Полученная верующими благодать делает их способными вести праведную жизнь, так как через нее (благодать) они получают духа Божия, как новое деятельное начало праведности (1–11). Живущие в Духе имеют твердую уверенность в спасении, так как сообщенный нам Дух проявляется, как Дух усыновления Богу, и носит в себе, как такой, надежду на будущее величие (12–13). Эта надежда имеет свое субъективное основание в стремлении нашего сердца к получению окончательного спасения, – стремлении, которое усиливается воздыханиями твари – около нас и воздыханиями Духа – в нас (19–27). Объективное основание этой надежды – в любви Божией, которая не может оставить незаконченным свое дело по отношению к нам. При мысли об этой любви наша надежда принимает характер полной уверенности (28–39).

1 - 11 Апостол с достаточною ясностью изобразил состояние не возрожденного человека, жившего под законом. Ничего, кроме осуждения от Бога, не могли доставить ему все попытки к самооправданию. Теперь в христианстве состояние человека совсем другое. Закон греха и смерти более не тяготеет над ним. Бог, пославши Сына Своего для спасения людей, осудил грех и оправдал людей, которые живут не по плоти, а по духу. Люди должны теперь уже не поддаваться этому прежнему своему властителю – плоти. Пусть в них пребывает Дух Божий или Дух Христов, и этот Дух со временем избавит их и от телесной смерти, как Он избавил их от духовной.

1 Итак – это выражение указывает на то, что Апостол здесь делает вывод из сказанного в VI и VII главах. – Ныне, т.е. после того, как мы уверовали во Христа. – Никакого осуждения – т.е. приговора, присуждавшего к смерти (Рим 7.24). – Не по плоти, но по духу. Это выражение разъясняет собою предшествующие слова: во Христе Иисусе. Впрочем, древнейшие кодексы этого выражения не имеют, и в новейших изданиях оно поэтому опускается, так что первый стих кончается так: «для тех, кто находится во Христе Иисусе».

2 Здесь Апостол указывает основание, по которому для пребывающих во Христе не грозит уже более осуждение. – Закон духа. Под духом здесь, очевидно, разумеется Дух Божий или Дух Христов, о пребывании Которого в верующих Апостол говорит ниже (ст. 9). Апостол говорит, собственно, о деятельности этого Духа, но называет ее законом – термин не совсем подходящий к Духу Божию, – в соответствии с прежде упомянутым законом, каким руководился человек невозрожденный (Рим 7.25). – Жизни. Дух Божий всегда сообщает истинную вечную жизнь (ср. 2Кор 3.6). Поэтому Его деятельность ведет человека, Ему предавшегося, к жизни и освобождению от осуждения на смерть. – Во Христе Иисусе. Эти слова относятся к следующему выражению: «освободил» и указывают на страдания и смерть Христа, подъятые нас ради и ради нашего спасения. – Освободил. Употребленное здесь время (аорист ηλευθερωσε) указывает на единократное действие – именно на акт крещения, в котором мы усвояем себе свободу от ига греха и плоти. – Закон греха и смерти. Так называет Апостол прежний порядок жизни человека невозрожденного. Это было время постоянных грехопадений, которые вели человека к духовной смерти.

3 Здесь Апостол объясняет, как именно совершилось наше освобождение от закона греха и смерти. Так как русский перевод этого стиха не представляет точного соответствия подлиннику, то здесь предлагается более точный перевод: «ибо – дело непосильное для закона, поскольку он был немощен вследствие сопротивления ему со стороны плот» (δια τ. σαρκος) – Бог, Своего Собственного Сына пославши в подобии плоти греховной и из–за греха, осудил окончательно (или: отнял у него все права на человека – κατεκρινεν) грех во плоти". – Дело непосильное для закона... Закон Моисеев, о котором здесь говорит Апостол, имел своею целью также уничтожение греха и оправдание человека пред Богом. Но он не мог этого достичь, потому что плоть человеческая была под властью греха, который и побуждал ее постоянно к сопротивлению закону. Сломить такого сопротивления закон не мог. Он мог только осуждать грешников, а грех продолжал по–прежнему пребывать в человеке. Всякое усилие закона к осуществлению в человеке высших целей кончалось вследствие этого полною неудачей! – Своего собственного Сына (τον εαυτου υιον). Это выражение, обозначающее Единородного сына Божия (ср. Ин 10.36), Апостол употребляет для того, чтобы указать на чрезвычайность принятой Богом для уничтожения силы греха меры. – В подобии (εν ομοιωματι) плоти греховной. Плоть у Христа была, как и у нас, – не какая–нибудь небесная материя. Но в ней было и важное различие от нашей. Именно, в Его плоти не было греха. Грех и хотел бы найти доступ в плоть Христову, как он нашел доступ в нашу, но это ему не удалось. Мысли и желания Христа, не говоря уже о Его действиях, всегда оставались чисты и святы. Грех не мог вызвать в плоти Христа ничего греховного, что бы потом отразилось и в сфере духовной жизни Христа, произвело бы в нем греховные пожелания. – И ради греха (περι αμαρτιας). Это выражение вообще указывает причину, ради которой состоялось послание Сына Божия (Экум.). Прямого указания на жертвенное значение смерти Христовой здесь нет (но в русск. перев. такое значение признано; там прибавлено к слову за грех слово в жертву). – Осудил окончательно (или: уничтожил). Соответствующее этому выражению греч. слово κατακρινω значит собственно: «осуждаю». Но из контекста речи оказывается, что здесь идет речь не только об осуждении, об объявлении приговора, а о фактическом совершении приговора, след., об уничтожении или, по меньшей мере, о лишении греха всякой силы. Закон Моисеев хотя также осуждал грех, но не мог своего приговора привести в исполнение. – Во плоти. Грех имеет свое местопребывание во плоти. Если она умерщвлена, то и грех этим самым обречен на бессилие. Но умерщвление греховной плоти совершилось в крестной смерти Христа, которую Он принял за грехи мира. Таким образом, можно полагать, что Апостол в выражении во плоти разумел плоть Господа Иисуса Христа. Соумирая Христу, мы также умираем своею греховною плотию, и грех более не имеет в нас точки опоры для себя, мы же, лично, продолжаем свое существование, подчиняясь, впрочем, не плоти, а духу. Но каким образом смерть Христова положила предел владычеству греха во плоти? Было ли это правильно с юридической точки зрения? Это было совершенно правильно. Пока грех или диавол своевольно распоряжался с плотью человеческой, до тех пор он был в своем праве, потому что человеческая греховная плоть, можно сказать, заслуживала такого обращения. Диавол, можно сказать, занимал положение палача в государстве, и с точки зрения закона, он был прав, делая свое кровавое дело – умерщвляя людей: он губил только то, что достойно было гибели. Но вот явился Христос во плоти. Вместо того, чтобы отступить от Святого, святость Которого неискусима, диавол набросился на Него со всею силою своей ненависти. В своем ослеплении он уготовил Ему смерть, которая, по божественному закону, должна быть только следствием греха (Рим 6.23). Но через это он совершил страшное преступление, явно повысил свои права и за это лишен был вполне правильно всякого господства над плотью вообще. Поражение он получил именно во плоти Христовой, а результатом этого была полная утрата власти и над плотью людей.

