«БИБЛИЯ МАКАРИЯ»:
НОВАЯ ИСТОРИЯ СТАРОГО ПЕРЕВОДА

Дмитрий Розет

Два года назад в руках российских Свидетелей Иеговы вместо обычных Библий в Синодальном переводе — зачастую купленных в христианских книжных магазинах — появилось новое издание карманного формата в твердом черном переплете с серебряным тиснением «Священное Писание». В 1998-2000 годах сотрудники Центра апологетических исследований тщательно изучили эту публикацию. Результаты этого анализа мы и предлагаем вашему вниманию.

 

21 января 1997 года в Голубом зале санкт-петербургского Дома дружбы и мира на Фонтанке Свидетели Иеговы организовали официальную презентацию своего нового издания. Первая фраза опубликованного ими по этому случаю пресс-релиза «Исторический перевод Библии, доступный теперь русскому народу» звучала так:

Новый полный перевод Библии на русский язык выпущен в наши дни в рамках международной издательской деятельности (курсив мой, Д.Р.).

Эта фраза звучит несколько странно: во-первых, пресловутому «новому переводу» — не менее полутора веков, а во-вторых, ни о каком полном переводе речи вообще идти не может, поскольку текст Нового Завета целиком и без каких-либо изменений взят из Синодального перевода. Тем более, что чуть ниже в том же самом пресс-релизе сказано:

Перевод ветхозаветной части Библии — это труд церковных деятелей Герасима Петровича Павского и архимандрита Макария, или Михаила Яковлевича Глухарева… Так как Павский и Макарий перевели только Ветхий Завет, новозаветная часть этой Библии была перепечатана с Синодального издания (курсив мой, Д.Р.).

Об этом же говорится и в предисловии к новому изданию:

... представленные в нашем издании переводы Еврейских Писаний были сделаны более 150 лет назад... (с. 6; курсив мой, Д.Р.).

В официальных публикациях Общества Сторожевой Башни уточняется, что использованный в новом издании текст Ветхого Завета целиком представляет собой авторский перевод, сделанный архимандритом Макарием. Единственным исключением является книга Псалтирь, которая приводится в переводе протоиерея Павского.

Читателю предлагаются два труда: книги Еврейских Писаний в переводе архимандрита Макария (Михаила Глухарева [1792-1847]) и книга Псалтирь в переводе протоиерея, законоучителя императора Александра II, доктора богословия, профессора еврейского языка Герасима Петровича Павского [1787-1863] (Предисловие к «Библии Макария», с. 5).

Как бы то ни было, новое издание стало известно под именем «Библии Макария». Так мы и будем ее именовать в дальнейшем.

 

Почему именно Макарий?

Но уже сам по себе факт издания «Библии Макария» порождает другой вопрос: зачем Обществу Сторожевой Башни вообще понадобилось издавать перевод Макария, если у них есть свой собственный «Перевод нового мира» (ПНМ)? Этот вопрос тем более интересен, что сами Свидетели Иеговы в своих публикациях признают несовершенство вновь опубликованного ими текста:

Библия Макария похожа на утвержденное церковью Синодальное издание. В обоих изданиях есть места, которые трудно понять из-за использования устарелых слов и выражений («Исторический перевод, доступный теперь русскому народу»).

О своем переводе Свидетели, конечно же, отзываются совершенно иначе:

Многие переводчики переиначивают или же опускают отрывки Писания, «Перевод нового мира», напротив, настолько верно придерживается языка оригинала, что при помощи этого перевода мы стали яснее понимать ряд библейских вопросов («Сторожевая башня», 15.01.97, с. 6).

Так почему Свидетели Иеговы не издали на русском языке столь высоко оцененный ими «Перевод нового мира» — хотя он уже существует на целом ряде других языков — и предпочли ему старый и не всегда понятный перевод Макария?

При личной встрече представители российского Управленческого центра (для краткости я буду называть его просто «Солнечное», по названию поселка под Санкт-Петербургом, где он находится) пояснили нам, что работа над изданием ПНМ на русском языке ведется, но еще далека от завершения, а потому было решено издать один из уже существующих переводов, а уже конкретно перевод Макария был выбран, поскольку он, по мнению Общества Сторожевой Башни, наиболее близок к еврейскому оригиналу.

Насколько можно судить по официальным публикациям Сторожевой Башни, сопровождавшим «Библию Макария», у нового издания есть два преимущества по сравнению с прочими русскоязычными переводами: (1) тетраграмма YHWH переведена словом «Иегова», а не «Господь» в 3500 (по другим источникам 3600) случаях; (2) в некоторых местах исправлены неточности традиционных переводов.

Что можно сказать по этому поводу? Нельзя не признать, что существующие сегодня переводы Ветхого Завета на русский язык действительно не передают некоторых особенностей еврейского текста (например, не передают разницу между тетраграммой YHWH и словом «Адонай»). В этом отношении «Библия Макария» действительно несколько более удобна для исследователя. Однако это удобство во многом уравновешивается недостатками:

  • чтение «Иегова» является неправильной, искусственной огласовкой тетраграммы YHWH;
  • в переводе присутствует определенная непоследовательность: тетраграмма YHWH переведена словом «Иегова» далеко не во всех случаях. Так, в еврейском тексте книги Второзакония тетраграмма встречается более 500 раз, а слово «Иегова» в новом издании — лишь чуть менее 400 раз. В частности, тетраграмма переведена словом «Господь» в таком богословски значимом отрывке, как Второзаконие 6.4-5.

