан к этому еще больше. – Нет власти не от Бога. Это – первое побуждение к повиновению. Власть вообще, по своей идее, есть творение или усмотрение Божественное. – Существующие же власти... Это – второе побуждение к повиновению. Формы власти (ср. ст. 3 – начальствующие и Рим 4.6-7) также в каждом отдельном случае являются установлениями Божественными. В подробности этого вопроса Апостол здесь не входит (не видно, напр., как должен поступать христианин при смене властей после кровавой борьбы между ними). Он устанавливает только принцип гражданской жизни. – На основании этих слов Апостола христианские государи (со времени Людовига Благочестивого) стали обозначать себя, как правителей "Милостию Божией". – Мысль Апостола отчасти сходна с учением кн. Премудрости (Рим 6.1-4).

2 Непослушные власти христиане справедливо подвергаются суду и осуждению. Это осуждение, по мысли Апостола, изрекает против ослушников Сам Господь, а приводят в исполнение – правители (ст. 3). Речь идет, таким образом, не о вечном наказании, а о временном.

3 - 4 Здесь Апостол обосновывает только что высказанную им мысль о том, что ослушник власти вредит себе самому. Он вызывает против себя кару, вместо того, чтобы получить ободрение от власти. – Для добрых дел. Добрые дела, а также и злые у Ап. Павла здесь представляются как бы живыми лицами. Заметить нужно, что когда Апостол писал послание в Рим, там еще Нерон не свирепствовал против христиан, – это были первые три–четыре года по вступлении его на престол – лучшие дни его царствования. Да при том Апостол здесь опять говорит о власти с точки идеала. – Не напрасно носит меч, т.е. не даром перед судиею в Риме и в Греции носили меч. Апостол допускает возможность, считает естественным, если судия или правитель и воспользуется мечом для совершения казни над преступником. Особенно это право меча – Jus gladii – употребления его в потребных случаях предоставлено было правителям римских провинций (Upiani Digest. 2:1–3).

5 Ввиду нравственного характера служения властителей, им необходимо повиноваться также не только из страха наказания, но и по нравственным побуждениям – по совести – или, как выражается Ап. Петр, ради Господа (1Пет 2.13). Отсюда ясно, что если христианская совесть, имея в виду ясно выраженную волю Христову, противится исполнению требований власти, идущих против этой совести, то христианин обязан более повиноваться голосу совести, чем требованию власти. Т. е. Апостол устанавливает здесь известное право суждения о действиях власти. Он и сам показывал пример такого отношения к действиям властей (см., напр., Деян 16.36-37; Деян 22.25). Но опять здесь нужно повторить, что право неисполнения повелений власти предоставляется Апостолом только и исключительно в делах религии, когда власть государственная начинает деспотическими мерами искоренять истинную веру. Тут, действительно, христианин обязан стоять за веру, не уступая ни на шаг, но его протест не может и в этом случае охватывать собою все отношения жизни. Гражданские свои обязанности христианин должен исполнять при всяких обстоятельствах и оставаться всегда верным слугою правительства в гражданском отношении, хотя бы это правительство и принимало строгие меры к искоренению христианской веры. Так поступали христиане Римской империи во время самых тяжелых, воздвигавшихся против них римскими императорами, гонений.

6 Для сего, т.е. ввиду того, что начальники имели великое значение в жизни государства. – Подати платите. Значит, самый платеж установленных правительством податей свидетельствует о том, что христиане считают себя нравственно обязанными повиноваться властям вообще, во всем, и помимо уплаты податей. – Ибо они Божии служители. Апостол повторяет мысль 4–го стиха (Божий слуга), чтобы еще более побудить христиан к повиновению властям. Служителями (λειτουργοι) назывались у греков граждане, чем–нибудь, главным образом своим состоянием, служащие государству или народу (от λαος = народ и εργον = дело). Апостол хочет сказать этим наименованием, что правители должны служить благу народа, заботиться об его благополучии и что для этого они поставлены Богом (ср. Лк 22.25-27), а христиане должны платить им подати, как бы в возмещение понесенных ими на благо государства расходов. – Сим самым, т.е. сбором податей, которые идут на общественные нужды. Это было действительно главным занятием разных начальников провинций (некоторые толкователи относят это выражение к служению начальников, но впереди этого термина служение не встречается).

7 - 12 Не менее важная гражданская обязанность христианина есть обязанность воздавать каждому должное. Только любовь христианская, конечно, такова, что ее требования никогда человек исполнить, как следует, не в состоянии... Чтобы побудить христиан к добродетельной жизни, Апостол напоминает им о близости окончательного прославления верующих, которое должно совпасть со вторым пришествием в мир Христа Спасителя.