4 Здесь Апостол указывает, какую цель имел Бог, уничтожая силу греха во плоти. Он хотел, чтобы исполнились на нас через это стремления закона установить праведность, сделать людей праведными (оправдание – то δικααωμα τ. ν.). – Не по плоти ходящих... Вот черты истинного христианина, который является в жизни своей тем, что имел в виду закон Моисеев. Человек непременно должен поступать так, как его учит Дух, – конечно, Дух Христов или Божий (см. ст. 9). Поступал (ходил) по плоти тот, кто исполнял греховные пожеланий, живущие во плоти (Рим 7.18), а по Духу поступает тот, кто следует во всей жизни влечению Св. Духа. – Это прибавление о хождении человека показывает, что Бог создает для человека не необходимость, а только возможность осуществления заветных стремлений закона. Осуществление этого зависит от них самих – для этого они должны только следовать указаниям Духа Божия.

5 - 8 В этих стихах Апостол разъясняет, почему именно только на людях, ходящих по духу, а не по плоти, исполняются те заветные ожидания, какие имел закон Моисеев. Причина этого – новое настроение людей, как раз соответствующее той цели, какую ставил для человека закон – настроение мирное и все проникнутое духовными, высшими стремлениями. Между тем, ходящие по плоти не имеют никаких высоких целей и, след., далеки от тех стремлений, какие лежали в основании многочисленных предписаний закона. Первые, таким образом, приближаются к Богу, а последние все более и более от Него отдаляются. – Живущие по плоти. Это люди совершенно преданные плоти и ее желаниям, которые в естественном человеке, – а о нем, конечно, здесь и говорит Апостол – всегда греховны. – О плотском помышляют. Все их мышление, воля и чувство направлены только на то, что служит интересам плоти, это – дела плоти, страсти и пожелания, о каких Апостол говорит в посл. к Галатам (Гал 5.19,24). – Живущие по духу. Эти люди – христиане – исполняют то, чего требует дух – это высшее начало в человеческом существе. Тут и исполняется оправдание закона (ст. 4), потому что закон – сам духовен (Рим 7.14). – Помышления плотские суть смерть. Здесь в начале пропущена частица ибо. Здесь Апостол объясняет, почему помышление по плоти (ст. 5) не может привести к исполнению закона (ст. 4), тогда как освобождающая нас от закона греха и смерти (ст. 2) благодать приводит к этому. Причина этого в том, что помышление по плоти приводит человека снова к смерти! А закон хотел именно освободить человека от греха и смерти... Помышления духовные – жизнь и мир. Человек, стремящийся к высшим, духовным целям, входит в общение с Богом и получает от Него истинную жизнь и полное душевное спокойствие или спасение. – Потому что плотские помышления... Апостол приводит основание, почему плоть может приводить человека только к смерти. Эти помышления делают из человека существо, враждебно относящееся к Богу, а удаление от Бога – и есть духовная смерть. – Не покоряются – правильнее: не покоряется, потому что подлежащим здесь должно быть слово: плоть, о которой речь идет во всем этом отделе. – Не может – именно потому, что плоть живет во грехе (Рим 7.18), порабощена греху (Рим 7.25). Однако это не значит, что человек уже не в силах покориться закону Божию: когда захочет, он может сделать и это. Апостол же говорит здесь об обычном состоянии человека невозрожденного. Иоанн Злат. указывает на многочисленные случаи обращения грешников, для доказательства вышепоставленного положения, хотя, по его объяснению, что возможно собственно для тех, кто может получить – конечно, в христианстве – помощь от Духа... – Посему живущие во плоти... Это – заключение к 5–7 ст. Жить во плоти – здесь означает то же, что жить по плоти. Плоть является для многих жизненною сферою, куда они всецело погружаются. – Богу угодить не могут. Римляне, как и другие язычники, имели об этом совсем другое мнение. У язычников, как известно боги были олицетворением разных страстей человеческих и пороков. Жить в страстях – часто значит служить богам! Богам это было приятно видеть на людях... Апостол, вероятно, не имеет в виду это убеждение римлян, следы которого могли сохраняться и у некоторых римских христиан, и считает нужным опровергнуть его. – Заметить нужно, что Апостол очень далек от того, чтобы иметь какое–либо пренебрежение к плоти вообще. Он разумеет здесь только плоть, стоящую под вредоносным действием греха, а жизнь во плоти, удовлетворение потребностей плоти, как скоро она функционирует правильно, под действием обновляющей благодати Христовой, – все это было и в его глазах предметом, заслуживающим полного внимания. Заботы и попечения человека о плоти он ставит даже в параллель с попечением Христа о Церкви (Еф 5.29).