Что касается более точного перевода ряда стихов (Еккл 3.11 и Мал 2.16), следует признать, что в этих отрывках «Библия Макария» действительно предлагает более точный перевод, соответствующий современным западным версиям. Однако и здесь все обстоит не так гладко. Принципы трезвого, сбалансированного отношения к переводу Макария хорошо изложены в работе И.А. Чистовича «История перевода Библии на русский язык» (М.: РБО, 1997, репринтное издание), на которую Свидетели Иеговы ссылаются в своих публикациях:

Архимандрит Макарий имел перед глазами перевод Г.П. Павского и только в некоторых местах исправлял его по своему разумению... Некоторые исправления Макария были неудачны как в отношении верности и точности перевода, так и в отношении к языку... Впрочем, некоторые места у Макария переведены точнее, нежели у Павского (сс. 329-331).

Итак, мотивы, побудившие Свидетелей Иеговы выбрать именно перевод Макария, вполне ясны. Но самого архимандрита Макарий, искреннего и глубоко верующего православного христианина, — как бы ни был он огорчен равнодушием властей и современников к своему переводу — едва ли обрадовала бы мысль о том, что спустя полтора века плодами его трудов воспользуется организация, отрицающая и извратившая историческое христианское учение, проповеди которого он посвятил всю свою жизнь.

 

Поразительное открытие

Важно отметить, что во всех известных нам публикациях Свидетелей Иеговы по данному вопросу упоминается только один источник текста, воспроизведенного в «Библии Макария»: журнал «Православное обозрение» за 1860-1867 годы.

Библия Макария пролежала в безвестности до 1993 года. Как уже упоминалось во вступительных словах, в том году были обнаружены старые журналы «Православное обозрение» с текстом этой Библии; эти журналы хранятся в отделе редких книг Российской национальной библиотеки. Свидетели Иеговы осознали, как важно сделать эту Библию доступной массовому читателю. Российская национальная библиотека разрешила Управленческому центру региональной религиозной организации Свидетелей Иеговы в России снять копию с перевода Макария, чтобы подготовить его к изданию («Сторожевая башня», 15.12.97, с. 27).

Спустя лишь 30 лет его [Макария] работы стали публиковаться в журнале «Православное обозрение» за 1860-1867 годы. Так как сохранилось небольшое количество экземпляров этого журнала, сегодня переводы архимандрита Макария крайне трудно найти. И все же они были обнаружены в городе Санкт-Петербурге в Российской Национальной Библиотеке, с любезного разрешения которой была предоставлена копия, послужившая основанием для настоящего издания (Предисловие к «Библии Макария», с. 5).

На пресс-конференции эта трогательная история была изложена так убедительно, что поначалу никому и в голову не пришло сравнить опубликованный Свидетелями текст с оригиналом из «Православного обозрения». Но в конце 1997 года к нам в руки случайно попало Пятикнижие Моисеево в переводе архим. Макария, частями публиковавшееся в «Православном обозрении» в период с августа 1863 по декабрь 1864 года.

Вообразите себе, какое потрясение ожидало сотрудников Центра апологетических исследований, когда, сравнив два текста между собой, мы обнаружили невероятное множество очень серьезных расхождений! Не совпадало написание имен, нумерация некоторых стихов, некоторые фразы звучали совершенно иначе, а главное — имя «Иегова» в издании Свидетелей Иеговы встречалось гораздо чаще!!!

Неужели Общество Сторожевой Башни в каких-то своих целях намеренно исказило исторический перевод?! В рамках официально опубликованной информации этот вывод выглядел совершенно бесспорным. Настораживало лишь то, что почти никакие обнаруженные изменения не могли принести Свидетелям Иеговы выгоды, но при всем том выглядели настолько грубыми, что невольно напрашивался вопрос: зачем Обществу Сторожевой Башни рисковать своей репутацией ради абсолютно бессмысленных искажений текста?

В конце концов, дабы исключить любую возможную необъективность с нашей стороны, мы изложили накопившиеся у нас вопросы в виде статьи объемом в 12 машинописных страниц и 9 февраля 1999 года направили ее в Российский Управленческий центр Свидетелей Иеговы в пос. Солнечное.

 

Неожиданный поворот

Ответ, полученный из Солнечного, преподнес еще один сюрприз: оказывается, текст нового издания был составлен из нескольких вариантов перевода Макария, просто Свидетели не сочли нужным упомянуть об этом факте в своих публикациях:

Подготовка к изданию Библии в переводе Макария длилась с декабря 1994 года по ноябрь 1996 года. В ходе исследовательских работ мы обнаружили, что переводы Макария выходили в свет в 60-х годах XIX века в двух версиях одна публиковалась в журнале «Православное обозрение», а другая — в отдельно издаваемых книгах. Сравнивая эти две версии, мы увидели, что текст некоторых книг Ветхого Завета одинаковый, а некоторых — разный. Поэтому при выборе текста отдельных книг мы руководствовались следующим критерием: насколько та или иная версия близка к оригиналу. <…> Основную часть перевода Макария (575 глав, 74%) мы взяли из «Православного обозрения» — Бытие, Исход, Судей и с 1 Царств до Иезекииль (кроме Псалтиря, т. к. он опубликован в переводе Павского). Поэтому в предисловии к «Священному Писанию», а также в брошюре и пресс-релизах, сопровождавших это издание, мы написали, что этот перевод взят из «Православного обозрения». Однако в данном случае, как следует из современного российского законодательства, мы не обязаны указывать на источник использованного перевода (Письмо от 9 марта 1999 г., адресованное автору этой статьи).

