1
Въ первый годъ Велшацара, царя Вавилонскаго, Даніилъ видѣлъ сонъ, и видѣнія главы своей на ложѣ своемъ. Онъ тогда же записалъ этотъ сонъ, пересказалъ содержаніе словъ.
2
Даніилъ сказывалъ: «въ видѣніи моемъ, ночью, видѣлъ я, и се, четыре небесныхъ вѣтра волнуютъ великое море,
3
и четыре большихъ звѣря выходятъ изъ моря, непохожіе одинъ на другаго.
4
Первый какъ левъ, а крылья у него орлиныя; я смотрѣлъ на него, какъ наконецъ оборвали крылья ему; тогда онъ приподнялся отъ земли, и сталъ на двухъ ногахъ, какъ человѣкъ, и сердце человѣческое дано ему.
5
И вотъ, потомъ второй звѣрь, похожій на медвѣдя. Онъ стоялъ подлѣ перваго, и три ребра во рту у него между зубами его; и сказали ему такъ: встань, много ѣшь мяса.
6
Послѣ сего видѣлъ я, и вотъ, другой, какъ барсъ; и на спинѣ у него четыре птичьихъ крыла, и четыре головы у сего звѣря; и владычество было дано ему.
7
Потомъ я видѣлъ въ ночныхъ видѣніяхъ, и се, четвертый звѣрь страшный и ужасный и весьма сильный; зубы у него большіе, желѣзные; онъ пожираетъ и терзаетъ, а остатки попираетъ ногами. Онъ былъ отличенъ отъ всѣхъ прежнихъ звѣрей, и десять роговъ у него.
8
Я смотрѣлъ на сіи роги, и се, поднялся между ними небольшой рогъ, и три изъ прежнихъ оныхъ роговъ исторглись предъ нимъ; и се, глаза въ семъ рогѣ, какъ глаза человѣчьи, и уста говорящія высокомѣрное.
9
Наконецъ я увидѣлъ, что поставлены были престолы, и возсѣлъ Вѣчный. Одежда на Немъ была какъ снѣгъ бѣлый, и власъ главы Его какъ волна чистая; престолъ Его пламень огненный, колеса подъ Нимъ — горящій огонь.
10
Предъ Нимъ текла, и отъ Него исходила огненная рѣка; тысячи тысячъ служили Ему, и тьмы темъ предстояли предъ Нимъ. Судъ сѣлъ, и книги были раскрыты.
11
Тогда я видѣлъ, — за голосъ высокомѣрныхъ словъ, которыя говорилъ оный рогъ, звѣрь сей наконецъ, какъ я видѣлъ, убитъ былъ, и тѣло его погублено, и отдано огню на сожженіе.
12
Да и прочіе звѣри лишились владычества своего, и продолженіе жизни было дано имъ на время и до срока.
13
Видѣлъ я въ нощныхъ видѣніяхъ: и се, на облакахъ небесныхъ шелъ подобный сыну человѣческому; и пришелъ предъ Вѣчнаго, и привели Его къ Нему.
14
И дана Ему власть, и честь, и царство, и всѣ народы, племена и поколѣнія стали служить Ему; владычество Его владычество вѣчное, которое не прейдетъ, и царство Его не исчезнетъ.
15
У меня, Даніила, тосковалъ духъ внутри вмѣстилища своего, и видѣнія главы моей встревожили меня.
16
Я подошелъ къ одному изъ оныхъ предстоящихъ, и просилъ у него подлинности на все сіе. Онъ отвѣтствовалъ мнѣ, и открылъ мнѣ значеніе словъ.
17
Сіи большіе звѣри, коихъ четыре... четыре царя востанутъ отъ земли;
18
и потомъ уже примутъ царство святые Всевышняго; и будутъ владѣть царствомъ во вѣкъ и во вѣки вѣковъ.
19
Тогда я возжелалъ подлинности на четвертаго онаго звѣря, который былъ непохожъ на всѣхъ прочихъ, и очень страшенъ, у коего зубы желѣзные и когти мѣдные, который пожиралъ, терзалъ, а остатки попиралъ ногами;
20
и на десять роговъ, которые на головѣ его, и на другой рогъ поднявшійся, предъ которымъ три пали, и на то, что въ рогѣ ономъ глаза и уста, говорящія высокомѣрное, и что онъ видомъ былъ больше сосѣдей своихъ.
21
Я видѣлъ, какъ оный рогъ произвелъ битву со святыми, и бралъ надъ ними верхъ
22
доколѣ не пришелъ Вѣчный, и власть судить была дана святымъ Всевышняго, и наступило то время, когда приняли царство святые.
23
Онъ сказалъ такъ: звѣрь четвертый... царство четвертое будетъ на землѣ, непохожее на всѣ прочія царства, и станетъ пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее.
24
А десять роговъ отъ онаго царства... десять царей возстанетъ въ немъ, и другой возстанетъ послѣ нихъ, и будетъ сей непохожъ на прежнихъ; и низложитъ трехъ царей,
25
и на Всевышняго произнесетъ злословіе, и будетъ губить святыхъ Всевышняго; и возмечтаетъ перемѣнить у нихъ времена и законъ, и они отданы будутъ въ руки его на время, времена и полвремени.
26
И тогда сядетъ судъ, и отнимутъ у него власть на погибель и окончательное истребленіе.
27
Царство же и власть и величіе царствъ всея поднебесныя отдано будетъ священному народу Всевышняго. Царство Его будетъ царство вѣчное, и всѣ государства будутъ служить и повиноваться Ему.
28
Здѣсь конецъ слова онаго. Хотя меня, Даніила, мысли мои очень смутили и видъ мой измѣнился на мнѣ: но видѣніе сіе я сохранилъ въ сердцѣ моемъ.