9 Обращаясь к христианам, Апостол разъясняет им, почему на них должно и может исполниться оправдание закона (ст. 4). Причина этого та, что они живут по духу. Под духом здесь разумеется начало, противоположное плоти – это высшая сторона человеческого существа. Это начало, если только человек прислушивается к его указаниям, ведет человека к осуществлению высоких целей, какие имел закон Моисеев. – Если только. Это не есть выражение сомнения, а несомненное утверждение и равняется выражению: поелику (Иоанн Злат.). – Дух Божий живет в вас. Собственного духа человеку, однако, недостаточно для достижения спасения. Последнего христианин достигает именно потому, что его собственный дух просвещается и укрепляется живущим в христианине Духом Божьим (ср. Ин 4.23). – Если же кто Духа Христова не имеет... Так как здесь ясно указывается на состояние, противоположное только что описанному, то под Духом Христовым здесь нужно разуметь того же Духа Божия. Христовым Он назван, как посылаемый ради заслуг Господа Иисуса Христа (Ин 14.17,18). – Не Его, т.е. не Христов, не находится в теснейшем общении со Христом (ср. Гал 3.29; 1Кор 15.23).

10 А если Христос в вас. Апостол раскрывает далее спасительные последствия отмеченного им факта – общения христиан со Христом. Из того, что он заменяет выражение «Дух Христов» одним словом «Христос», с ясностью видно, что бытие Христа в нас в то же время есть и бытие Его Духа или Духа Божия (Рим 5.11): одно предполагает собою и другое. Поэтому Христос и говорил апостолам: «кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему, и обитель у него сотворим» (Ин 15.23). – Тело мертво для греха. Апостол, несомненно, говорит о смерти телесной: тело наше подвержено смерти, должно умереть. На ст. 11–й, где идет речь о телесном воскресении, ни выражение δι 'αμαρτιν = через грех (по русск. переводу неправильно: для греха), ни связь этого места с 1 и 2–м ст. не допускают иного объяснения. – Через грех или вследствие греха. Уже выше Апостол разъяснил тесную связь между грехом и смертью (Рим 5.12; Рим 6.16,23), почему здесь не распространяется более об этом грехе. Естественнее всего, поэтому, здесь видеть указание на грех Адамов или, по крайней мере, на некоторые остатки его, которые не вполне уничтожаются и в возрожденном человеке. И в чине погребения православных христиан поэтому сказано, что нет человека, который бы в течение жизни не согрешил, а отсюда следует, что всякий человек должен умереть... – Дух жив. Это дух человеческий, но дух новый, стоящий под прямым действием Духа Божия. Этот дух, – как следует перевести с греческого, – есть жизнь (ζωη), т.е. не только живой, но и такой, которого существо есть жизнь; возрожденный носить в себе начало вечной жизни. – Для правды. Опять вместо этого выражения нужно поставить другое: чрез правду (δια δικαιοσυνην). Апостол разумеет здесь, как можно заключать из конца текста речи, ту праведность, которая есть истинное исполнение закона с помощью благодати Св. Духа. Божественное Правосудие требует, чтобы жизнь была подаваема там, где есть праведность. Как Сам Христос вошел в прославленную жизнь через то, что вовсе отстранил от Себя власть греха и живет для Бога (Рим 6.9, и сл.), так бывает и со всяким верующим.

11 Здесь Апостол показывает, что в конце концов и тело наше будет освобождено из–под власти смерти. – Если же Дух... живет в вас. Апостол, в существе, повторяет мысль 10–го стиха (Христос в вас). Духа же Божия он характеризует как Духа Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса. Об этом воскресении Иисуса он упоминает для того, чтобы и мы имели надежду на такое же воскресение. Для этого же он называет здесь Спасителя просто Иисусом. – Его человеческим именем: воскресение человека Иисуса (Рим 8.2,5) ручается и за воскресение других людей. – Христа. Апостол намеренно заменяет этим именем имя Иисус, чтобы показать, что воскрешен наш посредник, ходатай, Мессия и что в силу этого наша уверенность в нашем воскресении должна быть еще сильнее. – О живом. Нашим телам, которые подвергнутся полному разрушению, потребуется и полное восстановление жизни, которое обозначается выражением «оживить» (ζωοποειν), тогда как для тела Христова, которое такому разрушению не подверглось, достаточно было простого пробуждения (εγειρειν). Христос в гробе как бы почивал! (Плотью уснув... поет Церковь об умершем Христе). – Смертные – которым предстоит умереть. – Духом Своим, т.е. ради Его, в вас обитающего, Духа. Такие тела, которые удостоились послужить храмом для Св. Духа (1Кор 3.16), не могут быть оставлены Богом на веки в прахе: они должны быть воскрешены! (ср. Рим 1.4).

12 - 18 Ввиду того, что сказано о плоти и смерти с одной стороны (в 5–9 стихах) и о Духе – с другой (10–11 ст.), Апостол теперь с полным правом обращается к читателям с увещанием – не служить плоти, а напротив, стараться подавлять ее возбуждения. Делая это и вместе с тем отдавая себя водительству Духа Божия, читатели получают уверенность в том, что они на самом деле чада Божии. В этом убеждает их и руководящий ими Дух Святой. Чем же важно это сознание? Чада Божии, очевидно, имеют полное основание надеяться получить те же блага, какие получил и Первородный их брат (Рим 8.29), если они только бестрепетно будут идти тем же путем страданий, каким прошел Христос. А эти страдания – слишком ничтожны по сравнению с ожидающим истинных христиан прославлением.

12 Мы не должники плоти, т.е. обязаны повиновением не плоти. – Чтобы жить по плоти, т.е. исполнять разные ее греховные пожелания.

13 Если живете по плоти, то умрете. Апостол указывает этими словами на нелепое представление, какое питали в себе многие, будто бы жизнь по плоти, во грехе – есть настоящая жизнь! Это не жизнь, а верный путь к смерти... Напротив, жизнь может быть достоянием только тех, кто стремится подавить в себе дела плоти. Под этими делами Апостол разумеет те явления – и внешние и внутренние, – виновником которых является плоть, без контроля со стороны духа. А плоть, как известно, находится еще под влиянием остатков наследственного греха. – Духом, т.е. облагодатствованною душою, которая и должна руководить всею жизнью человека и умерщвлять, т.е. не давать чрезмерно развиваться потребностям плоти. – Живы будете. Христиане и теперь живы, но жизнь их будет все более и более развиваться и укрепляться и станет, наконец, вечною и блаженною жизнью не только в духе, как теперь (ст. 10), но и в теле (ст. 11) [В русском тексте (и славянском) принято чтение: дела плотские, но это чтение встречается только в западных кодексах и у западных церковных писателей Восточное же чтение – дела тела (τ. σωματος). Апостол, если принять последнее чтение, имеет здесь в виду то греховное тело, о котором он говорил в Рим 6.6; возбуждения, исходящие от этого тела, производят дурное влияние на волю и деятельность человека. Телесная же жизнь вообще (напр., циркуляция крови в теле, дыхание, обмен веществ), конечно, не зависит от человека и человек не может ее подавлять. Но во всяком случае человек не должен, по Апостолу, безразлично относиться к функциям тела – еде и питью, сну и бодрствованию и т. д., а держать их под известною дисциплиною, чтобы они не привели его к жизни по плоти (ср. 1Кор 9.27; 1Кор 6.12-20; Рим 13.14): это и будет умерщвлением тела.].