17 марта 1999 г. в Российской национальной библиотеке мы встретились с представителями Управленческого центра Свидетелей Иеговы, и на этой встрече они документально подтвердили, что опубликованный текст перевода Макария был составлен на основании подлинных изданий XIX века. Таким образом, предположение о том, что текст из «Православного обозрения» был намеренно искажен, отпало.

Означает ли это, что у нас не осталось никаких вопросов к Свидетелям Иеговы? Отнюдь. Просто наши вопросы переместились в другую плоскость. Обратите внимание на одну фразу из процитированного выше письма: «Поэтому при выборе текста отдельных книг мы руководствовались следующим критерием: насколько та или иная версия близка к оригиналу» (курсив мой, Д.Р.). Вас ничего не настораживает в этом заявлении? Если Свидетели располагали оригиналом, с которым могли сравнивать разные варианты перевода, то почему они не опубликовали неискаженный оригинал? А если никакого оригинала у Свидетелей не было, то на каком основании они определяли степень близости к нему того или иного текста?

Пояснение, данное представителями Солнечного, поистине заслуживает отдельного разговора:

Поэтому при выборе текста отдельных книг мы руководствовались следующим критерием: насколько та или иная версия близка к оригиналу. Количество упоминаний имени «Иегова» помогает определить это. Например, в одной версии книги Бытие, которая опубликована в отдельном сборнике (от Бытия до Руфи), имя «Иегова» встречается только 5 раз (во второй главе), а в другой версии, которая опубликована в журнале «Православное обозрение», это имя встречается 166 раз. Разумнее предположить, что в той версии, где имя Бога встречается реже, это имя было удалено намеренно, и, следовательно, эта версия более поздняя (Письмо от 9 марта 1999 г.; курсив мой, Д.Р.).

Что и говорить, критерий весьма своеобразный. А почему, интересно, будет менее разумно предположить, что в текст из «Православного обозрения» имя «Иегова» было намеренно вставлено? Но Свидетели, по-видимому, даже не задавались этим вопросом… Во всяком случае, ни в одной из их публикаций такая возможность попросту не оговаривается.

Но допустим на минуту, что Свидетели Иеговы нас убедили, и сборник «Бытие-Руфь» представляет собой более позднюю и искаженную версию текста из «Православного обозрения». В таком случае, согласитесь, было бы нелепо ожидать, что при составлении «Библии Макария» кто-то предпочтет позднюю искаженную версию ранней и более правильной. Однако действительность превосходит все наши самые смелые предсказания: из восьми первых книг «Библии Макария» ПЯТЬ (Левит, Числа, Второзаконие, Иисус Навин и Руфь) приведены по тексту того самого сборника «Бытие-Руфь»!!!

Но может быть, спросит какой-нибудь дотошный исследователь, более поздняя версия была использована лишь потому, что соответствующие тексты из «Православного обозрения» не сохранились или просто были недоступны составителю «Библии Макария»? Понятное, но неверное предположение. Представители Солнечного передали в Центр апологетических исследований толстую подшивку частичных фотокопий всех текстов, использованных или отвергнутых ими в процессе работы над «Библией Макария», и в числе этих документов были тексты всех пяти книг, взятые из «Православного обозрения».

Но на этом неувязки вовсе не заканчиваются. В полном соответствии с выдвинутым представителями Солнечного тезисом «чем реже употребляется имя Бога, тем позднее версия перевода», в перечисленных книгах имя «Иегова» должно встречаться гораздо реже, чем в аналогичных текстах из «Православного обозрения». Однако действительность грубо ломает и это «разумное предположение». Так, в книге Второзаконие из «Православного обозрения» (якобы более ранней) имя «Иегова» не встречается ни разу, а в тексте Второзакония из сборника «Бытие-Руфь» (якобы более позднем и искаженном, но вошедшем в «Библию Макария») — примерно 400 раз!

Вывод: объяснения Свидетелей Иеговы не выдерживают критики, и единственным реальным критерием отбора текстов для «Библии Макария» остаются личные предпочтения анонимных составителей, старавшихся угодить доктринальным предпочтениям своей организации.

 

«Загадочный текст»

Утверждение представителей Солнечного, что «переводы Макария выходили в свет в 60-х годах XIX века в двух версиях», — чистая правда. Одна версия, как уже упоминалась, выходила в московском журнале «Православное обозрение» в период с апреля 1860 по декабрь 1867 г. Вторая версия печаталась примерно в то же время, чуть позже, в московской Университетской типографии (Катков и К°) отдельными томами. Обе эти версии, взятые из фондов Российской национальной библиотеки, были использованы для составления текста «Библии Макария».

О чем Свидетели умолчали в своих публикациях и письмах, так это о том, что текстов в действительности было ТРИ — и третьим оказался тот самый злополучный сборник «Бытие-Руфь»! Благодаря любезности представителей Солнечного, Центр апологетических исследований располагает частичными фотокопиями всех текстов, использованных или отвергнутых Свидетелями Иеговы в процессе работы над «Библией Макария», и даже поверхностное их изучение показывает, что пресловутый сборник не был частью ни одной из двух версий перевода Макария, упомянутых выше, и, скорее всего, вообще не принадлежал перу Макария.