7 Апостол говорит о правовых отношениях, особенно о тех, которые установлены законом (ср. Мф 22.21). – Подать (φορος) – это прямые налоги (поземельные, подушные); оброк (τελος) – непрямые или торговые пошлины. – Страх – не только перед чиновниками, но и перед господами, если дело идет о рабах. Честь – это уважение ко всякому гражданину.

8 - 9 Любовь, или заповедь о любви настолько неисчерпаема, что человек всегда останется пред нею в долгу, как бы ни старался ее исполнить. – Закон. 3десь разумеется, по контексту речи, закон гражданский. В самом деле, любовь к ближнему не могла бы быть обозначена у Апостола, как исполнение закона Божия в его цельном виде. Нельзя даже сказать, что Павел видел исполнение второй таблицы Моисеева закона в обязанности не делать ближнему ничего дурного. Между тем цель и содержание гражданского закона как нельзя лучше определяются таким требованием чисто отрицательного характера (не делать другому гражданину ничего, что было бы нарушением его прав). – Могут возразить, что в 9–м ст. отдельные параграфы закона взяты из Десятословия. Но такие же пункты имеются и в гражданском законе. Даже пожелание, в смысле злонамеренности, покушение на завладение чужою собственностью, определяется в гражданском законе, как преступление. Если же Апостол характеризует содержание гражданского закона словами Десятословия, но он делает это с тою целью, чтобы показать, что государство, правительство с его законами делает дело Божие, и поэтому повиновение законам есть долг религиозный.

10 Исполнение закона. Имея любовь к ближнему, христианин не может делать ближнему зла и таким образом исполняет все, чего хочет от него закон.

11 Зная время, т.е. потому что вы знаете знамение времени (τον καιρον), понимаете сами, что это время дано вам для того, чтобы пробудиться от сна. Апостол хочет сказать: "мотивом в добродетельной жизни вам должно служить то соображение, что остающееся время жизни дано вам для приготовления ко второму пришествию Христову. К этому дню вы должны рассчитаться со всеми долгами". – Спасение, т.е. прославление, какого удостоятся праведники на суде Христовом (Мф 25.34). Ап. Павел, вместе со всеми христианами, полагал, что пришествие Господа близко (ср. Флп 4.5; 1Пет 4.7). – Нежели когда мы уверовали. Апостол принимает в расчет довольно долгое время, протекшее от обращения римлян ко Христу до момента, в какой он писал свое послание (лет двадцать пять). Для таких, можно сказать, давних христиан стыдно оставаться так долго в состоянии сонливости. В таком состоянии они могли находиться разве в самом начале своего обращения ко Христу, а теперь пора им стряхнуть сон, особенно ввиду близости второго пришествия Христова. "При дверях, – говорит Апостол, – стоит время суда" (Злат.).

12 Время до второго пришествия – время, когда люди спят греховным сном, Апостол обозначает, как ночь, тогда как с момента второго пришествия заблещет ясный день (гр. Евр 10.25). – Ночь прошла – точнее: ушла вперед, ее осталась немного (προεκοψεν).

12 - 14 Ввиду близости второго пришествия Христова мы должны заботиться об улучшении своей частной жизни и пребывать в строгом воздержании.

12 Отвергнем, т.е. сбросим с себя, как ночное покрывало. – Дела тьмы, т.е. греховные привычки. – Оружия света. Вооружение надевалось частью как одежда (ср. Еф 6.11; 1Фес 5.8). Христианин мыслится здесь как борец Христов против царства тьмы.

14 Облекитись в Господа нашего Иисуса Христа, т.е. соединитесь теснейшим образом со Христом, так, чтобы ваша жизнь была жизнь Христа (Гал 2.20). Хотя верующие облекаются во Христа уже в крещении (Гал 3.27), но этому облечению в крещении полагается, собственно говоря, только начало. Затем уже вся жизнь верующего представляет продолжение начатого дела. – Попечения о плоти не превращайте в похоти. Христианину нельзя жить вне плоти [Плоть здесь значит то же, что тело. Апостол употребляет слово плоть для того, чтобы показать слабость тела и, след., необходимость заботы о нем, а также и для того, чтобы показать, что тело имеет греховные (плотские) желания, с которыми нужно бороться (ср. Рим 8.13)]: она остается органом нашей деятельности (ср Еф 5.29; Кол 2.23; 1Тим 5.23 и др.), пока мы живем на земле. След., о ней нужно заботиться, но пусть эти заботы не послужат пищею для усиления в нас похотей. Хотя плоть или чувственно–телесная сторона христианина перестала быть источником и седалищем греха, так как грех в ней принципиально уничтожен (Рим 8.3), но ведь он уничтожен только принципиально. Сила его может возродиться, – он ждет для этого только благоприятного момента.