14 Апостол сказал, что христиане, умерщвляющие дела плоти, получат вечную и блаженную жизнь. Это он теперь и хочет обосновать. Чем же? Указанием на то, что они, христиане, будучи руководимы Духом Божиим, о чем сказал Апостол в последних словах 1–го стиха, являются сынами Божиими, а следовательно, и наследниками вечной жизни. Но последний вывод Апостол делает только в 17–м стихе. Следующие же стихи 15–16–й он посвящает доказательству той мысли, что христиане – действительно сыны Божии.

15 Не приняли духа рабства... Евреи – до Христа относились к закону Моисея, как покорные рабы, исполняя его предписания из страха наказания. Такие личности, как Давид, находивший сладкими слова закона Божия (Пс 118.103), были исключениями в народе еврейском. Язычники еще более чувствовали свое уничижение пред своими богами и жили в постоянном страхе пред лицом своих грозных и мстительных богов. – Духа усыновления, т.е. Духа, Который появился только в период усыновления людей Богу. В этом периоде – христианском – Бог приемлет верующих во Христа, как чад своих и дарует им все права чад (Еф 1.5) [Усыновление это нельзя понимать, однако, только как юридическое, как только изъявление решения Божия о людях. Люди изменяются и по существу, как это видно из того, что результатом этого усыновления должно быть освобождение и прославление их тела (ст. 23), и из того что не принимают в себя «дух» усыновления, который, конечно, знает их природу. Наконец, далее христиане называются уже не детьми, а чадами (τεκνα). Если первый термин, действительно, имеет юридический смысл, то второй уже такого смысла не имеет, а обозначает природу лица (Рим 16.19,21).]. – Которым – правильнее: в котором. Дух является в христианах элементом, движущих их всею внутренней жизнью. – Взываем – Это восклицание чувств молитвенных (ср. Гал 4.6). – Авва. Имя это, первоначально перешедшее из иудейских молитв в христианские, как нарицательное, постепенно приняло характер имени собственного. Впрочем, у евреев это имя употреблялось о Боге только в устах народа (Исх 4.22; Ис 63.16; Ос 11.1), и только в Новом Завете, когда каждый отдельный верующий почувствовал себя чадом Божьим, оно стало употребляться и в молитвах, отдельных лиц. – Отче. По греч. поставлен здесь именит. падеж (о πατηρ), как приложение к слову Авва, так что оба эти слова нужно перевести: "Авва, дорогой οтец" [Апостол на первом месте ставит сирское слово (авва), вероятно, потому, что вспоминает Христа, Который, таким словом именно начал молитву "Отче наш". Заметить нужно, что в Ев. от Луки (Лк 11.2) призывание к этой молитве, по многим другим кодексам, читается просто: «Отче» (равносильно слову авва). Отсюда можно заключить, что и Апостол здесь в виду чтения молитвы Господней при общественном богослужении. За последнее предположение говорит и то, что Апостол употребляет здесь выражение: «взываем» (κραζομενкричим), которое не идет к домашней молитве, к молитве частной. ].

16 Субъективное, наше личное, внутреннее, убеждение в нашем Богосыновнем состоянии подтверждается и внешним, чужим свидетельством (субъективным). Это – свидетельство духа Святого. – Сей Самый – правильнее: Сам (αυτο), т.е. Дух Сам теперь выступает свидетелем, тогда как раньше свидетельствовала о том же наша молитва, хотя совершаемая в духе Божьем. – Свидетельствует – точнее: свидетельствует вместе (σομμαρτιρει). Значит, здесь указывает уже на второе свидетельство духа нашего, о котором сказано в предшествующем стихе. Таким образом, являются два свидетеля: наш дух (νους), просвещаемый Духом Божьим, и Сам дух Божий. – Дети – точнее: чады (τεκνα), выражение – большей нежности, чем дети.

17 Наследники. Апостол идет дальше в этой аргументации. Христиане являются теперь уже наследниками или, точнее, участниками (τληρονομοι) во всех благах, какие принадлежат их Отцу, Богу, и со временем получат участие в высшем благе, каким владеет Бог, – именно в вечной блаженной жизни (ст. 13–й). Бог здесь, конечно, мыслится не как умирающий владетель, а как живой раздаятель имущества своим детям (Лк 15.12). – Сонаследники же Христу. Здесь разумеется не новое какое наследство, а то же самое, что и в вышеприведенном выражении. О Христе особенно Апостол упоминает потому, что Он уже вступил во владение полною Своею сыновнею частью – получил блаженство и величие через воскресение из мертвых. – Если только с ним страдаем. Выражение "если только" не ослабляет у христиан уверенности в получении наследия, а только побуждает их к самоиспытанию в том, настолько ли крепко их общение со Христом, чтобы не разрушаться в падающих на христиан тяжелых испытаниях. Страдает со Христом тот, кто ради Евангелия идет на всякие мучения (Мф 10.38; Мф 16.24).

18 Так как некоторые христиане тяготились своими страданиями, какие им приходилось терпеть за имя Христово, то Апостол напоминает им, что нельзя и сравнивать по силе и значению эти страдания с будущею славою. – Ничего не стоят – точнее с греч. : не имеют соответственного достоинства (ουψ αξια). – Откроется (αποκαλυφθηναι) – откроется именно при втором пришествии Христа. В настоящее же время эта слава, хотя и существует, но еще сокрыта на небе (ср. Кол 3.3 и сл.).