Позвольте мне пояснить последнее утверждение. К сожалению, в сборнике «Бытие-Руфь» из Российской национальной библиотеки (шифр 18.98.3.10) не сохранилось ни обложки, ни титульного листа. В таком же состоянии находится экземпляр этого сборника, хранящийся в библиотеке Санкт-Петербургской духовной академии (инв. № 89488), а, следовательно, сведения о его авторе (авторах) и издателе нам недоступны. Однако мы располагаем достаточным объемом косвенных фактов, чтобы придти к определенному заключению.

Если вы откроете «Библию Макария» на любой из пяти книг (Левит, Числа, Второзаконие, Иисус Навин и Руфь), взятых из загадочного сборника, вы сразу же увидите характерную особенность данного текста. Время от времени в перечисленных книгах встречаются вставки, заключенные в квадратные скобки. Как ни странно, издатели «Библии Макария» не сочли нужным объяснить читателю, ни что означают слова в скобках, ни почему вставки встречаются лишь в пяти книгах, взятых из сборника «Бытие-Руфь».

Что ж, возьмем этот труд на себя. Вставки в квадратных скобках представляют собой дополнения и вариантные чтения из Септуагинты (LXX, классического перевода Ветхого Завета на греческий язык). К такому приему российские издатели Библии прибегали всякий раз, когда хотели дополнить или обогатить еврейский текст греческим. Современным примером подобного подхода может служить Библия, изданная Объединенными библейскими обществами к 100-летию издания русского перевода Библии.

Однако нам точно известно, что архим. Макарий был последовательным противником смешения греческой и еврейской традиций:

Собственно, в этом кратком воспоминании представлена основная методология работы и почти все источники перевода о. Макария: еврейский текст как базисный, современные европейские переводы и комментарии к ним как ориентиры в работе.
Первое, перевод с еврейского, масоретского (МТ) текста. Это была принципиальная позиция, высказанная архим. Макарием во всех его официальных посланиях: и к святителю Филарету, и в Комиссию духовных училищ, и к Нечаеву, и к Государю Императору, и в Св. Синод (Тихомиров Б.А. Предисловие // Пятикнижие Моисеево в переводе архимандрита Макария, СПб.: РБО, 2000, с. XXVII; курсив мой, Д.Р.).
Покойный черниговский епископ Филарет, сказав — в «Обзоре русской духовной литературы» (ч. 2, Чернигов, 1869 г., с. 262), о переводе архимандрита Макария, заметил: «перевод его верен еврейскому тексту, и язык перевода чистый и приличный предмету. Остается жалеть о том, что переводчик мало употреблял в пособие перевод LXX». Упрек — несправедливо обращенный к Макарию, потому что он, не унижая достоинства греческой Библии, поставил себе задачею перевести священные книги с еврейского текста, считая необходимым или, по крайней мере, полезным, чтобы сделан был другой перевод Библии на русский язык исключительно с греческого текста LXX (Чистович, с. 331, курсив мой, Д.Р.).

В свете данных обстоятельств и с учетом того, что ни в одной из достоверных версий перевода архим. Макария никаких вставок из Септуагинты нет, наши сомнения в авторстве текста из сборника «Бытие-Руфь» переросли в уверенность: Свидетели опубликовали под именем Макария чужой текст!

Но для полной ясности хотелось бы определить происхождение нашего таинственного анонимного сборника. Прежде всего, давайте определимся — что именно мы ищем? Подобные сборники в разных переводах издавались в России несколько раз и в просторечии именовались «Восьмикнижиями»:

«Восьмикнижие» — условное, иногда употребляемое в библеистике название первых восьми книг Библии… (Тихомиров, с. XXIX).

Итак, мы ищем Восьмикнижие, переведенное с еврейского текста, со вставками из Септуагинты, предпочтительно изданное в XIX столетии.

Согласно источникам, которыми мы располагаем,
изданий, в той или иной степени соответствующих этим условиям, было два:

во-первых, перевод Восьмикнижия, осуществленный Российским Библейским Обществом в 1820-1825 годах под редакцией Г.П. Павского и изданный в 1825 г. в Петербурге (переиздан в 1861 г. в Лондоне с незначительными изменениями):

Перевод Восьмикнижия 1820-1825 гг. был выполнен на основе комбинации масоретского текста… и Септуагинты… Славянскому тексту этот русский перевод соответствует не всегда, и в отдельных местах его заметно влияние новых западных переводов (Логачев К. Издания русских переводов Библи // Журнал московской патриархии, 1975, № 7, с. 72).

Во-вторых, перевод, сделанный в 1860-х гг. специальной комиссией при Петербургской духовной академии (Е.И. Ловягин, Д.А. Хвольсон, М.А. Голубев и П.И. Саввантов) и публиковавшийся в 1861-1870 гг.

Созданный этой комиссией перевод (основой для которого был масоретский текст, но при создании которого в некоторой степени использовалась и Септуагинта) публиковался в Петербурге частями в 1861-1870 гг. в виде приложений к журналу «Христианское чтение» и в виде отдельных выпусков. Текст Восьмикнижия в этом переводе отличен от текста Восьмикнижия 1820-1825 гг. (Логачев, с. 73).