19 - 27 На чем основана надежда христиан на будущее величие? Прежде всего, на воздыханиях неразумной твари, в которых выражается стремление ее к лучшему будущему. Затем, разумная тварь, именно верующие христиане, также чувствуют неудовлетворенность настоящим – им не достает еще телесного искупления. Наконец, Дух Божий, пребывающий в верующих, Своим ходатайством за верующих подтверждает, что им действительно предстоит получить то величие, какого теперь они не имеют. Если бы такого величия не было возможно получить верующим, то Дух Св. не стал бы и ходатайствовать о нем. Таким образом получается троякое основание нашей надежды да будущее прославление: свидетельство неразумной твари (19–22), свидетельство чад Божиих (23–25) и свидетельство Духа Божия (26–27).

19 Тварь (κτισις). Выражение это само по себе не достаточно определенно. Оно можно означать: 1) установление, насаждение, акт творением, 2) неразумную тварь и 3) человечество. Первое значение здесь явно не подходящее, а что касается третьего, то и оно едва ли может быть принято для объяснения настоящего места. В самом деле, человечество разделяется на христиан и не христиан. Что касается первых, то о них Апостол говорит отдельно далее в ст. 23–м, а нехристианское человечество Павел обозначает словом мирχοσμος). Притом нужно допустить одно из двух или эти не христиане пред вторым пришествием Христовым обратятся ко Христу и не будут уже составлять часть твари, которая будет прославлена после прославления чад Божиих, т.е. верующих (конец 21–го ст.), или же они совсем не обратятся и, следов., не окажутся достойными никакого прославления. Ясно, остается только допустить, что Апостол здесь имеет в виду всю неразумную тварь, и одушевленную, и неодушевленную. О будущем проявлении этой твари говорится и в Ветхом, и в Новом Завете (Ис 11.1, и сл. Ис 65.17; Пс 101.26,27; Пс 103.34; Мф 19.28; Откр 21.1). – С надеждою. Греческое слово, переведенное здесь выражением с надеждою, (αποκαροδοκια) означает собственно: "стояние с вытянутою вперед головою" – символ ожидания, "смотрение пристальное в даль". – Откровения сынов Божиих, т.е. того события, которое поведет за собою прославление сынов Божиих или верующих во Христа. Тогда они станут de facto (на самом деле) тем, что они теперь представляют собою только de jure (т.е. на что имеют только еще право) – именно наследниками Христу (ст. 17).

20 - 21 Почему Апостол приписывает неразумной твари надежду на прославление верующих и на свое восстановление? Потому, что такую надежду она имела уже тогда, когда она пошла вслед за человеком по пути рабства, суете и тлению. – Покорилась суете, т.е. подчинилась, как чуждой власти, ничтожеству, – такому образу существования, который не имеет истинного достоинства по сравнению с тем совершенством, каким тварь или природа обладала первоначально. Можно, впрочем, под суетою (ματαιοτης) разуметь и недостойное обращение человека с природой. Вместо того, чтобы облагораживать и улучшать природу, человек заставил ее страдать от своей жадности, жестокости, неразумия. – Не добровольно. Природа в этом подчинении закону суеты не похожа на человека. Тот сознательно и добровольно избрал себе путь, ведущий к смерти, она – напротив воли вступила на этот путь. – Но по воле, покорившего ее, т.е. по воле Бога, Который уже при сотворении подчинил тварь человеку и потом, по грехопадении человека, указал всей твари тот же путь, что и ее господину: она, как служащая человеку, не могла возвышаться над ним своим уделом (Феодорит) [По Цану, под «покорившим» Апостол подразумевает Адама, так как об Адаме Бог сказал: «проклята земля из–за тебя» (Быт 3.17). ]. – В надежде. Это, конечно, не есть в собственном смысле надежда, которая составляет достояние только разумного существа, а некоторое смутное предчувствие. Правильнее же здесь видеть поэтическое олицетворение твари, как бы живого мыслящего существа. – Что... По русскому переводу здесь указывается содержание надежды, о которой только что сказал Апостол. Другие новейшие переводы видят здесь доказательство выше приведенной мысли о том, что надежда на восстановление есть и у твари (тут уже, на основании некоторых древних кодексов, читают не οτιι = что, αδιοτι = потому что). Так как, однако, ранее еще не было сказано, на что же именно надеется тварь, то вероятнее перевод русский. Только следующее слово сама (αυτη) должно быть заменено местоимением она, чтобы не получилось повторения подлежащего, как в русском переводе (тварь... в надежде, что и сама тварь...). Тогда можно будет перевести так: «тварь... в надежде, что и она, тварь, освобождена будет...»Рабства тлению (της φθορας). Родительный падеж тления – это т. наз. родительный принадлежности. Апостол хочет сказать, что рабству или служению, какое совершает тварь в настоящем положении, нельзя дать иного определения, как тление. Все, что ни производит тварь, все это необходимо распадается и делается тлением (ср. ст. 20 – суета). – Значит ли это, однако, что тварь, неразумная природа, до грехопадения человеческого была нетленною? Хотя некоторые из древних церковных толкователей склоняются к утвердительному ответу на этот вопрос, зато другие с ясностью говорят, что "вся видимая тварь получила в удел естество смертное, потому что Творец всяческих провидел преступление Адама и тот смертный приговор, который будет на него произнесен" (Феодорит). Новейшие толкователи (напр., Richter) также почти согласно признают, что природа и была создана тленною и что человек к этой тленности прибавил еще с своей стороны ухудшения разного рода: он стал избивать и мучить животных, опустошать леса и цветущие поля превращать в пустыни и т. д. Вследствие этого природа и стала служить пустоте и тлению (последствия греха Адама). Такое состояние может окончиться, след., только тогда, когда человек совершенно освободится из–под власти греха и снова восстановлен будет в нем образ Божий. – В свободу славы, т.е. в то состояние, до которого должна достигнуть тварь через свое освобождение от закона суеты. Свобода эта будет дана твари тем, что сыны Божии или верующие будут прославлены, получат славу, которая, конечно, будет состоять в освобождении их телесности от подчинения тлению (1Кор 15.42 и сл.). Эту славу Господь назвал пакибытием (Мф 19.28). Таким образом, выражение свобода относится к твари, а слава – к сынам Божиим. Преосв., Феофан говорит об этом будущем состоянии твари: "не будет ли тварь состоять из тончайших стихий – подобно разнообразному сочетанию радужных цветов"? Но Апостол не дает об этом никаких ближайших указаний...

22 Если бы – как бы говорит Апостол – не было у твари такой надежды, то что означали бы ее стоны? Таким образом, из стонов твари о своем бедственном состоянии Апостол выводит заключение о том, что тварь ожидает себе восстановления в первобытном своем состоянии. – Знаем. Апостол ссылается здесь на общенаблюдаемые факты из жизни природы. Люди, мыслящие и наблюдательные, должны хорошо знать, что природа находится в ненормальном состоянии. Они как бы слышат ее вздохи! – Стенает и мучится... В том и другом выражении содержится намек на то, что природа испытывает такие же тяжкие муки, какие испытывает рождающая женщина (на это особенно указывает слово мучитсяσυνωδινει, корень которого – αδινες означает «муки родильницы»). Этим Апостол указывает на то, что мучения природы – не бесцельны: она тщится, так сказать, породить новую жизнь, но не может этого достигнуть. Отсюда нам проясняется и значение многообразных катастроф, какие испытала и продолжает испытывать наша планета. Они не бесцельны и не бессмысленны, а представляют собою только отдельные моменты, какие должна пройти наша планета на пути к той фазе своего существования, которая совпадет с восстановлением славы чад Божиих.

23 Здесь начинается второе доказательство в пользу мысли о будущем прославлении сынов Божиих. – Мы сами, т.е. христиане. – Начаток Духа. Здесь слово Духа представляет собою обозначение того, в чем состоит начаток (эта т. н. genitiv. epexegeticus). Мы, христиане имеем. Духа Св. как начаток, первый дар из всех, нас ожидающих в будущей жизни, благ. – В себе стенаем, т.е. внутри, молча, не обнаруживая своей скорби, как неразумная природа. – Усыновления. Хотя верующие уже имеют это благо (15 и ст.), но только как внутреннее сознание, и как известное право, которое еще не осуществлено вовне и в полном виде. – Искупления тела нашего, т.е. освобождения его от всех несовершенств настоящей фазы его существования или, лучше, от тления (ст. 21), когда оно станет телом нетленным (Флп 3.21; 2Кор 5.2 и сл.; 1Кор 15.51). Это совершится или через воскресение (для умерших 1Кор 15.42 и сл.), или через изменение для тех, кто доживет до 2–го пришествия Христа (1Кор 15.52).

24 - 25 Что верующие действительно воздыхают об усыновлении, Апостол здесь доказывает тем, что они имеют надежду. – Мы спасены в надежде. Спасение, о котором Апостол говорил выше, с одной стороны, есть факт уже совершившийся (спасеныεσωθημεν – аорист), но с другой стороны, полное спасение составляете пока еще только предмет нашей надежды. – Надежда же, когда видит... Эти слова 24–го стиха недостаточно ясны. Правильнее читать (как в греч. и слав.): «надежда, которую видят» (т.е. когда предмет надежды уже видим). Такая надежда не может быть названа и надеждой! Апостол, таким образом, хочет здесь сказать христианам, которые не удовлетворялись своим внешним положением, следующее: "вы, конечно, высоко цените свою христианскую надежду. Она составляет одну из трех важнейших христианских добродетелей (1Кор 13.13). Как же вы хотите, чтобы вам уже здесь, на земле, дано было полное искупление? Ведь в последнем случае вам пришлось бы расстаться с надеждою, покончить навсегда с своими ожиданиями лучшего будущего. Хорошо ли это было бы для вас?! Но вы надежду эту имеете, не расстаетесь с ней, и этим свидетельствуете, что вы еще чего–то ждете в будущем, что вам чего–то недостает". – Ожидаем в терпении. Этими словами Апостол еще более усиливает свое доказательство. У христиан есть надежда и надежда стойкая, крепкая (в терпенииδι 'υπομονης). Ужели эта стойкость не имеет никакого смысла? Ужели это выработанное христианами в себе равнодушие и презрение к земным благам, когда из–за них приходилось жертвовать интересами веры, ничего не говорит? Нет, оно ясно свидетельствует о том, что они чувствуют ненормальность, несовершенство своего настоящего, земного, существования, и стремятся к небесному прославлению, к полному искуплению и спасению.

26 Третье доказательство того, что нам предстоит прославление – это свидетельство Духа Святого, который также ходатайствует для нас о чем–то высшем. – В немощах наших – по более засвидетельствованному чтению: в немощи нашей (τη ασθενεια ημων). Здесь можно видеть указание на слабость нашей молитвы. – Как должно, т.е. по мере являющейся в каждом отдельном случае нужды. Вообще мы знаем, о чем нам молиться – это, конечно, окончательное наше спасение, – но мы не знаем, на что именно нужно обратить особенное внимание в данных условиях, чтобы счастливо достичь желаемой цели. – Воздыханиями неизреченными. Дух Божий выступает пред Богом с мольбою за нас, причем Его мольбы не облекаются в слова человеческих молитв: в обращении Своем к Богу Дух не имеет нужды в словах. Очевидно, Апостол отличает эти воздыхания Духа от воздыханий христианина (ст. 23). Они – не продукт нашей душевной жизни, а нечто отдельное, самостоятельное, хотя и совершающееся именно в нас. Таким образом, эти воздыхания можно отличать и от молитв вдохновенных христиан, какие они произносили при богослужении, потому что для молитвы, которые приносил, напр., владеющий даром языков (1Кор 14.2), все–таки передавали общепонятными словами. Между тем здесь речь идет о молениях, какие не выражаемы в словах αλαλητοι [Таким образом, мнение Цана, что здесь Апостол говорит о глоссолалии (1Кор 14.2-39), не имеет основания].