Относительно перевода священных новозаветных книг, печатавшегося с 1861 по 1870 год в «Христианском чтении», можно сказать, что он исполнен по системе довольно сложной и неодинаковой в отношении к различным переведенным книгам.

Имея перед глазами восемь библейских книг в печатном переводе Библейского Общества, или собственно Г. П. Павского, и прочие книги в литографированном издании перевода того же Г.П. Павского, трудившиеся в переводе предположили исправить этот перевод, снося его с греческою Библиею LXX, или собственно исправить перевод Г.П. Павского, дополняя его из греческой Библии тем, чего нет в еврейском тексте, и пользуясь греческою Библией как пособием для установления правильнейшего чтения тех мест, которые в еврейской казались неясными или попорченными. Начиная с первой же книги, вводимы были в перевод весьма многие слова, части стихов и даже целые стихи, имеющиеся только в греческой и не имеющиеся в еврейской Библии. Переводчики условились обозначать эти вставочные места скобками (вместительными); и уже один простой взгляд на перевод показывает, что таких вставок сделано очень много (Чистович, с. 332, курсив мой, Д.Р.).

Выбирая из двух представленных возможностей, мы склоняемся к тому, что загадочный сборник представляет собой один из немногих сохранившихся экземпляров Восьмикнижия в переводе РБО. Вот, на чем мы основываем такой вывод:

  1. Некоторые полиграфические особенности сборника (единая пагинация, количество страниц, взаимное расположение глав, нумерация тетрадей), по-видимому, указывают на то, что все восемь книг изначально печатались как единое целое.
  2. В числе прочих документов, представители Солнечного передали Центру апологетических исследований копию факса от 21 ноября 1994, подписанного Мэтью Келли (Mathew Kelly) из Переводческого отдела. В этом документе перечислены публикации из фонда библиотеки, копии которых Свидетели Иеговы хотели снять для работы над «Библией Макария». В первоначальном тексте издание под шифром 19.98.3.10 (т. е. сборник «Бытие-Руфь») датировано 1861 г., однако рядом с этой датой бледно, но вполне различимо проступает правка ручкой или карандашом: вопросительный знак и цифры «1822-1825».
  3. Покойный Константин Логачев в своей статье «Издания русских переводов Библии» писал о Восьмикнижии РБО так: «Из почти полностью погибшего тиража сохранилось несколько экземпляров (объемом 424 страницы), не имеющих титульного листа» (с. 77, ссылка 4). Наш сборник прекрасно подходит под это описание.
  4. В этой же статье в качестве иллюстрации Логачев привел фотокопию одной страницы из Восьмикнижия РБО — по всем параметрам (гарнитура шрифта, макет страницы и т. п.) она совершенно совпадает с фотокопиями анонимного сборника, предоставленными нам Свидетелями Иеговы. При этом следует иметь в виду, что статья Логачева была напечатана более чем за двадцать лет до выхода в свет «Библии Макария», а потому никакие обвинения в пристрастности невозможны.
  5. В предисловии к современному переизданию Пятикнижия в переводе архим. Макария Б.А. Тихомиров пишет о «Библии Макария»: «Перевод книг Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Руфь дан по изданию Восьмикнижия РБО».

Мы не настаиваем на том, что это вывод окончательный, — возможно, какие-то новые данные помогут нам еще точнее установить авторство третьего текста, использованного Свидетелями Иеговы. Во всяком случае, мы будем благодарны вам, уважаемые читатели, за любые сведения, способные пролить свет на эту загадку.

Но если наш вывод правилен, это влечет за собой просто катастрофические последствия для репутации Свидетелей Иеговы как исследователей. В предыдущем разделе мы рассматривали критерии, на основании которых составители «Библии Макария» сочли сборник «Бытие-Руфь» поздней и искаженной версией перевода архимандрита Макария. Это утверждение выглядит весьма комично применительно к тексту, который был напечатан за 12 лет до того, как Макарий еще только приступил к работе над своим переводом.

В своем письме от 28 февраля 1999 г., адресованном автору этой статьи, представители Солнечного писали:

… мы все же надеемся, что вы с уважением и пониманием отнесетесь к нашей точке зрения, которая основана не столько на религиозных убеждениях, сколько на изученных фактах и проверенных источниках.

Я готов с пониманием и уважением относиться к любым разумным доводам Свидетелей Иеговы, но боюсь, что в данном случае их позиция никак не тянет на серьезную точку зрения, а вытекает из религиозных убеждений, а именно из их гипертрофированного интереса к имени «Иегова».

 

Официальные объяснения

В одном из писем, полученных автором из Управленческого центра, Свидетели Иеговы предложили свое объяснение некоторых из упомянутых выше фактов (письмо получено по электронной почте, датировано 12 марта 1999 г.).

В Вашем письме Вы справедливо указали на неполный список источников. В некоторой степени это было сделано намерено [sic]. Во-первых, ссылки необходимо указывать в тех случаях, когда того требует Закон. Во всех других случаях решение принимает редакция данного издания: приводить ли весь список источников или указать только наиболее употребимые или вообще их не указывать.

Мысль авторов письма вполне понятна. Но в данном случае речь идет не о нарушении Закона. Претензии к Обществу Сторожевой Башни заключаются в том, что под именем Макария они издали произвольную компиляцию трех разных текстов — в соответствии со своими субъективными представлениями — и не потрудились поставить читателя в известность об этом. Подобный шаг выглядит как явное неуважение к читателям.

Свидетели пишут, что в таких случаях решение о публикации списка источников «принимает редакция данного издания». Предположим. Вопрос в другом — на каком основании в данном конкретном случае было принято именно такое решение? В процитированном отрывке сказано: «В некоторой степени это было сделано намеренно». Но в какой степени? И какими именно намерениями руководствовались издатели? Об этом остается лишь догадываться.

Во-вторых, как известно, почти все издания переводов Библии не содержат в своих примечаниях списка всех источников, которые использовались при создании того или иного перевода. Вы же, к примеру, не будете обвинять в подлоге Православную Церковь за то, что в Синодальном переводе не указаны все источники и места их хранения.

Этот довод также нельзя признать убедительным. «Библию Макария» нельзя сравнивать с переводами Библии, поскольку любой перевод представляет собой единое целое, и его источниками являются оригинальные библейские манускрипты. Публикация же Свидетелей Иеговы представляет собой вторичное издание, произвольный сборник библейских книг в разных переводах.

Более того, информацию о текстах, с которых делался тот или иной перевод, и принципах, положенных в его основу, найти довольно просто — эта информация есть в свободном доступе. Например, в уже упоминавшейся работе И. А. Чистовича можно найти такие сведения относительно Синодального перевода (сс. 333-338). Свидетели же, по неизвестным причинам удерживая информацию о первичных текстах, собранных ими в «Библии Макария», лишают читателя этой возможности.

И в третьих, как Вы, наверное, заметили, мы нигде не указали, что за основу нашего издания взят только лишь текст из «Православного обозрения», на которое мы ссылаемся во всех наших публикациях, как на основной источник. Почему же мы не указали эти ссылки исходя из « элементарной академической честности»? Библия в переводе Макария была издана тиражом в 300 000 экземпляров для широкого бесплатного распространения как в России, так и за ее пределами. Все расходы, связанные с этим, мы взяли на себя (кстати, об этом ни слова в вашей статье). Мы постарались сделать этот великий труд общеизвестным и доступным, в первую очередь, для широких масс. В то же время для исследователей и ученых мы заранее подготовили и сохранили в нашем историческом архиве информационный материал, в котором содержится список всех фондов и хранилищ, а также все копии источников, использованных при издании перевода Макария.

Да, действительно, ни в одной публикации по поводу «Библии Макария» «Православное обозрение» прямо не называется единственным источником. Однако во всех случаях текст публикаций сформулирован таким образом, что к иному выводу придти невозможно. Может ли обычный неискушенный читатель додуматься до того, что под названием «Библия Макария» скрываются три разных текста? Едва ли.

В приведенной выше цитате Свидетели задают как бы риторический вопрос: «Почему же мы не указали ссылки исходя из «элементарной академической честности»? Но этот вопрос так и остается без ответа. Ни стремление «сделать этот великий труд общеизвестным», ни наличие в историческом архиве Солнечного «информационного материала для исследователей и ученых» не объясняют, почему Свидетели Иеговы не сообщили «широким массам», что в действительности представляет собой их издание.

Да, действительно, в первом варианте статьи я не упомянул, что Свидетели Иеговы единолично оплатили все расходы по изданию «Библии Макария». Только что же в этом особенного? «Библия Макария» собрана в полном соответствии с нуждами и желаниями Общества Сторожевой Башни. Ни о каком возвращении России ее исторического достояния речи идти не может. Единственные, кому это издание было выгодно, — сами Свидетели Иеговы. Так кто же еще должен был финансировать этот проект?

Информационный материал «для исследователей и ученых», который упоминается в письме, действительно существует. Подборка частичных фотокопий источников «Библии Макария» и список была предоставлена нам сотрудниками Управленческого центра Свидетелей Иеговы. На основании этих материалов и была подготовлена настоящая статья.

 

Подлог или добросовестная ошибка?

5 апреля 2001 г. автор этой статьи начал на форуме Андрея Кураева (www.kuraev.ru/gb) новую тему, посвященную «Библии Макария» (тема № 7027). Первоначально я просто хотел попросить сведущих людей помочь Центру в установлении авторства сборника «Бытие-Руфь», однако вскоре в теме завязалась дискуссия по поводу того, насколько велика вина издателей «Библии Макария».

Поскольку этот вопрос наверняка волнует людей, знакомых с сутью проблемы, я вкратце попробую представить наиболее четкие позиции, представленные в ходе дискуссии.

Православный апологет Александр Дворкин, заведующий Информационно-консультативным центром свщнм. Иринея Лионского и автор учебника «Сектоведение», не сомневается, что Свидетели Иеговы в данном случае пошли на явный подлог:

Если говорится, что печатается один текст, а воспроизводится другой — это ложь и подлог. Фальсификация — это синоним подлога. Других вариантов нет. Причем это делается не полуграмотным человеком, а профессиональными издателями, знающими все правила перепечаток, цитирования и осведомленных о правилах копирайта. Так что ссылка на неосведомленность и неграмотность, боюсь, в данном случае неактуальна. Все было сделано вполне сознательно и намеренно — вполне в духе «СИ» (Сообщение № 162347, 06.04.2001).