27 Апостол здесь указывает, почему Дух ходатайствует за нас в молитве без слов. – Испытующий сердца. Бог здесь так назван потому, что Дух Св. пребывает в сердце человека возрожденного (Рим 5.5) и хотя Его ходатайство ничем не обнаруживается вовне, Бог, пред которым открыты все сердца людей, знает об этом ходатайстве. – Какая мысль у Духа, т.е. что выражается в Его воздыхании, к чему Он устремлен. – Потому что... Апостол только что сказал, что Бог знает о ходатайстве Духа. Этим он дал понять, что Господь и признает, принимает Его ходатайство. Почему же? Потому, что Дух в Своих ходатайствах не идет против планов Божественного домостроительства, а напротив, совершенно согласен с ними. Он ходатайствует по воле Божьей (κατα Θεον), т.е., как того хочет Бог. Кроме того, Он ходатайствует за христиан, как за святых, т.е. как за людей достойных, которые уготовали сердца свои к тому, чтобы они служили храмом Св. Духа.

28 - 29 Чтобы еще более убедить христиан в том, что их ожидает прославление, Апостол указывает теперь на их призвание ко Христу. Недаром они призваны – это значит, что Бог, в любви своей к ним уже заранее предузнал их и предопределил к тому, чтобы они были подобны образу сына Его. Ясно, что Он доведет свое дело в отношении к нам до конца! Затем ввиду этого сказанного в первой части Апостол (с 31 ст.) громко возглашает о своей уверенности в окончательном спасении, потому что никакое препятствие не сможет отстранить верующих от любви Божией и от любви Христовой. Это как бы триумфальная песнь по случаю одержанной над противниками спасения людей победы.

28 Так как христиане все–таки могли смущаться при мысли об ожидающих, быть может, уже начавшихся против них, гонениях, то Апостол считает нужным внушить им правильный взгляд на всякие испытания и страдания. Он успокаивает христиан до конца, что Бог любящих Его не оставит, в особенности потому, что Он Сам же призвал их ко Христу. Все, что ни случится с ними неприятного в жизни, на самом деле, по устроению Божественного промысла, обратится им на пользу. – Любящим Бога, т.е. истинным христианам – не тем, которые только называются так, а тем, которые действительно любят своего отца Небесного. – Призванным по Его изволению... Куда призванным? К Вере во Христа, в Церковь Христову. Сюда призваны верующие по изволению (κατα προθεσιν). Чье это изволение? Их собственное или Божье? Русский перевод, прибавляя выражение Его, ясно толкует это выражение во втором значении, но Отцы и учители восточной Церкви понимают это выражение, как обозначающее произволение, согласие призываемых (Иоанн Злат., Феодорит, Феофилакт и др.). Так как здесь Апостол говорит о том, что должно особенно успокоить сердца верующих, то нет сомнения, что он сам мог разуметь здесь только Божие изволение или предначертание о верующих, а не их собственное изволение, которое вовсе не могло служить для них каким–либо особенно прочным ободрением. Притом в IX гл. 11–й ст. (Рим 9.11) Апостол прямо называет изволение относительно избрания Божиим, так что русский перевод является совершенно правильным. – Все содействует. Христианин, конечно, сам действует в целях достижения вечного блаженства, но в то же время он должен смотреть на все, совершающееся около него и так или иначе входящее с ним в соприкосновение, как на помощь, посылаемую Ему Богом для достижения его цели. Таким образом, и всякие страдания в существе дела являются, с этой точки зрения, вовсе не лишними для христианина, а содействующими ему в его деле. – Ко благу, т.е. во спасение. Все это место представляет собою одно из самых определенных выражений христианского оптимизма.

29 - 30 Апостол теперь разъясняет, на чем основано было изволение Божие о людях, и как он привел это изволение в осуществление. – Предузнал. Изволение Божие основано было на том, что Бог уже видел пред Собою христиан такими, какими они явились тогда еще, когда они не существовали. Он предвидел их веру, их любовь к Богу – все это для Него было как бы уже существующим (Рим 4.17). – Предопределил. Здесь предопределением называется то же, что раньше названо изволением (28 ст.). Конечно, здесь разумеется предопределение не абсолютное, а основанное на предуведении свойств предопределяемых личностей. – Подобными образу Сына Своего. Объяснение этой фразы Апостол дает в выражении 30–го стиха – прославил. Ясно из этого, что Апостол под образом Сына Божия разумел славу, какую получил Христос по совершении дела искупления, и которая для верующих будет состоять в усыновлении и избавлении их тела (ст. 23). – Дабы Он был... Окончательная и последняя цель, какую имел Бог, предопределяя верующих к славе, уподобляющейся славе Сына Его, состоит в том, чтобы в конце концов образовалась единая семья избранных, в которой Христос, как первородный Сын, занимал бы первое место – был бы Главою (ср. Еф 1.10). – Кого предопределил, тех и призвал. Из этого ясно, что призвание есть первый момент в осуществлении Божественного предопределения. Оно не обращено ко всем, а только к избранным. Это призыв божественной благодати, действующей таинственно на сердце человека и располагающей человека к принятию божественного слова (Флп 1.6,29). Но, во всяком случае, этот призыв не может остаться тщетным: призываемые – это те, кто способен возлюбить Бога и последовать Его призыву, как то предузнано Богом. – Оправдал. Так как оправдание не может иметь места там, где нет веры, то ясно, что Апостол включил веру в понятие призвания. Бог призвал людей, и они уверовали. Вслед за этим совершилось их оправдание. Об освящении Апостол отдельно не говорит, очевидно, отождествляя его с оправданием. – Прославил. Если Христос уже прославлен, то, значит, непременно будут прославлены и верующие в Него. Поэтому Апостол говорит о прославлении их, как о факте уже совершившемся, подобно тому как пророки Ветхого Завета говорили о будущих событиях, как о прошедших. – Заметить нужно, что, хотя Апостол здесь все наше спасение – призвание, оправдание и прославление – приписывает одному Богу, однако он не отрицает необходимости участия в этом деле со стороны самих спасаемых. Так, напр., в послании к Ефесянам он указывает на то, что Бог предназначил нам исполнять добрые дела (Еф 2.10). В послании к Филиппийцам он также говорит, что христиане сами должны совершать свое спасение (Флп 2.12). Здесь же он не упоминает о произволении человеческом потому, что целью его в настоящем случае было – выставить на вид самое твердое основание для уверенности нашей в будущем прославлении. А что могло быть тверже в этом отношении, как не предопределение Божие о спасаемых, выразившееся в их призвании и оправдании?

31 - 32 В этих двух стихах Апостол начинает заключение всего отдела, трактующего об оправдании человека. – Что сказать на это? т.е. что, какое заключение мы можем вывести из всего сказанного? Предполагаемый ответ на этот вопрос может быть только такой: "мы вступили в теснейшее общение с Богом. Бог теперь наш Защитник и Покровитель". – Если Бог за нас... Теперь христианину не страшны никакие враги. – Тот, Который Сына Своего не пощадил... Здесь Апостол подробнее раскрывает свое положение: «если Бог за нас». Если Бог не пощадил Своего Собственного Сына – что было бы весьма естественно, – но предал Его на смерть за всех нас (по контексту речи, слова эти относятся к избранным – главным образом), то с Ним, т.е. даруя Его, Бог, очевидно, дарует нам и все, что необходимо нам для того, чтобы вопреки всяким затруднениям, достичь окончательного спасения. Это все будет несравненно меньшим, чем тот Единый дар, т.е. Сам Христос!

33 - 34 Вопрос: «кто против нас?» Апостол разлагает теперь на ряд отдельных вопросов и дает на эти вопросы ответы. В этих двух стихах Апостол имеет в виду противников идеи христианского спасения, прикрывающихся некоторыми соображениями юридического характера. – Кто будет обвинять... Всякое обвинение христиан, как недостойных будто бы спасения, было бы бесцельным, когда высшая инстанция, именно Сам Бог, является оправдывающим их. – Кто осуждает... Вопрос, параллельный предыдущему. Никто не может предать христиан осуждению, когда Единственный, Кто имеет право судить и осуждать (Рим 2.15), именно Христос, умер за нас, т.е. сделал все, для того чтобы освободить нас от осуждения и проклятия. Но мало того, что Он умер – смерть сама по себе, без последующего воскресения Христа, не могла еще дать нам уверение в нашем оправдании. – Он и воскрес! Следовательно, мы имеем достаточное основание не бояться осуждения. Наконец, Христос продолжает ходатайствовать за нас пред Отцом Своим, восседая одесную Бога.

35 - 37 Здесь Апостол говорит, что от любви Божией не могут оторвать верующих никакие насильственные действия враждебных нашему спасению людей. Так как эти действия производятся людьми, то Апостол, и здесь начинает вопрос вопросит. местоим. мужского рода: кто. – От любви Божией. Бог нас любит и хочет спасти, а злые люди своими враждебными действиями, которые могут поколебать в нас веру, хотят преградить любви Божией путь к нам: если мы окажемся неверны Богу, то, конечно, потеряем расположении Божие. – Скорбь или теснота – объясн. см. Рим 2.9. Гонение (διωγμος) – судебное преследование. – Меч – смертная казнь через усечение мечом. – Как написано. Апостол видит в Пс 43.23, который он приводит по тексту LХХ, не только доказательство того, что верующие во Христа терпят то же, что и верующие Ветхого Завета, но и пророчество о том, что христианам – очень многим – предстоит претерпеть насильственную смерть. – За тебя. По контексту речи, это выражение нужно относить к Богу, а не ко Христу. Мученичество в то время понималось, как прославление Бога (см. Ин 21.19). – Всякий день – правильнее: «целы» (ολην) день". Враги смотрят на христиан, как на овец, обреченных на заклание, которое совершается в течение целого дня, безостановочно. То один, то другой христианин вырывается из общества верующих, чтобы быть казненным за веру. – Но все преодолеваем. Победа наша над всеми искушениями – чрезвычайная (υπερνικωμεν), потому что мы все эти искушения не только побеждаем, но и обращаем их себе на пользу. – Возлюбившего. Здесь нужно разуметь Бога (а не Христа), о любви Которого к нам шла речь и выше.

38 - 39 Уверенность в том, что верующий препобеждает всякие искушения, Апостол подкрепляет здесь своим заверением, что никакая сила, как бы она на была могущественна, не отлучит верующих от любви Божией.

Ни смерть, ни жизнь, т.е. умрем ли мы, останемся ли в живых – мы все равно пребудем в любви Божией. О смерти упоминает Апостол прежде жизни ввиду опасностей, постоянно окружающих христиан (ст. 36). – Ни Ангелы. Тут вероятнее разуметь добрых ангелов, потому что где речь об ангелах злых, то они всегда называются или ангелами диавола, или ангелами согрешившими (Мф 25.41; 2Пет 2.4). Апостол, впрочем, не говорит, что ангелы добрые на самом деле, стали бы вредить спасению верующих – он только, как выражается блаж. Феофилакт, говорит предположительно (ср. Гал 1.8). – Ни Начала. Некоторые толкователи видят здесь указание на особый чин ангелов, но с этим мнением нельзя согласиться, потому что Апостол в таком случае поставил бы на одной доске целое и его часть (Ангелы – целое и Начала – часть). Нельзя также видеть здесь указания на демонские силы, потому что, опять, эти силы нигде не называются просто началами. Естественнее всего видеть здесь обозначение человеческих властей, земное начальство. – Ни силы. В большинстве древних кодексов это слово читается после выражения: будущее. Здесь указывается на силы вообще – личные и безличные, земные и сверхземные.

Ни настоящее, ни будущее. Ср. 1Кор 3.22. Это понятия общие: указания на страдания, как некоторые думают – здесь нет. – Ни высота, ни глубина. Очень вероятно предположение (Lietzmann'а), что Апостол здесь имеет в виду звездные силы, во влияние которых на жизнь человека тогда верили. По крайней мере, греческие термины, какие он здесь употребляет, чисто астрологические (υψωμα – падение звезды, αβαθος – это находящееся за горизонтом небесное пространство, откуда поднимаются звезды). Апостол мог в этом случае предупреждать христиан не бояться влияния звезд на их судьбу. – Ни другая какая тварь, т.е. ничто другое из сотворенного, о чем Апостол не упомянул выше. – От любви Божией во Христа Иисуса, т.е. от любви Божией, которая открылась, сосредоточилась во Христе и через Него действует в человечестве.