На вопрос о возможных целях такого подлога Александр Леонидович ответил так:

Естественно у меня есть соображения на тот счет, почему «СИ» совершили этот подлог. Только что высказывать мне их совсем не обязательно. Мне лишь достаточно показать, что текст недавно канонизированного широко известного православного миссионера (которому издатели «СИ» даже отказали в праве называться православным), на который ссылаются издатели, не соответствует тому, который они опубликовали. А вот они и должны объяснять, почему они так нечестно поступили и что вынудило их пойти на эту фальсификацию (подлог) (Сообщение № 163292, 10.04.2001).

С другой стороны, некий Свидетель Иеговы, выступавший под псевдонимами «Постнофф» и «Игорь П.», настаивал на том, что любой подлог должен преследовать какую-то цель, и что в случае «Библии Макария» такая цель явно отсутствует:

Посмотрите с любом толковом словаре значение слов «подлог» и «подложить». Там однозначно подразумевается умысел, цель. Извините за педантичность, но если обвинение в подлоге не содержит цели, умысла, то оно даже не дойдет до суда — следователь… ОБЯЗАН будет закрыть дело. Это факт (Сообщение № 163264, 10.04.2001).
Разве Макарий пользовался столь большим авторитетом, чтобы СИ приписали ему переводы, к которым он не имеет никакого отношения? Или «Православное обозрение» пользуется такой же славной репутацией? В чем же цель подлога?
Что до моего личного мнения, то я не обладаю достаточной информацией по этому вопросу. Однако я склоняюсь к варианту ошибки издателей. Ибо, как показывает опыт, Общество всегда было аккуратным в таких вопросах. В изданиях «Перевода нового мира с примечаниями» и греческого подстрочника Нового Завета указаны все использовавшиеся рукописи Писаний (Сообщение № 163268, 10.04.2001).

В ответ на это утверждение другой православный участник, «Андрей В.Ф.», назвал две возможных цели такого подлога со стороны Свидетелей Иеговы:

И все же это подлог. Уж больно много в издательской аннотации того, что не соответствует тексту.
Очевиден также и мотив. Эта фальсификация Библии предназначена для иеговистской экспансии в православной стране.
Не среди воцерковленных православных верующих, а среди людей, с сочувствием относящихся к Православию и доверяющих Православной Церкви, но не слишком сведущих в вопросах веры, не живущих церковной жизнью. Таких по данным статистических исследований в России большинство (есть разные цифры — от 46 до 60 %, точнее сказать не сверяясь с источниками не могу, а источников под рукой нет, но если нужно — будут). С этими людьми нужно как-то завязать «разговор на библейскую тему» — ведь если бы Вы постучались в дверь и с порога заговорили с незнакомым человеком о том, что «Иегова избрал орудие уничтожения ложных религий» и тут же показали соответствующую картинку со зверем, сокрушающим кирху, вряд ли из этого вышло бы что-нибудь на Ваш взгляд хорошее…
А вот навязать несколько заученных библейских цитат по изданию, связанному с именем православного священника — это гораздо проще.
Кроме того, использование дореволюционного издания в определенной «упаковке» создает «оптический обман», впечатление «традиционности» СИ для России: «вот мы какие автохтонные»! (Сообщение № 163381, 10.04.2001).

Предоставляю вам, уважаемые читатели, право решить самим для себя, какая из перечисленных точек зрения наиболее логична и обоснована, или сформулировать свое собственное отношение к проблеме. Но я убедительно прошу вас не забывать, что правильность позиции не определяется конфессиональной принадлежностью и даже личными качествами ее сторонников. Пусть ваше решение будет обдуманным и, насколько это возможно, объективным.

Лично я склоняюсь к мнению, что путаница с библейскими текстами объясняется скорее недобросовестностью или некомпетентностью составителей, нежели их злым или преступным умыслом. Выгода, которую получили Свидетели Иеговы в результате издания «Библии Макария», с моей точки зрения, слишком мала, чтобы они решились сознательно ставить на карту свою репутацию, и без того поколебленную их многочисленными фиаско в прошлом.

 

Библия для исследователей?

Во время пресс-конференции 21 января 1997 г. представитель пресс-службы Свидетелей Иеговы Михаил Морозов сказал:

Мы рады сохранить важную часть русского наследия и надеемся сделать Священное Писание доступным как можно большему числу россиян, любящих Библию. Мы убеждены, что изучение Библии может благотворно сказаться на нравственных принципах человека, содействовать его личному и семейному счастью, а также сблизить человека с Богом («Исторический перевод; доступный теперь русскому народу»).

Та же мысль звучит и в брошюре «Как создавалась Библия Макария» (1997):

Безусловно, все русские люди, желающие читать и понимать Слово Бога, будут рады выпуску Библии Макария. <…> …Труд Макария, Павского и других мужественных переводчиков был не напрасен. Они оставили прекрасное наследие для русских читателей, жаждущих понять Слово Бога (с. 8).

Однако, как сказал один бывший Свидетель Иеговы: «Еще никто не стал Свидетелем Иеговы, читая одну только Библию». У составителей «Библии Макария», видимо, тоже зародились сомнения в том, что перевод, сделанный православными переводчиками, приблизит читателей к пониманию и принятию характерных учений Общества Сторожевой Башни. А потому в самый конец нового издания — даже после подборки географических карт — был включен текст 33-страничной брошюры «Темы для библейских разговоров» (сс. 1431-1463), которую авторы публикации «Как создавалась Библия Макария» скромно назвали «алфавитным указателем библейских тем» (с. 8).

Любой человек, сколько-нибудь знакомый со сравнительным богословием, открыв «Темы», сразу поймет, что все в них изложенное отражает характерные доктринальные позиции Свидетелей Иеговы, и о какой-либо объективности со стороны составителей этого материала говорить просто нельзя. Достаточно бегло пробежать глазами такие разделы, как Ад (раздел 1), Возвращение Христа и Воскресение (разделы 6 и 7), Душа (раздел 12), Иегова (раздел 18), Небо (раздел 32), Троица (раздел 56) или Хронология (раздел 57), чтобы убедиться в том, что, по сути, это краткое изложение учения Общества Сторожевой Башни, систематизированное по алфавиту.

Но тщетно вы будете искать в этой подборке хотя бы одну фразу, которая прямо и честно сообщила бы неискушенному читателю, что под обложкой «исторического перевода Библии» ему ненавязчиво предлагают ознакомиться с учением Свидетелей Иеговы. Предисловие к «Темам для библейских разговоров» написано самыми общими словами:

Эти тематические планы предназначены для того, чтобы ответить на библейские вопросы, которые по всему миру задают чаще всего (с. 1431).

После пресс-конференции 21 января 1997 г. автор этой статьи подошел к вышеупомянутому Михаилу Морозову и спросил, не считает ли он, что «Темы» излагают библейское учение в узко конфессиональном ключе — что, на мой пристрастный взгляд, плохо сочетается с высокой риторикой о возвращении россиянам «исторического наследия» — и как он это объясняет. Полученный ответ сводился к тому, что «Библия Макария» предназначена для исследователей, и если кого-то заинтересуют другие ссылки, не включенные в «Темы», они могут сами их найти.

Это утверждение звучит весьма примечательно в свете того, что Общество Сторожевой Башни последовательно отучает своих членов самостоятельно толковать Писание. Возьмем, к примеру, одну строчку из тех самых «Тем для библейских разговоров»:

Личные толкования извращают места Писания (Раздел 20-А, с. 1445).

В «Сторожевой башне» за 1 октября 1994 г. Свидетели Иеговы выразили эту мысль более полно:

Факт остается фактом, пусть даже не все его признают: мы не можем самостоятельно понять Библию. Нам нужна помощь. <…> Однако в наше время Иегова через свою организацию наделяет преданных служителей пониманием значения упомянутого числа… Это понимание доступно и тебе с помощью опытных в «верном преподавании слова истины» (с. 6).

Таким образом, «Темы для библейских разговоров» не могут служить инструментом для самостоятельного изучения Писания, но представляют собой готовые толкования, которые читатель должен принять без споров и сомнений. В конце концов, в предисловии к «Библии Макария» ее издатели прозрачно намекнули на истинную цель предпринятого проекта:

Мы искренне надеемся, что представленные читателю 39 книг Еврейских Писаний в переводе этих двух усердных и честных людей помогут многим познать единого истинного Бога, имя которого Иегова (с. 6).

Для понимающего, как говорится, достаточно…

 

Что приобрели Свидетели Иеговы?

В «Сторожевой башне» за 15 декабря 1997 г. Свидетели оценили издание «Библии Макария» как «победу в области религии и литературы» (с. 27). Учитывая все сказанное выше, следует говорить, скорее, о победе в области рекламы и PR-технологий. При помощи этого масштабного издательского проекта Общество Сторожевой Башни одновременно решило как минимум три проблемы.

Во-первых, издание «Библии Макария» помогло Свидетелям создать себе более позитивный общественный имидж. В тот момент эта помощь пришлась им очень кстати, поскольку 20 июня 1996 г. московская прокуратура возбудила уголовное дело против Общества Сторожевой Башни, и вот-вот должен был выйти новый закон РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» — соответственно, положение Свидетелей было далеко от стабильности.

Во-вторых, многие Свидетели Иеговы в России, Украине, Молдавии и Прибалтике, наконец, получили Библию, изданную их собственной организацией, тогда как раньше им приходилось пользоваться Библиями, изданными «отступническим христианским миром».

В-третьих, многие библиотеки, учебные заведения и правительственные чиновники получили бесплатный экземпляр «Библии Макария» вместе с пресловутыми «Темами для библейских разговоров» — прекрасная возможность под благовидным предлогом познакомить со своим учением «широкие массы» ничего не подозревающих людей!

 

Христиане и «Библия Макария»

Многие христиане интересуются, не внесли ли Свидетели Иеговы в изданный ими перевод изменений, аналогичных тем, которыми славится «Перевод нового мира». Тщательное изучение «Библии Макария» таких изменений не выявило. Наоборот, в некоторых важных моментах, текст нового издания явно расходится с Переводом Нового Мира, но согласуется с традиционным Синодальным переводом.

  Синодальный
перевод
«Библия Макария» «Перевод нового мира»
Быт. 1:2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. Но земля была необразована и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водами. Земля же была бесформенна и пуста, и тьма была на поверхности водной бездны; и действующая сила Бога двигалась туда-сюда над поверхностью вод.
Исх. 3:14 Я есмь Сущий. Я есмь Тот, Который есмь… Я окажусь тем, кем окажусь.

Учитывая, что текст Нового Завета в «Библии Макария» без всяких изменений взят из Синодального перевода, христиане могут спокойно пользоваться этим изданием (естественно, за исключением пресловутых «Тем для библейских разговоров»), чтобы подтвердить исторические христианские учения.